Из жизни шерлов и синкопов (миниатюры)

Юрченко Кирилл

Жанр: Рассказ  Проза  Ужасы и мистика  Фантастика    Автор: Юрченко Кирилл   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Из жизни шерлов и синкопов (миниатюры) ( Юрченко Кирилл)

Друг дома

Как-то вечером шерл сидел в кресле и читал газету, чтобы знать о мире, в котором живет. Он дочитал до рубрики «В театрах и в кино», когда в дверь позвонили. Жена бросилась открывать, потому что мужа нельзя отрывать от важного дела, когда он читает газету. Оказалось, что это пришел синкоп к ней в гости, как друг дома.

– Милый, ты посмотри, кто к нам пришел! – поспешила поделиться жена своей радостью, чтобы подозрений, не дай бог, не возникло.

Шерл глянул поверх газеты и ничего не ответил.

– Это тебе, – сказал синкоп жене шерла, протягивая бутылку водки. – Чтоб на столе пусто не было, – деликатно пошутил он с намеком.

– Ой, я сейчас! – всплеснула руками жена шерла и умчалась на кухню, потому что синкопа никак не ждала.

Синкоп прошелся по комнате, критически оглядывая знакомую обстановку.

– Что поделываешь? – спросил он шерла.

– Не видишь, занят, – проворчал из-за газеты шерл.

– Да-а, ничего у вас не изменилось, – протянул синкоп, чтобы не молчать. – И в спальне все так же?

– А ты откуда знаешь? – высунулся из-за газеты шерл.

– Знаю что? – не понял синкоп.

– Что в спальне у нас ничего не изменилось, – тяжело задышал шерл, так как это была истинная правда.

– А чего тут знать-то? – остановился напротив него синкоп. – Не изменилось – и ладно. Это я так, к слову.

– К какому слову? – скомкал газету шерл. – Это на что ты намекаешь?

– Да ни на что я не намекаю. А ты что подумал? – полюбопытствовал синкоп.

– А как ты думаешь, что я подумал, – прорычал, терзая газету, шерл. Он был взвинчен с самого вечера, прочитав, что Забрендия объявила ноту протеста Самсамии, к тому же нота сфальшивила – не вытянул тенор.

– Ну, я думаю, ты подумал, что я твою жену трахаю, – с простодушной улыбкой предположил синкоп.

– Признался!!! – бешеной кофемолкой взвыл шерл и бросил в него скомканную донельзя газету.

– И ничего я не признался, – пожимая широченными плечами, начал оправдываться синкоп. – Просто я думаю, ты это подумал, а на самом деле, нужна мне твоя жена до фонаря и выше, от своей не знаю, как избавиться… К тому же ноги у твоей кривее, чем у моей, – поспешно добавил он, видя, как шерл лиловеет на глазах.

Грохот перекрыл его слова, потому что вошедшая с кухни жена шерла уронила поднос с тарелками.

– Это у меня ноги кривые? – завизжала она, прыгая от злости. – Глаза у тебя кривые, хоть и друг дома. Гляди, коли не вылезло! – и задрала юбку куда выше пределов скромности.

Видя разврат в своем доме и чтобы мебель уцелела, шерл подхватил рыдающую от ярости жену и, поднатужась, посадил ее на сервант. Жена ревела оскорбленной белугой и била пятками хрусталь на полке.

Чтобы не допустить жестокое обращение с женщинами и развития скандала для, синкоп размахнулся и точно запечатал кулаком правый глаз шерла. Шерл хотел ударить его креслом, но не смог поднять, из-за чего был вышвырнут синкопом на лестничную площадку.

– Немедленно убирайся! – завопил он оттуда.

– Еще чего, – оглядывая разгром, буркнул синкоп. – Сам убирайся, а я лучше домой пойду.

И пошел, прихватив с кухни бутылку водки, чтобы было с чем прийти в следующий раз, как другу дома. А шерл остался сидеть на площадке в синяках и печали.

Шерл-писатель

Однажды шерл решил написать роман, а у шерла сказано – сделано. Отослав жену на кухню готовить обед посытней, потому что писательство, как он знал, развивает аппетит, шерл сел за стол, положил чистый лист бумаги и взял шариковую ручку. Но у ручки, видать, шарика не хватало, потому что тут же изгадила весь бывший чистый лист, а больше ничего не захотела сделать.

Шерл с досады шваркнул ее под стол, вздохнул и начал снова. Положил чистый лист бумаги. Достал из стола пузырек чернил и стал искать ручку-проливайку.

