Снежный Горький и много воды

Бирюков Дмитрий

Жанр: Социально-философская фантастика  Фантастика  Современная проза  Проза    2004 год   Автор: Бирюков Дмитрий   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Дмитрий Бирюков

Снежный Горький и много воды

Утро никогда меня не радует. Неприятнее всего то, что оно наступает неожиданно. Всегда не хватает сна. А еще оно непредсказуемо, никогда не знаешь, чего от него ждать.

Хуже всего весной. Ранней весной, когда ждешь того, чтобы растаял снег. Первым делом, как встал с постели, бежишь к окну. Посмотреть, как там. Надежды никогда не оправдываются. Снег, перемешанный с грязью, никак не желает исчезать. Зима цепляется за время, не спешит умирать, хотя ее уже никто не любит, она никому не нужна.

Может, я зря так расстраиваюсь. Все вокруг советуют мне быть поспокойнее. Все идет своим чередом, календарь никто не отменит. Лето все равно наступит. Не верю! Оно не придет ко мне никогда. Я такой маленький, а оно такое большое. Не заметит меня, забудет, прошагает мимо куда-нибудь в Африку — там его дом, а здесь ему делать нечего.

Иногда мои опасения подтверждаются: после нескольких дней тепла, когда от снежного месива почти ничего не остается, уже и травка начинает зеленеть, вдруг поднимается буря. Весна откладывается. Это специально для тех, кто не верит в то, что время может идти вспять.

Но сейчас это неважно, лето в самом разгаре. Все-таки оно добралось и до нас. Пора просыпаться, хотя это будет непросто. Полночи за компом выбили из головы желание жить. Вместо глаз свинцовые шарики. До пяти часов утра заканчивал отчет. Не так я представлял себе свое будущее лет десять тому назад.

Меня зовут Константин, мне около тридцати. Я холост, бездетен, материально обеспечен и понятия не имею, доволен ли я таким положением дел. В принципе, у меня получается все, что я пытаюсь планировать для себя. Вот только к тому моменту, когда задуманное начинает удаваться, оно мне наскучивает, и я сочиняю новый проект своей дальнейшей судьбы.

Итак, я доволен собственной удачливостью, но в каждый конкретный момент я крайне негодую по поводу текущей ситуации, считая себя пропащим человеком. Так происходит постоянно. Когда у меня не было постоянной женщины, я сокрушался по поводу своего одиночества, но как только такая появлялась, меня сразу же тянуло на волю, я опять был несчастен.

Я включил радио. Последние такты идиотской песенки, страшно популярной последние две недели, обрывает смазливый голос ди-джея.

"Ну что же, за окном и впрямь жаркое лето. Для тех, кто еще не продрал глаза, сообщаю, что сегодня восемнадцатое июня и сейчас ровно восемь часов утра. Погода в городе и вокруг него будет расчудесная, прямо на заказ. Совсем незначительная переменная облачность, которая просто не в состоянии вызвать какие-либо осадки, атмосферное давление семьсот пятьдесят миллиметров ртутного столба (я лично этот столб никогда не видел, но говорят, что где-то такой имеется), радиационный фон в норме, уровень загрязнения воздуха пониженный, температура этого самого воздуха днем от плюс двадцати трех до двадцати восьми, тоже плюс, между прочим, причем все это в тени, а на солнышке жарища будет наисильнейшая, так что не забудьте позаботиться о том, чтобы не напекло голову, когда вы пойдете на пляж, ведь вы непременно захотите искупаться, тем более что температура воды в реке двадцать два целых и три десятых градуса, вдумайтесь, дамы и господа: аж три десятых в придачу — это ли не повод окунуться! После рекламной паузы, мы продолжим наш утренний эфир. Эй, кто еще спит, вставайте! Итак, дамы и господа, оставайтесь с нами!"

Все-таки надо вставать, пойду глотну кофе, чтобы было не так паршиво. Пожалуй, я сегодня последую советам ди-джея, пойду на речку, искупаюсь. Точнее, я отправлюсь туда по собственной воле, а не потому, что какой-то придурок из динамиков что-то мне рекомендует, я и сам знаю, что мне делать. Как там было сказано у Керуака? В сотне домов работают телевизоры, и сотни семей сидят и смотрят одновременно одно и то же. Что-то вроде этого. Все одинаково, симметрично и равномерно. Вот она, хваленая западная демократия!

