Бестиарий

Андрощук Иван Кузьмич

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Андрощук Иван Кузьмич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бестиарий ( Андрощук Иван Кузьмич)

Собственно, особого героизма от них не требовалось: противник был значительно слабее – иначе что это был бы за подарок? Весь флот его состоял из нескольких списанных миноносцев и одного крейсера из тех, на которых воевали ещё во времена Роджера Ульстафа Зоринга. Корабли были более пригодны для торжественных церемоний, чем для боевых действий. Именно для торжеств Фрейя и купила их у пожилого антиквара, который любил навещать эту спокойную планету.

Фрейяне были вегетарианцами, а потому пацифистами от природы. Они с младенчества уважали всё, что двигалось – а двигались на их планете, за исключением нескольких купленных у того же старьевщика экзотических механизмов, только живые существа. Фрейянин никогда не выходил из дому затемно – чтобы случайно не повредить муравья, который попал бы ему под ноги. Он и мысли не допускал, что можно сознательно причинить кому-нибудь боль. "Подвиги" же, которыми славился звёздный мясник генерал Мугайо Озирис, были для фрейянина чем-то абсолютно непостижимым.

До Нового года оставалось около суток, а до объявленного времени – ещё меньше, когда патрульные форпосты доложили генералу, что орбиту Альмиранте в направлении Фрейи пересекает какой-то пижонски разукрашенный корабль. Генерал приказал арестовать нахала, потому что нечего разгуливать под носом его превосходительства. Через полчаса на поле рядом с боевыми кораблями сел неуклюже толстый размалёванный звездолёт в сопровождении двух челноков-конвоиров.

В шатёр генерала ввели немолодого ярко разодетого мужчину, в котором Мугайо не без удивления узнал… Деда Мороза. Генерал велел развязать приведённого, пригласил его садиться, предложил кофе. Вежливо поинтересовался, какие ветры занесли на Фомальгаут уважаемого гостя, куда он путь держит и что везёт. Дед Мороз рассказал, что едет издали, с самой Полярной звезды, а везёт новогодние подарки для фрейянских малышей: игрушки, сласти, карусели, качели, ледяные горки – потому что на Фрейе не бывает ни снега, ни льда – и много других захватывающих вещей. Генерал растроганно загрустил, однако минуту спустя оживился:

– Послушайте, уважаемый… А нет ли среди вашего реквизита чего-нибудь для старшего возраста? Видите ли, очень хочется сделать парням новогодний сюрприз…

– А почему бы и нет? – усмехнулся Дед Мороз.

После недолгой оживлённой беседы генерал вызвал адъютанта и велел ему прислать солдат в помощь гостю. А ещё через час рядом с лагерем пиратов вырос настоящий сказочный городок.

Двое с автоматами встали в дверях, и генерал, сопровождаемый адъютантом, вошёл в продолговатое строение из лёгкого металла.

По левую руку во всю длину помещения выстроились клетки, по правую тянулась голая стена, на которой ярко горели стилизованные под ёлочные шары фонари – по одному напротив каждой клетки.

Генерал остановился напротив крайней. Клетка была двойной: за прутьями решётки поблёскивало стекло, – однако, если судить по виду сидевшего в клетке зверя, это стекло в прочности не уступало броне. Причём прозрачным оно было только спереди – остальные стены и потолок и почему-то пол имели блёкло-голубой цвет.

Мугайо приходилось видеть на веку разное – но и он вздрогнул при виде монстра, сидевшего в клетке. Чудовище, оскалив три ряда зубов, смотрело с такой свирепостью в налитых кровью глазах, что генералу стало не по себе. Яростно раздутые ноздри, мощные лапы… Мугайо заметил табличку с надписью на непонятном языке, прикреплённую под клеткой.

– Что там написано, капитан?

– Это по-фрейянски. МАРРАТЭ ЗУЛЛУ ВЭЗЭ ВАЙЛЗ ПЕРСЕЙ РАС АЛЬХАГЕ . Минутку, – адъютант полистал разговорник. – Такой… вы… видеть… планета… Ага. Наверное, что-то в смысле "Таких зверей вы можете увидеть на планете…" По всей видимости, эти красавцы водятся на планете Персей системы Рас Альхаге.

– Гммм… Запишите: Персей, Рас Альхаге. Обитаемые планеты во Вселенной – большая редкость. Мне думается, что нам не помешает навестить эту Персей Рас Альхаге.

Следующую клетку занимала рептилия из водившихся на Земле в мезозое – с той разницей, что это чудовище не имело ни глаз, ни ноздрей. Одна только тысячезубая пасть делила пополам квадратную, покрытую роговыми пластинами голову.

– Аль-Каир, Денеб-Кейтос, – прочитал, подходя, капитан.

– Записывайте, записывайте, капитан.

– На Аль-Каире – колония чёрных кентавров, – напомнил адъютант.

– Всё равно записывайте. Мы взнуздаем чёрных кентавров и загоним их в стойла, – раздражённо бросил генерал и пошёл дальше.

Капитан подошёл и остановился за его спиной. Нечто невообразимо гадкое открылось их взорам: растрёпанный клубок щупалец, отростков, всё переплетено скользкими внутренностями, плавающие пасти с редкими, похожими на ржавые иглы, зубами…

– Гренгам, Канопус.

– Это наша планета, капитан, – устало вздохнул генерал. – На Гренгаме нет таких существ.

– Мы не можем знать всего, господин генерал, – возразил адъютант. – Мы покорили разумную расу Гренгама, но кто из нас интересовался причудами местной природы?

