Внук золотого короля

Заяицкий Сергей Сергеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Внук золотого короля (Заяицкий Сергей)

С. С. Заяицкий

Внук золотого короля

Повесть

I. Клейменый

— Клейменый идет! Клейменый идет!

— Клейменый, Клейменый! Ззз!..

Так кричали мальчишки, купавшиеся в Москве-реке под набережной Храма Спасителя.

Был жаркий июльский день, и весь песчаный берег кишел голыми телами, из которых одни были белые, другие — почти черные, третьи — наполовину черные, наполовину белые: должно быть, владельцы их имели обыкновение ходить без рубашек, а штаны снимали лишь на время купания.

— Клейменый идет!

Эти крики относились к белокурому мальчику лет пятнадцати, который, посвистывая, спускался по широкой каменной лестнице, засунув руки в карманы и с удовольствием поглядывая на реку. Очевидно, он думал о том, как приятно будет нырять и плавать в этой синей воде, а потом валяться на песке и сушиться под горячими лучами летнего солнца. По Каменному мосту ползли трамваи, громыхали телеги, гудели тяжелые автобусы. Ярко зеленел поросший травою противоположный берег.

— Клейменый!

Среди кричавших особенно выделялся коренастый мальчишка с неприятным и злым выражением лица. В то время, как другие кричали весело и даже с некоторым восхищением, он выкрикивал это слово «клейменый» с какою-то злобою и насмешкою.

Клейменый между тем спустился с лестницы и, не обращая ни на кого ни малейшего внимания, принялся стаскивать с себя рубаху.

— Холодная вода-то, ребята? — спросил он.

— Мы для тебя специально ее нагрели.

Все захохотали.

Тот тоже рассмеялся и скинул штаны. Тело его было покрыто ровным коричневым загаром, а на груди у ключицы лиловело странное родимое пятно в виде совершенно точно обрисованного треугольника. Оно действительно напоминало какую-то метку или клеймо.

— Это, чтоб он, ребята, не пропал.

— Отметка, значит, на какой фабрике сработан.

Клейменый между тем, разбежавшись, два раза перекувырнулся и встал на руки, болтая в воздухе ногами.

— Во ловко!

— Ай да Клейменый!

— Молодчина!

— А тебе, Васька, так не сделать.

Эти слова относились к мальчику с злым выражением лица.

Васька только фыркнул презрительно.

— Очень мне нужно.

— А ведь он тебя сильнее!

— Он-то?.. Да я его!..

— Ну что?

— На левую возьму.

— Взял один такой!

Клейменый между тем шлепнулся в воду, взметнув кверху сноп светлых брызг. Он поплыл саженками и скоро был на самой середине реки.

Река отсюда казалась широкой, словно море. Он перевернулся на спину и любовался облаками, бегущими по синему небу. Нырнул в прозрачную глубь и, вынырнув, с наслаждением отплевывался. Потом поплыл обратно. Скоро ноги его нащупали мягкий песок дна. Он шел, бухая ногами по воде, как вдруг — бац! Что-то пребольно ударило его в самое клеймо, так что он даже вскрикнул. На берегу послышался хохот.

— Ай да Васька!

— Ловко нацелился!

Васька, самодовольно усмехаясь, натягивал рогатку и готовился повторить выстрел.

Но Клейменый одним прыжком очутился подле него, вырвал и сломал рогатку.

— Я тебе дам пулять.

— Что? Ах ты!..

И Клейменый полетел на песок, сбитый с ног здоровым Васькиным кулаком.

Упав, он тотчас же вскочил, но так как был мокрый, то один бок у него стал серо-желтый от приставшего к нему песка. Он, впрочем, не обратил на это внимания и закатил Ваське здоровый улар в плечо, после чего оба они покатились по песку, тузя друг друга.

— Будет вам, ребята!

— Васька, брось!

— Пускай дерутся!