Эти ди-джеи, словно плохая погода. Никому они не нужны, все их терпеть не могут, но от них никуда не денешься.

Я подошел к окну и раздернул шторы…

Я хочу задернуть их обратно. Хочу не видеть этого, убежать, укрыться… Куда-нибудь, в какой-то приют для души, где меня никто не найдет.

Нет, этого не может быть!

Тем не менее горькая правда заключалась в том, что я увидел в этот момент. Затянутое серыми тучами небо сыпало на землю мелкий колючий снежок. Белые крупинки неслись вниз с огромной скоростью. Прохожие прятали носы в воротники, спасаясь от обжигающей лицо ледяной бомбардировки. Самые предусмотрительные, выходя на улицу, вооружились зонтами. Но и зонты их не спасали, снежный обстрел сопровождался резкими, неожиданными порывами ветра, которые вырывали из рук эти нехитрые средства личной защиты. Холодный воздух производил прицельную стрельбу из-за углов, в то время как с неба велась массированная артподготовка.

Полное превосходство зимнего войска на земле и в воздухе.

Интеллигентское воспитание не позволяет мне ругаться вслух, хотя порою очень хочется сделать это. Я проговорил про себя какую-то тарабарщину, призванную выразить все мои негативные эмоции. Это беззвучное шевеление губами иногда кажется мне выражением собственного бессилия. Что я могу сделать против стихии? Передо мною непобедимая мощь зимних полчищ. Я всего лишь букашка перед этой махиной.

Вода в чайнике наконец-то вскипела. Я отошел от окна и насыпал в кружку кофейный порошок. Нет, все не так плохо. В этом определенно есть какая-то прелесть — сидеть в теплой квартире, пить горячий кофе, в то время как за окном бушует ненастье. Но я поторопился с оптимистическими выводами. Дома было невыносимо холодно, только сейчас я обратил на это внимание. Отопления нет — лето на дворе, да и окна не заклеены. И вообще, каждому сезону должно быть свое время!

Со всех сторон давит чувство потерянности, обреченности, одиночества. Опять нет никакой надежды на то, что вновь настанет лето. Я такой маленький, а лето — или что там сейчас на улице — такое большое, меня никак не заметит.

Зябко. Нужно дойти до магазина и взять бутылочку чего-нибудь горячительного.

* * *

Картина, которую я увидел, когда вышел на улицу, напоминала какой-то фарс. По заснеженному двору бегал наш управдом Николай Михалыч Кустов, размахивал руками и громким хриплым голосом отдавал какие-то команды.

— Так, давай поровнее. Глаз слишком низко посадил, загладь и вырежь повыше!

Бригада дворников, техников и уборщиц под руководством Николая Михалыча колдовала над снежной скульптурой. Это не было похоже на обычного снеговика. Я подошел поближе и застыл в недоумении.

Что происходит? Я успел задать себе этот вопрос несколько раз.

Работники ЖЭУ кропотливо и тщательно выводили на снежном полотне черты лица Алексея Максимовича Горького. Сомневаюсь, что кто-либо из них прочел хотя бы строку, им написанную. Я усмехнулся про себя. Дело в том, что при встрече с Николаем Михалычем всегда напрашивалось сравнение с глупым пингвином, прячущим в утесах свое жирное тело. Для этого имелись все основания. Роль утесов, правда, обычно играл стол в его кабинете, за которым он скрывался от жильцов. Жирок и глупость тоже прилагались.

— Здрасьте, Николай Михалыч.

— Здрасьте, чё у вас опять? — Проворчал он в ответ. — Труба, что ли течет, на прошлой неделе же меняли, вы мне со своими проблемами уже вот здесь сидите. — Он показал пальцем на свой кадык.

— Нет, что вы, с трубой полный порядок. Погодка-то нынче выдалась… Я вот собираюсь коньячку взять, погреться. Кстати, отопление не включите? Чрезвычайная ситуация все-таки.

— Придут времена — и с погодой разберемся, по телефону заказывать будем. А с отоплением перебьетесь, мазут государству в других местах понадобится. — Эта фраза получилась у него с каким-то особым пафосом.

— Как знать… А что это вы здесь мастерите? — Спросил я, стараясь сделать как можно более наивный взгляд.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.