Сто ответов на один вопрос

Алешина Светлана

Серия: TV журналистка [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сто ответов на один вопрос (Алешина Светлана)

Глава 1

Ну вот опять! Я глубоко вздохнула, сдерживая раздражение. Капля кетчупа попала на блузу, несмотря на то что я держала гамбургер над салфеткой. И как это я умудряюсь всегда посадить пятно на самое видное место? Не могла, что ли, эта капля упасть на юбку? Уж если что-то разладится, то весь день пойдет насмарку!

Я попыталась вытереть кетчуп салфеткой, отложив злосчастный гамбургер в сторону, но от этого пятно стало еще больше. Выбросив салфетку в мусорную корзину около своего стола, я вышла из кабинета и, прикрывая пятно рукой, прошла в уборную.

Сняв блузу, слегка поежилась. Зимой даже в помещении нашей редакции было холодно. Чего уж говорить о местах общего пользования, где сквозняки просто гуляли. Я быстренько намылила испачканное место, потерла ткань и прополоскала. Эта процедура не помогла избавиться от пятна, которое стало розового цвета. И только после вторичной стирки от кетчупа не осталось следа. Я с облегчением вздохнула. Прямой эфир программы спасен!

Не могла же я показаться перед камерами в испачканной блузе! Что обо мне подумали бы многочисленные поклонницы программы «Женское счастье», ведущей которой я работаю уже несколько лет на местном телевидении. «Женское счастье» – это обычное ток-шоу с участием преуспевающих женщин нашего города. Программа выходит в эфир раз в неделю, по пятницам, и сегодня должна была пройти очередная съемка. По этому случаю я выбрала из своего гардероба более-менее подходящий костюм, и надо же было умудриться испачкать его. Хорошо еще, что пятно отстиралось.

Я возвратилась в кабинет, где меня уже поджидала Лера Казаринова, помощник режиссера. Осмотрев меня со всех сторон придирчивым женским взглядом, она, конечно же, заметила мокрое пятно.

– Ирина Анатольевна, что с вами случилось? – участливо поинтересовалась Казаринова, придвинув к себе вазочку с изюмом.

– Кетчуп, – коротко ответила я.

С Лерой никогда не случилось бы подобного казуса, потому что она предпочитала питаться не гамбургерами, а более полезными для пищеварения продуктами. У нее на столе всегда стояла вазочка с сухофруктами и бутылка минеральной воды без газов. К тому же Лера постоянно сидела на диетах, хотя фигуре ее могла бы позавидовать любая фотомодель. Здоровье, по мнению Казариновой, гораздо важнее удовлетворения каждодневных прихотей.

– Сегодня у нас прямой эфир, – напомнила Лера коварно, делая маленький глоток минералки. – Кстати, мы с Галиной Сергеевной в студии уже все подготовили, как и договаривались. Растения прекрасно вписываются в обстановку, а цветы смотрятся просто изумительно. Уверена, героиня не разочаруется, увидев все это!

– Ходакова разве не с вами? Ангелины Львовны до сих пор нет? – насторожилась я.

Лера покачала головой: героиня еще не приехала на ГТРКа!

Это обстоятельство мне показалось странным. До прямого эфира оставалось чуть меньше трех часов, а Ходакова до сих пор не появилась в редакции, несмотря на то что мы договаривались с ней встретиться еще в обед. Я не поднимала паники, потому что думала, что Ходакова уже в студии и помогает заниматься оформлением. Ангелина Львовна, владелица фирмы по выращиванию и распространению экзотических растений, обещала привезти с собой несколько образцов тропической флоры. Деревья для съемки программы работники фирмы «Экзотика», разумеется, не могли доставить из оранжереи в студию в связи с холодным временем года, а вот растения в переносных контейнерах, оборудованных обогревателями, привезли. Представляю, во что сейчас превратилась наша студия!

– С утра Ходакова прислала нам контейнер с цветами и растениями, а самой ее пока нет, – объяснила Лера, заметив мое беспокойство. – Галина Сергеевна тоже нервная и дерганая какая-то. Волнуется, что Ходаковой до сих пор нет.