– Я помню Гренгам. Дыроглазые, ежовики, роллоны… Не то, чтобы все они были совершенны, но такой мерзости… Понимаете, капитан, каждый животный вид входит в определённую биологическую систему. Эта же тварь в биосфере Гренгама чужеродна. Этот фрукт – из другого сада, – генерал медленно пошёл дальше. Что-то здесь не так, – думал он. Всякое животное по-своему красиво. Даже самые гадкие чем-то привлекают. А тут – что ни экземпляр…

– Принстон, Альтаир, – прочитал подошедший адъютант. Мугайо вздрогнул: из-за спины отвратительного безглазого тигра с пастью крокодила выползло ещё одно точно такое же чудовище. – Господин генерал! А может, это не зверинец, а кунсткамера? Собранные в разных уголках Галактики уроды животного мира?

– Нет, капитан, это не уроды. Взгляните: в этой клетке зверей двое, и они абсолютно одинаковы. А идентичные отклонения в развитии – событие намного более редкое, чем даже попадание в одну воронку двух снарядов. Без сомнения, это вид. Но в то же время я уверен, что на планете Принстон системы Альтаира нет такого вида! Я вам это… – генерал не нашёл нужного слова. – Приказываю! И ещё, капитан, – продолжил он после паузы. – Я чувствую к ним нечто похожее на сочувствие. Не усмехайтесь, капитан. Мне их действительно жалко. Причём не просто жалко. Как бы это объяснить… Словом, я чувствую себя причастным к их чудовищности. Как будто это я виноват в том, что они так уродливы.

– Я слышал о подобном, господин генерал, – кивнул адъютант. – Это называется "совестливость", или мания причастности. Присущее низшим существам сочувствие к несчастным.

– Придержите язык, капитан, иначе вам придется его откусить. Я говорю о другом. Я чувствую в себе что-то общее с ними, какое-то тайное родство… Они мне ближе, намного ближе, чем гандхарвы, калибаны, кентавры, фрейяне, триптоны, даже… даже люди.

– Вполне естественно, – не сдавался капитан. – Эти чудовища отвергнуты природой точно так же, как наше движение отвергнуто обществом. Отсюда, и подсознательная солидарность, и сочувствие к ним… – генерал слушал вполуха, одновременно рассматривая полутюленей-полуплезиозавров. Уродливые головы на длинных лебединых шеях состояли из двух дискообразных челюстей и напоминали сросшихся хвостами камбал. Подобие усиливали крохотные глазки на самом конце верхней челюсти. Головы покачивались близко одна от другой, одно из чудовищ открывало и закрывало пасть. Внезапно почудилось, что они разговаривают, и генерала передернуло.

– Нет, это не так, капитан. Они не отвергнуты природой. То, что мы не знаем сада, в котором выросли эти фрукты, ещё не значит, что такого сада нет. Бесспорно, они не принадлежат ни к одному из известных нам миров. Но все вместе эти чудовища прекрасно вписываются в единую зоологическую систему. Следовательно, их создала одна природа. Природа одной планеты.

– Но ведь это… Это невероятно, господин генерал! Как могут существа, возникшие на одной планете, попасть в самые разные уголки вселенной? Ещё одна раса – куда ни шло… И то – она должна быть разумной!

– Это ваши слова, капитан. Но это намного невероятнее, чем вы полагаете. Тут целый змеиный клубок тайн. Во-первых, как на одной планете могло возникнуть столько видов разумных существ? До сих пор мы не встречали миров с более чем одним видом разумных обитателей. Во-вторых, почему на табличке под каждым видом обозначено название иного мира? Если это миры их обитания, то почему мы их там не видели? И, если они – разумны, то почему – в клетках? И ещё одно, – генерал пристально, словно что-то припоминая, посмотрел на адъютанта. – Почему, когда мы думаем об их планете, сердца наши ведут себя так, как будто мы думаем о нашей собственной родине?

Капитан поёжился. Он не любил тайн. Его мир был чёрно-бел и геометрически безупречен. Любая тропинка, если она вела неведомо куда или просто терялась вдали, могла вывести его из равновесия.

Звёздный генерал Мугайо Озирис Малинке уже стоял перед последней клеткой. В первый момент капитан не узнал своего командира, так внезапно тот переменился. Перед клеткой стоял смертельно уставший, невероятно состарившийся человек. Блестяще подогнанная форма со многими знаками различия и отличия впервые в жизни не шла генералу. Капитан подошёл, заглянул через его плечо и побагровел:

– Чёртов старик! Как он посмел поставить сюда зеркало! Да за такие шутки…

– Успокойтесь, капитан, – проговорил Мугайо тихим, каким-то чужим голосом. – Это… это не простое зеркало. Посмотрите вниз. Что там написано?

– МАРРАТЭ ЗУЛЛУ ВЭЗЭ ВАЙЛЗ ЗЕМЛЯ СОЛНЦЕ.

– Да, так я и подумал. Но эти слова не значат "Таких зверей вы можете увидеть на планете Земля системы Солнца". В тексте нет слова "зверь": есть только "такой", "вы", "видеть", "планета". Потому что мы с вами, капитан, не в зверинце и не в кунсткамере. Это – своеобразная комната смеха. И каждая клетка здесь – на самом деле не клетка, а своего рода зеркало. Зеркало с вмонтированным в него психооптическим аппаратом обитателя планеты, название которой указано на табличке. А надпись на табличках читается следующим образом: "ТАКИМИ ВАС ВИДЯТ НА ПЛАНЕТЕ"… В данном случае – на планете Земля системы Солнца.

Мугайо повернулся и быстро пошёл к выходу.

– Передайте мой приказ, капитан, – бросил он на ходу. – Все по машинам. Через полчаса – старт.

– Но, господин генерал! Изменив срок вторжения, мы нарушаем Галактический Кодекс!

Генерал обернулся и смерил адъютанта долгим взглядом:

– Мы летим домой, капитан. Домой.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.