Тут в прихожей зазвонил телефон. Жена из кухни телефона не слышала, чтобы жаркое не подгорело, и идти пришлось шерлу. Он вышел, взял трубку за горло, как врага народа, и со злостью выдавил из себя пасту слов: «Кто там?»

Трубка сопела по-мужски.

– Кто там? – выдавил еще одну порцию шерл.

Сопение прибавило громкости, но ответа так и не последовало. Положив трубку на место, как покойника в гроб, шерл вернулся в кабинет и раскупорил пузырек чернил.

Тут в прихожей зазвонил телефон. Жена кухарничала и ничего не слышала. Шерл тоже решил не ходить, потому что занят, сидел и слушал, когда телефон перестанет.

В прихожей телефонило, аж стены дрожали. Наконец, шерл не выдержал и пошел. Злобно сорвал трубку и выбросил в мусорное ведро. Телефон замолчал навеки.

Шерл вернулся в кабинет. Сел, взял ручку, тыкнул в чернильницу и хотел писать, но тут же поставил кляксу. Потому что на ручке повисла утопленница в чернилах – безвременно усопшая муха.

Шерл со вздохом вычистил перо носовым платком, положил чистый лист бумаги и – отодвинул его в сторону. Придвинул пузырек чернил, вооружился тонкой проволокой и стал накалывать на нее мух, которых безвременно усопло в чернильнице великое множество. Собственно, ее уже можно было назвать не чернильницей, а мушильницей.

В это время в кабинет заглянул синкоп.

– Так я и думал, что ты тут, – объявил он. – А я к тебе в гости.

– Я занят, – буркнул шерл.

– Как интересно! – воскликнул синкоп, придвигая кресло поближе к столу. – А что ты делаешь?

– Мух ловлю, – проворчал шерл и в доказательство предъявил синкопу пять выложенных на бумаге в ряд, истекающих чернилами мух.

– Как интересно! – сказал синкоп. – А почему они синие? Ты что, их душишь?

Шерл ничего не ответил, потому что как раз цеплял шестую.

– А я шел мимо, дай, думаю, зайду, – раскинулся в кресле синкоп. – Все равно ведь, думаю, ничего не делает. А ты, оказывается, занят. Это ты молодец!.. Подсекай, подсекай… Эх, сорвалась!..

– Не кричи под руку, – пропыхтел шерл, раздраженно двинул локтем и опрокинул мушильницу на бывший чистый лист бумаги.

– Черт тебя побери! – заорал он, багровея. – Жена! – И попытался поймать рукавами убегающие чернила.

В кабинете возникла жена и мило улыбнулась синкопу, потому как он друг семейства.

– Я и не знала, что у нас гость, – проворковала она. – Сейчас к столу буду звать, труженики вы мои. – И упорхнула, оставив шерла с синкопом ловить чернила.

Страшный сон

Раз шерлу приснился сон, будто гуляет он с женой по берегу реки, а в реке плавают зубастые крокодилы. Шерл испугался во сне этого сна и, чтобы не досматривать, отфутболил его жене.

И приснился жене шерла сон, будто гуляет она по берегу реки с крокодилами, а в реке плавает зубастый шерл. Испугалась она ужасно и перебросила этот сон другу семьи синкопу, чтобы не досматривать самой.

И приснился синкопу сон, будто гуляет он с женой шерла по крокодилу, а в берегу плавает шерластый зубл. Покрылся синкоп от ужаса гусиной кожей и отфутболил этот сон обратно шерлу, потому что если досмотреть его до конца, то можно и с нарезки слететь.

И шерлу приснился сон, будто река гуляет с зубами по берегу, а на синкопе плавает жена шерла с крокодилами. Шерл спокойно досмотрел этот сон и бояться не стал, потому что его самого там не было, но весь следующий день ходил мрачный и угрюмый, подозревая, что неспроста видел свою жену на синкопе, да еще с крокодилами.

Новый год

Подошел как-то раз шерл к настенному календарю, оторвал листок, а там написано: «тридцать первое декабря».

– Жена, – закричал он, – Новый год подходит!

Жена шерла была на кухне, готовила вкусное для мужа, и плохо слышала, ей показалось: «синкоп подходит», потому как синкоп – друг семейства и ожидать его можно было со дня на день, с минуты на минуту. А, кроме того, у кого, что на уме, тому то и слышится. А у жены шерла синкоп давно был на уме. От такой тяжести у нее даже ум перекосило.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.