– Надо ей позвонить, – наконец сообразила я, отыскала в записной книжке нужный номер телефона и, приложив трубку к уху, замерла в ожидании ответа абонента. Но тот не спешил подходить к телефону. В голову полезли всякие мысли. Учитывая, что в последнее время съемки программы нередко срывались по различным причинам, на душе стало как-то тревожно. Над программой словно висело какое-то проклятие, и ни одна съемка не обходилась без приключений, не считая нескольких случаев, когда я могла после передачи по-настоящему с облегчением вздохнуть. Что произошло на этот раз?..

И когда в трубке наконец послышался знакомый голос, я с явным облегчением вздохнула. Лера заметила это и тоже расслабилась, присев на кресло.

– Ангелина Львовна? – уточнила я. – Вас беспокоит Лебедева…

– Ой, извините, что не предупредила! – взволнованно перебила меня Ходакова. – К сожалению, я не могу сейчас приехать в студию.

– Что-то случилось? – недоумевала я. – Но мы вас ждем…

– Да, непредвиденные обстоятельства, – с тем же волнением и, как мне показалось, даже с испугом произнесла собеседница. – Надеюсь, что скоро все разрешится.

– Что случилось? – настойчиво продолжала спрашивать я, так как понимала, что в очередной раз срывается прямой эфир.

Я имела полное право знать подробности, так как это подрывало репутацию моей программы, но Ангелина Львовна неожиданно бросила трубку. Прослушав серию коротких гудков, я опять набрала номер Ходаковой, но на этот раз ожидание оказалось напрасным: к телефону никто не подошел. Это обстоятельство показалось мне еще более странным.

Лера с интересом посмотрела на меня, заметив растерянность. Набирать номер еще раз я не стала. Какой от этого прок, если Ходакова явно не желает со мной говорить?

– Ирина, у нас все готово! – бодро крикнула Галина Сергеевна, заходя в кабинет и еще ничего не зная.

Моршакова по привычке подошла к зеркалу и кокетливо поправила очередное творение парикмахерского искусства. Наш режиссер любила менять прически практически каждую неделю, и мне иногда казалось, что все заработанные ею деньги идут на оплату услуг парикмахеров, с большинством из которых Галина Сергеевна уже была знакома. Несмотря на возраст, а ей уже было около пятидесяти, она следила за собой тщательнее любой молоденькой девицы, к тому же не пренебрегала косметикой и умело пользовалась ею. Благодаря этому Моршакова выглядела гораздо моложе своего возраста.

– Ой, да что это с вами? – обернувшись ко мне, Галина Сергеевна наконец заметила растерянность на моем лице.

– Ходаковой до сих пор нет, – пояснила Лера. – У нее что-то случилось.

– Что? – Моршакова не дала мне даже ответить. – Вот так всегда! Стараешься всю неделю, а потом в самый последний момент все срывается. Сколько же можно? Все к чертям собачьим!

Мы с Лерой вполне понимали возмущенный тон Галины Сергеевны, разделяя ее настроение: действительно неприятно, когда программа срывается по прихоти героини. В такой ситуации даже не знаешь, за что хвататься: то ли запускать в эфир повтор, то ли объявлять телезрителям, что программа откладывается по техническим причинам. Самое обидное, что все срывается из-за каких-то непредвиденных обстоятельств, о которых никому ничего не известно. Еще сегодня утром Ходакова обещала приехать к обеду, а теперь даже разговаривать со мной не захотела.

– Что же делать? – бормотала Моршакова. – Студия уже готова! Кошелев будет в гневе.

Евгений Иванович Кошелев, заместитель главного редактора ГТРКа и мой непосредственный начальник, не любил подобных срывов. Конфликта с начальством не избежать!

– Надо съездить за Ходаковой и привезти ее в студию, – предложила Лера.

– Насильно! – добавила Галина Сергеевна уверенным тоном.

– Ходакова сказала, что все должно скоро разрешиться, – напомнила я. – Может быть, мы рано панику подняли?

– Рано? – набросилась на меня Моршакова. – До программы осталось только три часа, даже меньше, а героини все нет. Когда такое бывало? Она даже еще и сценарий не посмотрела!

– Мы с Шиловым за ней! – коротко сообщила я и набрала еще один номер, но на этот раз внутреннего телефона.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.