Сёдла, на которых держится мир

Рябцев Андрей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

«…Что осмысление состоит в том, что один тип реальности переносится на другой, что подлинная реальность никогда не самая явственная, и что природа истины распознаётся уже по её усилиям скрыть себя».

Клод Леви Страус. «Печальные тропики»

И тут я проломил череп Баку Кэтчеру бутылкой из-под виски.

Я всегда проламливаю череп Баку Кэтчеру бутылкой из-под виски.

И ещё я напился до чёртиков зелёных.

Я всегда… Но нет, до этих самых чёртиков я напился только раз.

К тому моменту в салуне и на ногах то оставалось не больше дюжины ребят. Бак измерил пол, а Билли полез за пушкой.

— Давай, Джек, покажи, как быстро ты вытягиваешь ствол…

Этого я и дожидался.

— Ну, Билл, поспеши, а то я успею перегнать скот за Рио-Гранде и вернуться.

Билл взревел. Рука его рванулась быстрее гремучки и… И он взвыл, как койот. Ещё бы не взвыть. Я бы и сам взвыл — я подложил Биллу в кобуру отличный кусок кактуса.

И тут то меня кто-то тронул за рукав.

— Сэр, мы нуждаемся в ваших профессиональных услугах.

— Я не убиваю за деньги, — предупредил я, не обернувшись. Уже тогда мне не понравился акцент. В Техасе тоже гнусавят, но так не тянут гласные.

— Что вы сэр, нам только нужно заарканить одну двухлетку без клейма.

Я разломал стул на четыре кусочка об мимолетящего Тэрнера. Достал из нагрудного кармана сигару, закурил и повернулся, чтобы посмотреть на чужака.

Вы видели когда-нибудь Техасскую рогатую жабу? Нет? Ну, немного потеряли. Так вот, ростом в пять футов, одет во френч, голова будто сплюснута, морда зелёная, а по бокам рожки и с шариками на концах. Вылитая зелёная лягушка, если бы её откормили, обучили в Принстоне и одели по европейской моде.

Тут я и понял, что допился.

Я покосился в зал, но никто из ребят не замечал зелёного чужака — значит, красавчика вижу только я, или парням не до этого.

— Не думаю, чтобы мне хотелось сейчас оказывать кому-либо услуги. Не думаю, сэр.

— Мы хорошо заплатим, мистер Бэлчер.

Говорил он так, будто и рта совсем не открывал, только голос слышно, и как будто он прямо уже в голове у меня звучит. Неважные твои дела, Джек Бэлчер.

— Душу я не продам, — надеюсь, голос мой прозвучал достаточно твёрдо.

Чужак хихикнул. Или мне так показалось.

— Извините, сэр, это не моя сфера торговли. Я хозяин передвижного зверинца. И у меня сбежала редкой породы корова. Ну, или почти корова. Отловите мне её — хорошо заплачу, а?

Я хмыкнул.

— Наверно очень уж ценная коровка, мистер, э…?

— Смит. Очень редкая. Везу из самой Африки.

— Такая же редкая, как ваша фамилия?

— Вероятно, ваши предубеждения вызваны моим цветом кожи?

— Нет, сэр. Это мой любимый цвет. Что вы там говорили на счёт зелененьких?

— Как вам вот это? — Зелёный раскрыл сумку, а там лежало несколько золотых самородков. — Тут на три фунта золота.

— Похоже на настоящее. — Мой голос даже не дрогнул. — Но мне понадобится напарник.

— Конечно, конечно, — замахал руками чужак, а руки у него были обычные, только в наручниках. Ну да меня никогда особо не интересовали чужие интимные отношения с законом.

Я окинул взглядом зал. Со временем ребята с одного ранчо притираются друг к другу, как камешки на дне ручья, но сейчас большинство этих камешков были неподъёмны.

Пожалуй, только Билл и оставался более или менее на ногах и пытался при этом извлечь иголки из ладони.

Я подошёл к нему.

— Есть срочная работа, Билл. Если бросишь развлекаться с кактусом, мы можем заарканить одну тёлку и пару фунтов золотых слитков.

Билл пожелал мне отправиться в края, богатые дичью. Я напомнил ему о дохлой гремучей змее, подброшенной в мой сапог.

Билл только хмыкнул.

— Послушай Билл, — или я нализался до чёртиков, или там действительно зелёный парень. Взгляни, он стоит у пианолы.

