Раскрой мне глаза…

Минасян Татьяна Сергеевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Раскрой мне глаза… (Минасян Татьяна)

Трое друзей стояли посреди огромного, поросшего светлой весенней травой пустыря, тяжело дышали и разочарованно смотрели то куда-то вдаль, то друг на друга. Так спешить в это таинственное место, так уговаривать родителей, чтобы те отпустили их на весь день за город — и ради чего? На пустыре, о котором им вчера рассказывали столько интересного, не оказалось вообще ничего интересного! Даже выброшенных вещей, среди которых иногда можно найти что-нибудь очень нужное и полезное, там почти не было. А ведь ребята рассчитывали увидеть кое-что гораздо более необычное, чем старый хлам!..

— Митька — гад! Врезать бы ему!.. — злобно сжал кулаки один из мальчишек. — И ведь как заливал — летающая тарелка, сам видел, после нее круги должны остаться! Тьфу!!!

Приятели поддержали его такими же воинственными возгласами и обещаниями «обязательно врезать вруну Митьке», как только он опять появится в их дворе. Однако угрозы эти звучали не слишком уверенно — все трое хорошо понимали, что, скорее всего, такая возможность представится им теперь не скоро. Митька жил на другом конце города и время от времени приезжал в гости к каким-то своим родственникам, обитавшем в том же доме, что и прибежавшие по его наводке на пустырь ребята. В каждый свой приезд он присоединялся к их играм и рассказывал друзьям что-нибудь интересное — за что, собственно, те и принимали его в свою компанию. Вчера таким рассказом стала история о том, что в конце лета он, возвращаясь с родителями с дачи, увидел «что-то очень похожее на летающую тарелку», которая кружила над пустырем возле въезда в город, а в следующую секунду исчезла. Родители, правда, ничего не заметили и сыну не поверили — как он ни просил отца остановиться и позволить ему сбегать на пустырь, тот проехал мимо, посоветовав сыну использовать свою богатую фантазию для чего-нибудь полезного вроде написания школьных сочинений.

Как выяснилось, Митькин папа был прав — даже если над пустырем действительно для чего-то пролетал инопланетный космический корабль, никаких следов он после себя не оставил. Правда, на нем все-таки нашлись места с примятой травой, но принять эти проплешины за знаменитые «круги на полях» при всем желании было невозможно. Скорее уж, на траве просто валялись собравшиеся выпить бомжи, потому что в этих местах ребята обнаружили особенно много мусора и бутылочных осколков.

Попинав остатки бутылок ногами и проворчав еще несколько «ласковых» слов в адрес обманщика-Митьки, двое друзей зашагали прочь с разочаровавшего их пустыря. Третий их товарищ немного замешкался, высматривая что-то в траве, и они успели уйти далеко вперед, прежде чем заметили его отсутствие.

— Андрей! Свечников! Ну где ты там? — обернулся, наконец, один из них. — Давай догоняй!

— Ага, иду! — отставший «исследователь летающих тарелок» поднял что-то с земли и вприпрыжку побежал к своим спутникам.

— Что там у тебя? Нашел что-нибудь? — заинтересовались его приятели.

— Да не, это так, стекляшка просто красивая, — Андрей разжал кулак и показал ребятам небольшой кусок полупрозрачного зеленого стекла, на первый взгляд ничем не отличающийся от обыкновенных бутылочных осколков. Однако при более внимательном разглядывании стекляшка все-таки оказалась не совсем обычной: ее неровные края были не острыми, а словно бы оплавленными или отглаженными морскими волнами. Да и цвет у нее был не темно-зеленый, как у бутылок, а светло-салатовый, как молодые весенние листья.

— Думаешь, это зеленые человечки выбросили? — хмыкнул один из мальчиков.

— Вряд ли, — усмехнулся Андрей и сунул свою находку в карман, к найденным чуть раньше двум изогнутым гвоздям, оправе из-под очков и прочим «сокровищам».

— Ладно, все, побежали! Нам еще час домой ехать! — поторопил своих друзей третий мальчишка, и, подавая им пример, помчался к шоссе. Оба его товарища кинулись за ним вдогонку.

