33 стихотворения

Катулл Гай Валерий

Жанр: Поэзия  Поэзия  Античная литература  Старинная литература    2001 год   Автор: Катулл Гай Валерий   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Катулл

33 стихотворения

Перевод Р. Торпусман.

№ 1

Посвящено историку Корнелию Непоту, земляку и другу автора.

Я дарю эту новенькую книжку, Аккуратно начищенную пемзой, Вам, Корнелий: ведь это вы считали, Что безделки мои чего-то стоят (Это было, еще когда вы только Приступали к своей ученой книге, В трех томах всю историю объявшей: Труд, какого Италия не знала) — Так примите в подарок эту книжку, Что бы ни было на ее страницах, И пускай покровительница-дева Даст и ей не одно прожить столетье!

№ 2

Воробьишка, с которым так приятно Щебетать и играть моей подружке, Целовать, прижимать к груди и гладить, Позволяя клевать себя повсюду, — Ибо радость моя изнемогает Под напором неудержимой страсти И, похоже, находит утоленье В этих милых, хоть и недолгих играх, — Ах, мой птенчик, когда б я сам был в силах, Забавляясь с тобой, гасить заботы И тревоги страдающего сердца!

№ 3

Лейте слезы, Венеры и Амуры, Лейте слезы, поклонники Венеры! Воробьишка моей подружки умер, А она пуще глаз его любила: Он такой был прелестный и веселый, Он всегда к ней выпархивал навстречу, Сладко-сладко клевал ее повсюду, Не слезая с нее ни на минуту, Пел ей нежно «пи-пи», смешил и тешил — А теперь он идет по той дороге, По которой, увы, нельзя вернуться, В край безмолвия, ужаса и мрака. Будьте прокляты, духи подземелья, Пожиратели юных и прекрасных! Вы похитили у меня такую Ненаглядную, милую пичужку! О жестокость судьбы! О бедный птенчик! Безутешно хозяюшка рыдает — У нее даже глазки покраснели.

№ 5

Будем жить и любить, пока мы живы, А упреки и осужденье старцев — Что нам, Лесбия, чьи-то там упреки! Солнце сядет, а завтра снова встанет; Мы не солнце: как только свет погаснет, Мы окажемся в царстве вечной ночи. Дай мне тысячу сладких поцелуев, Сотню, тысячу, тысячу и сотню, Снова тысячу и еще раз сотню, А когда мы дойдем до многих тысяч, Поцелуи посыплются без счета: Даже нам точных чисел знать не нужно, А завистникам вредным и подавно!

№ 8

Катулл, кончай терзаться на пустом месте. Что кончено, то кончено, — о чем думать? Когда-то было светлым для тебя солнце — Когда ты радостно бежал на зов девы, Которую любил, как никого в мире; Когда ты в восхищении играл с нею, Желавшею того, чего и ты жаждал, Тогда и было светлым для тебя солнце. Теперь она не хочет — брось и ты мысли О том, что не вернется. Не страдай даром, Наоборот, будь тверд и все стерпи стойко. Прощай, о дева. Все снесет Катулл стойко, Не будет ни о чем тебя просить — тут-то Сама начнешь казниться и придешь в ужас, Увидев, что осталось от твоей жизни. Кому ты будешь в радость? Кто теперь будет Тобою любоваться, называть милой? Кого ты будешь целовать, кусать в губы? — Э, нет, Катулл, решил быть твердым — будь твердым!

№ 11

Спутники мои Фурий и Аврелий, Вижу, вы за мной по пятам пойдете Хоть на край земли, где о брег индийский Плещутся волны; К сакам ли пойду, к томным ли арабам, В сёла ли гиркан, к лучникам-парфянам, В край ли, где течет Нил семирукавный, Красящий море, Или, перейдя кручи Альп, увижу Славные следы Цезаря-героя, Галлию и Рейн, и за страшным морем Землю британнов — Всюду вы за мной следовать готовы, Ни жара, ни снег вас не остановят; Хорошо, я дам вам ответ для милой, Злой и короткий: Блядунов своих пусть и дальше тешит, Пусть ложится хоть с тремястами сразу, Никого из них не любя, но всем им Чресла ломая; Только пусть не ждет, не мечтает больше О моей любви, что убита ею, Как цветок, что рос возле самой пашни, Срезанный плугом.

№ 12

Что за фокусы, Марруцин Азиний? Ты зачем на пиру, среди веселья, У беспечных гостей платки воруешь? Ты находишь, что это остроумно? Это, дурень, и низко, и безвкусно! Что, не веришь мне? Ну поверь хоть брату, Поллиону, — чего бы он не отдал, Чтоб твои безобразия загладить! Он моложе, но смыслит и в остротах, И в приличьях, не то что ты, невежа! В общем, либо готовься триста ямбов Получить, либо живо отдавай мне Мой платок. Не ценою он мне дорог, Но как память о драгоценной дружбе. То сетабский платок, что мне Вераний И Фабулл из Иберии прислали. Дар друзей должен быть мне так же дорог, Как и сами Веранечка с Фабуллом.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.