Билл посмотрел.

— Да, похоже, и я не мало выпил.

Не буду выдавать секрет, как я взобрался на коня. Удивительно, что владелец цирка не заинтересовался таким трюком, а ведь когда поднабравшийся ковбой влезает на мустанга, за это шоу можно брать деньги.

— А где ваш конь, мистер Смит?

— У меня, как её там — двуколка, — он кивнул в сторону конюшни.

— Боюсь что это фургон, сэр.

— Да? Кто их разберет.

Смит потрогал этикетку на моих джинсах:

— Настоящий Леви Страус! Коллекционный экземпляр. Я бы их купил.

Браслеты от наручников были у него без цепи, только ушки остались, отстрелил, наверное.

— Сами вы страус, мистер Смит, и оставьте мои штаны в покое.

— Я просто знаю коллекционеров, которые бы отвалили за такой экземпляр кучу баксов.

— Заливайте эти сказки кому-нибудь на востоке, а здесь мы народ простой и безыскусный, сразу бьём по вывеске. И гоните-ка половину золота вперед, а то моя лошадь, если седельные сумки не загружены, сбивается с аллюра при боковом ветре.

— Конечно-конечно, — пара слитков переселилась ко мне.

Я отъехал вперед и поравнялся с Биллом.

— Как тебе этот зеленорожий? — тихонько спросил Билл.

— Держи ухо востро. От него можно чего угодно ожидать. Если краснокожие норовят содрать с твоей головы скальп, то зеленокожие, может оказаться наоборот.

Билл повернул голову в мою сторону.

— Что наоборот? Напялить скальп на твою безмозглую голову?

— На всякий случай, Билл, не отрывай от седла задницу.

Билл охнул.

— Может, пристрелим его, Джек?

— Билли, мы дали слово. Мы должны поймать корову.

Шатёр цирка появился в поле видимости неожиданно, как будто взобрался на холм.

— Джентльмены, коровку надо будет пригнать к шатру. На самом деле это винторогая антилопа. Она сбежала в тот каньон. Стреножить и привезти на фургоне, или просто загнать её сюда — на ваше усмотрение.

Мы с Биллом двинули лошадей.

— Как думаешь, почему он тебя выбрал из всех ковбоев? — спросил Билл.

— Наверное, потому что я единственный на тот момент стоял на ногах.

— На тот момент еще куча ковбоев стояла на ногах.

Я кивнул:

— На всех четырех.

— Кстати… — Билл рассматривал следы на песке. — Джек, следы с цельным копытом.

Билл остановил коня. Мой гнедой решил не упускать такого удобного случая и попытался откусить у его мустанга ухо.

— Ну и что?

— Зелёная рожа говорил про антилопу. А у всех рогатых копыто раздвоено.

— Не придирайся, — я тронул бока гнедого. — Фил, бармен из «Трех Вязов» тоже рогоносец, а вот копыт раздвоенных я него не разглядел…

Билл не тронулся с места.

— Джек, это не антилопа.

Я тоже поднял глаза от следов.

Это действительно оказался жеребец, белой масти, красавчик, каких мало. Грива спускалась до самых бабок, лохматых, как у тяжеловоза, но в целом он производил впечатление скаковой лошади, с одной особенностью — на темечке у него рос рог. Витой по спирали, цвета выбеленной на солнце кости, длиной дюймов двадцать. Второго рога у него не было.

Я покосился на Билла.

— Думаю это он. Во всяком случае, другого чуда в этом каньоне нет.

— По настоящему пьяный никогда не увидит единорога. Я вижу один рог. Значит, у меня не двоится.

Конь с рогом во лбу перестал щипать траву и настороженно на нас покосился. Бежать ему некуда — каньон кончался отвесной стеной.

— Едино — кого?

Билл достал остаток сигары и закурил.

— Джек, а ты с девушкой когда-нибудь целовался?

— Неподходящее время для светских бесед.

— А куда торопиться? Так как, Джек?

У меня тоже нашлось, что покурить.

— Билл, посмотри вокруг, где ты тут видел девушек? А если ты про тех женщин из заведения мисс Таунсенд, то папаша мне строго настрого наказал держаться от них подальше.

— У меня был дед валлиец. Так он мне рассказывал про единорогов. Говорят единорога поймать невозможно, — Билл хмыкнул. — Его может поймать только непорочная девушка или нецелованный парень.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.