Следи за сукой!

Чесноков Дмитрий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Случается, что вещи пропадают бесследно.

Будто кто-то забирает их в прошлое.

У дороги стоял знак. Ржавая железка скрипела в унисон с порывами сухого пустынного ветра. Блеклой краской на знаке была намалёвана надпись.

Самка долго вглядывалась в кривые буквы, читая по слогам: «До-бро по-жа-ло-вать в… Грантс!». Она представила город-исполин с домами в два, а то и три этажа, который стоял здесь до её рождения. Такие рисовали в старых книжках пресвятого отца Себастьяна. От навеянных воспоминаний погрустнело. Даже лай Беатрисы не сразу привёл в чувство. Странница выругалась. А после…

Сердце забилось чаще. Она увидела следы, ещё не занесённые пылью. Вдоль них волочились пятна краски.

Самка потянула носом. Точно, запах был такой, как в церквушке отца Себастьяна после ремонта. Кто-то недавно обновил надпись на дорожном знаке. Послав собаку вперёд, Самка с осторожностью двинулась следом. «Если там пустынная банда, — думала она, — будет, чем поживиться».

За мёртвым зданием заправки начиналась тропинка. Самка глядела в оба, держа руку у кобуры с револьвером. И всё же странного деда, прячущегося за скелетом автомобиля, первой нашла Беатриса, отрывисто гавкнув.

Высокий, чуть сгорбленный старичок был одет не в рваное тряпьё, как сама девушка. На нём был комбинезон механика, испачканный тёмными пятнами, и сандалии на босу ногу. В руках — пластиковое ведёрко и кисточка, с которой ещё капала краска. Самка заметила, что дед не страдал от худобы, напротив — отъел приличные щёки.

— Здравствуй, дедушка, — сказала она как можно мягче, взяв собаку за ошейник. — Не прячься, я тебя не обижу.

Старичок-пустынник провёл рукой по волосам, косясь на Беатрису. Седые вихры были спутаны, как перекати-поле, и остро пахнули чем-то смолянистым.

— Ух ты, — крякнул он, подслеповато щурясь. — Ддд… девочка-кккрасавица! Ух!

— Я видела знак у дороги. — Самка показала рукой за спину. — Здесь много людей? Большой город Грантс?

— О-хо-хо, красавица! Ррр… растрёпанная ккк… красавица! Большой город. Большой город Грантс. О ддд… да! Был… Ддда, был…

Он грустно усмехнулся, показав на удивление крепкие, целые зубы. Старик был чудаковатый — видно сразу, — но как-то умудрялся следить за собой.

— Дедушка, а сколько с тобой людей? Или ты живёшь один? — поинтересовалась она осторожно, боясь напугать пустынника.

— Один, девочка, ккк… красивая девочка! Как чччлен у меня один, так и я од-один!

Старик засмеялся. Он хохотал громко, взахлёб, как самой удачной своей шутке, даже обронил ведёрко. Странница подумала, что дед свихнулся от одиночества.

— О-хо-хо, девушка! Ппп… прости старика! Видать, дддумаешь, спятил бе-бедняга? — он улыбнулся, прищурив глаз. — Не испугал те-тебя старый отшельничек-то?

— Нет, дедушка, я не трусиха! — Самка не удержалась от того, чтобы фыркнуть.

— О-хо-хо, кккрасавица, ох, ххх… хорошо!

Старик-отшельник подхватил с земли ведро и выпрямился. Когда пустынник решил подойти ближе, Беатриса оскалила зубы, зарычала.

— Следи за сукой! — неожиданно зло бросил дед, а затем сказал извиняющимся тоном: — Боюсь я ссс… собачек этих, уж не серчай, ккк… как тебя звать-величать-то, девица?

— Меня зовут Самка, — ответила она, крепче удерживая животину. — А это Беатриса. Бэтти.

— Х-хе, х-хе! — засмеявшись, дед-пустынник закашлялся. — Вот те ррраз! Ну и ну… А меня зовут… Э-э-э… Э… Эдуард! Дддед Э-э-э… Э…

— Очень приятно, дедушка Эдуард, — сказала Самка, избавляя старика от мучений.

Отшельник поклонился.

— А кккуда путь держишь, ссстранница Самка?

— Вам, дедушка, будет не интересно. Вы будете смеяться.

— Отчего же! — дед Эдуард снова белозубо улыбнулся. — Знаю я, ккк… куда путь дддержишь! В Землю Обетованную! В ммм… мир лучший!

