Экономика во лжи. Прошлое, настоящее и будущее российской экономики

Кричевский Никита Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Экономика во лжи. Прошлое, настоящее и будущее российской экономики (Кричевский Никита)

Введение

Маме

Эта книга – не о росте ВВП, привлечении иностранных инвестиций или борьбе с инфляцией. Эта книга – о причинах, точнее, о главной причине, что не дает нам решить в целом не такие уж сложные задачи. Эта книга – о лжи и порожденном ею недоверии в нашей экономике.

Полвека назад «золотой голос» капитализма Айн Рэнд написала: «Вина за нынешнее состояние нашего мира лежит, за редкими исключениями, на тех, кому сегодня за 40, – на тех, кто в своих речах говорил меньше, нежели знал, и менее определенно, нежели того заслуживал предмет их выступлений» [1] . И пусть наши с Алисой Розенбаум (настоящее имя Рэнд) политические и макроэкономические предпочтения по многим вопросам расходятся кардинально, в одном она права точно: поколение сорокалетних и тех, кто немного старше, должно осознавать ответственность за прошлое и будущее экономики, страны, мира.

Избитый либеральный рецепт улучшения жизни в России «не врать и не воровать», несмотря на скрытую односложность (общественное воровство – суть продолжение вранья), тем не менее, несет в себе верное заключение о текущем состоянии нашего общества, пораженного эпидемией лжи. Лгут все: государство, общество, индивидуумы. И что самое опасное – ложь, лицемерие, двуличие становятся общепринятой нормой поведения, неписаным правилом достижения успеха.

В этой книге собраны лишь немногие примеры, наглядно иллюстрирующие справедливость вывода, вынесенного в название. Однако если человеку психологически свойственно не гнушаться коварства, преследуя личные интересы – это не противоречит его природе, – то институт государства для того и существует, чтобы демонстрировать образцы честности и верности приоритетным общественным идеалам. Распространение лжи в обществе начинается с государства, выздоравливать также нужно начинать с головы.

В отличие от права в экономике нет презумпции невиновности. В то же время зачастую невозможно в одночасье раскрыть ложность многих теоретических посылов, практических намерений и деяний, сопутствующих нашей жизни. Нужно время – и оно приходит.

На страницах этой книги я намерен развить три основных положения, три ключевые мысли.

Первое: на протяжении многих десятилетий в России насаждается чуждое нашему менталитету индивидуалистическое мировоззрение, на поверку оказывающееся ширмой для сокрытия истинного умысла псевдолибералов – любыми способами удержать власть.

Второе: долгие годы нам внушают мысль об исправных «социальных лифтах», одновременно выстраивая и цементируя модель капитализма посвященных. Представители государства денно и нощно рассуждают об открытости системы государственного управления и прозрачности долгосрочных экономических отношений, а на деле пестуют незаконные и нелегитимные финансовые институты, потворствуют коррупции, разрушают немногие оставшиеся общественные договоренности, придававшие людям хоть какую-то уверенность в будущем.

Третье: не отстает и общество. «Мы платим налоги, где наши дороги?» – однако мы лицемерно умалчиваем о неизбывной любви к «черному налу», о предпочтении «серого» сектора легальному, о сладком обмане себя и окружающих потреблением взаймы. Вместе с государством мы привычно обвиняем во всех возможных бедах «мировой заговор», с упоением обсуждая конспирологические перипетии американской, европейской, китайской экономик, как будто наши внутренние проблемы решены успешно и навсегда.

Экономика – не беллетристика, потому прошу с должным вниманием отнестись к статистическому и фактологическому материалу, собранному в книге. Возможно, кому-то такая научно-популярная подача мысли покажется излишне громоздкой, рассеивающей внимание. Однако статистика как раздел экономической истории здесь используется в качестве дополнительного обоснования логических выводов, а обширная фактологическая база несет в себе элемент просвещения и, кроме того, служит весомым подспорьем для будущих исследователей. Настоятельно рекомендую сосредоточенно относиться к сноскам – в них представлены не только источники информации, но и многочисленные побочные сведения, по разным соображениям не вошедшие в основной текст.