Через полчаса друзья уже ехали по городу на маршрутке и, позабыв про неудачу с «кругами от НЛО», придумывали, чем займутся на следующий день после школы. Свечников достал из кармана зеленую стекляшку и машинально вертел ее в руках, когда вошедшая на очередной остановке женщина неожиданно похлопала его по плечу:

— Мальчик, передай, пожалуйста, за проезд!

Андрей поднял голову и на какую-то секунду встретился с женщиной глазами. У нее было самое обычное, ничем не примечательное и усталое лицо. Обычно Свечников не обращал на подобных людей никакого внимания. Но в этот раз, забирая у женщины деньги и протягивая их водителю, он вдруг почувствовал что-то странное. Почему-то ему захотелось поскорее приехать домой, лечь на диван и включить телевизор — не важно, на какую программу, лишь бы там показывали какой-нибудь простенький сериал, который можно было бы смотреть, забыв обо всех этих вредных сплетницах на работе и о завтрашней сдаче отчета…

«Бррр! О чем это я думаю?!» — изумился Андрей и с силой затряс головой. Он никогда не смотрел дамские сериалы и вообще плохо представлял себе, что это такое, он терпеть не мог валяться на диване, а завтра ему надо было идти в школу, а вовсе не сдавать какой-то загадочный отчет! Мальчик с опаской покосился на странную женщину, но она уже заняла место в заднем ряду маршрутки и смотрела в окно.

— Свечников, ты чего? — пихнул Андрея в бок один из приятелей.

— Да так, ничего, — пробормотал тот, все еще не понимая, что с ним только что было. Но друзья в это время обсуждали, как им подшутить над главной отличницей их класса Зинкой, и разговор этот был таким интересным, что вскоре Андрей забыл про пришедшие к нему необычные мысли.

Приехав к своему дому, ребята еще долго гуляли по окрестным улицам, и домой Андрей вернулся совсем поздно. Уже поднимаясь в лифте на свой десятый этаж, он вспомнил, что родители просили его не задерживаться — мама боялась отпускать его в такую «далекую» поездку и согласилась на нее только при условии, что потом Андрей сразу зайдет домой и сообщит ей, что за городом с ним ничего не случилось. «Надо было и правда домой забежать, а потом опять гулять пойти, — подумал Свечников. — А теперь мама с папой весь вечер будут нотации читать, о том, какой я плохой и непослушный! Да ладно нотации — они ж мне теперь вообще гулять запретят, даже в нашем дворе! Маме всегда хотелось, чтобы я дома сидел и эти ее скучные книжки читал, а тут такой хороший повод никуда меня не пускать!..» Однако сожалеть о своем недосмотре все равно было уже поздно, так что, когда перед Андреем распахнулись двери лифта, он не стал медлить и сразу же полез в карман за ключом.

Лицо вышедшей в прихожую матери и в самом деле не предвещало ничего хорошего. Зная, что виноватое выражение его лица вызовет у нее еще большее желание отругать его, Свечников попытался напустить на себя как можно более уверенный вид: сунул руки в карманы, прислонился к стене и смело посмотрел матери в глаза.

— Андрей, я думала, что ты — уже взрослый человек и умеешь отвечать за свои слова… — начала мама своим обычным суровым тоном, но Андрей, с огромным удивлением вдруг понял, что не чувствует ни страха перед наказанием, ни недовольства за то, что его опять «пилят». А чувствовал он нечто совершенно иное, чего никогда раньше не испытывал — облегчение от того, что этот самый лучший, самый любимый и, несомненно, самый умный и красивый ребенок, наконец, вернулся домой, причем вернулся целым и невредимым, что его никто не тронул и не обидел, что он не заблудился за городом и не попал в аварию, когда ехал в маршрутке. И это было еще не все — к облегчению и радости примешивалась еще досада на то, что этого любимого, но несносного ребенка необходимо все-таки научить ответственности, иначе он так и не научиться думать не только о себе. А к досаде — опасения, что излишне строгий выговор сделает ребенку только хуже, что он вообще перестанет доверять отцу с матерью и назло им будет допоздна шататься по улицам и общаться с какими-нибудь малолетними бандитами.

— Что с тобой? — испуганно воскликнула мать Андрея, увидев, что сын смотрит на нее застывшими и ничего не понимающими глазами. Но мальчик быстро взял себя в руки, отогнал навалившиеся на него чужие эмоции и с несчастным видом опустил голову.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.