Самка снова взгрустнула, вспомнив, что так же говорил отец Себастьян. «Когда я умру, — рассказывал священник, — я попаду на небеса. А тебе, дитя, нужно найти лучший мир здесь, пока ты жива. Найди Землю Обетованную».

— И не одна ты ищешь ррр… рай на земле, ддд… девочка! — пустынник-отшельник горделиво выпятил грудь. — Я нашёл к ней путь! Ххх… хочешь покажу, Самочка-красавица? За одно попить-поесть ддд… дам. А ты порадуешь старика, ссс… скрасишь место за столом! А?

Когда дед заговорил о еде, у девушки в животе заурчало так громко, что старый Эдуард рассмеялся.

— Идемте, — решилась Самка и, взглянув на Беатрису, скомандовала: — За мной, девочка. И не рычи!

* * *

За час до рассвета, пока на улицах Грантса ещё ошивалось бандитское отребье и не закрылся последний кабак, в дом Эдди постучали. Себя Эдди считал человеком спокойным и рассудительным, что не мешало ему иной раз ввязаться в какую-нибудь авантюру. Если то дело стоило трат нервов и усилий.

Эдди не двигался с места, смолил сигарету и вслушивался в стук. Три удара, затем два, снова три. Выдохнув, как перед прыжком в воду, он смял в пальцах окурок и поднялся. Приоткрыв дверь на цепочке, шепнул в темноту:

— Тащите за дом. Буду ждать у заднего входа.

Предрассветные гости, тяжело дыша, переглянулись.

— Сукин сын, — заметил один хмельным голосом.

— Чёрт с ним, он платит, — отмахнулся подельник.

Они схватили ящик, который только что подняли на второй этаж и, матерясь, стали спускать его обратно по лестнице, скрипящей как Маргарита из кабаре.

Эдди владел редкой и уважаемой в эти времена профессией — он был механиком. Сколько во всём мире выжило людей, которые с техникой «на ты», мог знать только знатный врун. Но конкретно в Грантсе, с недавнего времени, техничных дел мастером остался только Эдди.

— Поставьте здесь, — приказал он, когда проволокли ящик. — И давайте аккуратнее.

— Начальник, — обиженно ответил наёмник, опуская ношу. — Мы груз через пустыню перли и хоть бы стрясли его!

— А нажраться под кактусом успели? Ладно, проехали. Нашли всё?

— Железяки — как по заказу. Вот с топливом напряг…

— Что за проблема?

— Кто-то отстреливает ходоков. Извини, начальник, но за бензином мы больше ни ногой. Шкура дороже, сам понимаешь.

Эдди кивнул.

— Ладно, валите. Оплата по договорённости. И не дай бог кому на глаза попадётесь у мастерской!

Наёмники отвалили, а Эдди задумался. Мешать ему мог только Далай. Жирный сукин сын подмял под свой зад всю торговлю бензином в Грантсе. Наверняка он, как и сам Эдди, пользуется услугами местной шайки. Устраняет конкурентов.

«Чёрт возьми, — фыркнул Эдди, — мы же с ним, вроде как, враждующие мафиози! Совсем как в старину».

Молодой механик достал портсигар и зажигалку. Это всё было старьём, купленным у того самого Далая. А вот сигареты — новенькие, ароматные, будто бы не из этого мира.

Эдди с удовольствием закурил.

* * *

Старик-пустынник вёл и вёл по одной ему заметной тропке сквозь каменно-ржавые завалы, бодро перескакивая через покрышки автомобилей. Самка поймала себя на мысли, что вряд ли сходу отыскала бы обратную дорогу без Бэтти. Подруга неслась где-то рядом — то забегала вперёд, то оставалась что-нибудь обнюхать.

— Следи за сукой! — вздрагивал дед Эдуард, когда собака мелькала в опасной близости.

Пока шли, Самка старалась представить, что её ждёт. Что за место, где чудаковатый отшельник нашёл «путь в другой мир»? Она надеялась, что пустынник её хотя бы не сожрёт…

Город Грантс действительно оказался не маленьким. Даром, что помойка, зато — большая. Они проходили мимо обшарпанных кирпичных зданий — книжки отца Себастьяна не врали! — в три этажа. Дома возвышались над девушкой, словно скалы-великаны.

— А ввв… вот и моя бе-берлога, — пустынник указал кисточкой на двухэтажное строение, выглядевшее свежее остальных.

— «Ма-стер-ска-я У-ран», — прочитала Самка.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.