В заключение несколько слов благодарности. Я признателен главному редактору «Московского комсомольца» Павлу Гусеву и главному редактору «Новой газеты» Дмитрию Муратову за предоставленные в разные периоды нашего сотрудничества «окна» для изложения на страницах этих уважаемых изданий отдельных положений настоящей книги. Я также искренне благодарю всех моих оппонентов, в дискуссиях с которыми вырабатывалась и оттачивалась моя позиция по многим социально-экономическим аспектам нашей жизни. И конечно, огромное спасибо тебе, мой дорогой читатель.

Никита Кричевский

Москва, март 2014 г.

Глава 1. В ожидании хозяина

В нашем обществе давно вошло в привычку пенять экономистам на неразумность предлагаемых планов по выводу страны из перманентного социально-экономического кризиса. Критическая аргументация такова: молодая экономическая поросль склонна игнорировать лучшее из советского опыта, экономисты старой закалки не учитывают современные рыночные реалии, а теоретики либерально-рыночного окраса и вовсе нелегитимны в силу ложной ответственности, которую они вынуждены нести за чужие ошибки, просчеты и преступления двадцатилетней давности. Однако все современные попытки «облагородить» российскую экономику будут тщетны, пока мы не осознаем ряд непреложных положений.

Россия – страна традиционалистская, что означает превалирование неформальных общественных ценностей. Их попрание, отрицание неизменно ввергает наш социум в хаос. В России законодательные нормы всегда были необходимым, часто обременительным, но лишь довеском к народным морально-нравственным ценностям. Противопоставление закона и справедливости, вынужденный отказ от их пусть призрачного, но единства – наследственная черта русского человека.

Россия – страна патерналистская, роль государства во всех сферах общественной жизни у нас всегда была преобладающей. Мы не Америка, у которой, говоря словами великого поэта Андрея Вознесенского, не было своего XVII века, а государственное устройство формировалось исходя из максимально возможной индивидуальной свободы. Сравнение с Европой также весьма условно, поскольку еще столетие назад Россией правил Помазанник Божий, тогда как во многих европейских государствах монархии были либо уже конституционно ограничены, либо упразднены вовсе. Патернализм, дирижизм [2] , вера в сильное государство, управляемое на основе единоначалия, – отличительные признаки мировосприятия русского человека. Экономика для нас – не рынок, экономика для нас – люди. С их трудом, потребностями, настроениями.

Россия – страна религиозная, в первую очередь православная. Католические или протестантские представления о человеческой деятельности значительно расходятся с православными уложениями. Кажущееся уменьшение влияния веры на россиян обманчиво – снижение количества прихожан, регулярно посещающих храмы, отнюдь не тождественно постепенному отходу общества от религиозных устоев. Как будет показано ниже, в предыдущие периоды православие не только не препятствовало, но, наоборот, способствовало экономическому росту, увеличению численности населения и цивилизационному прогрессу России.

Мировоззренческий нигилизм, построенный на отрицании этих простых истин, стал фундаментом царящих в современной России лжи и недоверия, экономической стагнации и социальной деградации, массовой апатии и индивидуальной эмиграции, а в итоге – депрессии великой нации.

Скудное наследие

Экономика – наука молодая, ей лет триста от роду (сравните с многовековыми традициями философии, психологии или обществознания) [3] . До середины XVIII в., то есть до начала промышленной революции, учение о рациональном хозяйствовании в основном было встроено в другие гуманитарные дисциплины, хотя ранее все же появлялись сугубо экономические трактаты. Да и о какой экономике идет речь, когда практически во всех странах того времени господствовала абсолютная монархия (Америка была редким исключением), основным фактором производства служила земля, реже – отдельные природные ресурсы, а источником богатства – торговля с ее меркантилистскими фетишами: деньгами, золотом и серебром?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.