Все с интересом следили за борьбой, хотя исход ее казался неизбежен, ибо у Васьки спина была по крайней мере вдвое шире спины Клейменого. Но Клейменый был необыкновенно ловок, и все ахнули от удивления и восторга, когда он, извернувшись, словно змея, вдруг подмял под себя Ваську и, придавив его лопатками к песку, крикнул:

— Сдаешься?

— Сдаюсь! Пусти, чорт!

Клейменый встал, не обращая внимания на восторженный ропот зрителей, и стал обчищать на себе песок.

Васька, тяжело дыша и дрожа от ярости, сидел на земле.

— Вот так силач!

— Ловко он тебя!

— А хвастал: на левую возьму! Эх, ты!

Васька исподлобья глядел кругом, потом начал одеваться.

— Ты куда же?

— А ну вас всех к дьяволу!

Клейменый, посвистывая, выпячивал грудь и похлопывал по ней руками.

Васька вдруг почувствовал желание отомстить хоть как-нибудь. Одевшись, он схватил башмаки, штаны и рубаху Клейменого и побежал вверх по лестнице.

Тот между тем залез было в воду. Услыхав крики мальчиков, он оглянулся, сообразил, в чем дело, и бросился преследовать Ваську.

Васька уже бежал по набережной, а Клейменый, голый, бежал за ним, обжигая пятки о раскаленный асфальтовый тротуар. Прохожие хохотали, ибо понимали, что это не воровство, а просто глупая шутка.

Бегал Клейменый куда быстрее Васьки, и Васька, зная это, вдруг бросил похищенную одежду и побежал тише, со смехом оглядываясь назад.

А Клейменый, смущенно озираясь по сторонам, надевал штаны и башмаки, поглядывая, чтобы кто не стащил рубаху.

Он был очень взволнован и разгорячен бегством, а потому не заметил одного странного обстоятельства.

Неподалеку от него остановился большой блестящий, как зеркало, автомобиль с каким-то пестрым флажком впереди.

Два человека с необыкновенным вниманием смотрели на него из этого автомобиля. Люди эти были очень хорошо одеты, в серых костюмах и таких же шляпах, в руках у них были тросточки с золотыми набалдашниками. Один был в огромных круглых очках и с бородкой, другой был гладко выбрит, и во рту у него торчала прямая трубка.

Оба они пристально смотрели на Клейменого, потом удивленно переглянулись между собой.

Между тем Клейменый надел башмаки и штаны и собирался надевать рубашку. Впрочем, с этим он не торопился, ибо уж очень хорошо грело июльское солнышко.

Бритый человек вылез из автомобиля и пошел к нему.

Клейменый с удивлением вдруг увидал перед собой высокого и так прекрасно одетого человека. Башмаки у него были малиновые, остроносые, с какими-то особыми необыкновенными шнуровками.

Клейменый хотел поскорее надеть рубашку, но тот остановил его и внимательно оглядел.

— Мальчик, как тебя зофут? — спросил он с иностранным акцентом.

— Меня? Я Володька... Владимир Лазарев.

— Ти кто?

— Я? Да никто... так... в школе учусь.

— У тебя есть папа, мама?

— Мама есть, а папа помер. Есть отчим...

— От... отцим. Гм... Тебе сколько лет?

— Пятнадцать...

— Ти?..

Бритый человек хотел что-то сказать, но задумался.

— Ти... хочешь быть...

Он опять задумался. Потом вдруг спросил:

— А кто твой от... отчий?

— Отчим? Да он в общем сортировщик... Материи сортирует.

— Ты бедный?

Клейменый недоуменно повел носом.

— Теперь какие же богачи! Вот, с голоду не умер.

— Я хочит знать, где ти живешь.

— Да вон там... В Лесном... пятый номер дом.

Незнакомец вынул из кармана чудесную зеленую записную книжку и каким-то необыкновенным карандашиком записал адрес.

— А вам все это на что? — с некоторым смущением решился спросить Володя.

— Ти не пойся. Я тебе не шелаю зло. О, нет! Я добрый.

Он как-то не очень искренно улыбнулся и потрепал Володю по плечу. Рука у него была худая и длинная, но твердая как железо.

Затем он повернулся и пошел к автомобилю.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.