Португальская колониальная империя. 1415—1974.

Хазанов Анатолий Михайлович

Серия: Рождение и гибель великих империй [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Португальская колониальная империя. 1415—1974. (Хазанов Анатолий)

Часть I.

Создание португальской колониальной империи (XV — XVII вв.)

Ранняя заморская экспансия Португалии

История Португалии как самостоятельного государства началась в 1095 г., в эпоху Реконкисты (изгнания завоевателей-арабов с Пиренейского полуострова). Обожженная каменистая земля давала немного, но и за нее нужно было воевать с маврами (арабами). Сменяли друг друга поколения, но изнурительная война с маврами продолжалась. История дает нам немало примеров выживания сильнейших, и один из лучших из них — пятисотлетняя история борьбы маленького пассионарного народа Португалии против арабских завоевателей. В этих войнах сложился характер фидалгу — мелкопоместных дворян, профессиональных воинов, смелых, жестких и фанатичных. В этих войнах окрепла королевская власть, опиравшаяся на купечество приморских городов Лиссабона и Порту и на фидалгу. С помощью этих союзников она сумела сломить сопротивление строптивых и заносчивых крупных феодалов и подчинить себе католическое духовенство. В результате в Португалии значительно раньше, чем в соседней Испании, возникло феодальное монархическое государство и завершилась Реконкиста. Португалия избавилась от арабских завоевателей в 1249 г., а Испания — аж в 1492 г.! Вот почему в испанском языке 4000 арабских слов (четверть всего словаря), а в португальском их почти нет.

После изгнания мавров король Португалии стал неограниченным полновластным правителем страны. Фидалгу нуждались в могущественном покровителе, в сильной руке, беспощадно карающей мечтающих о независимости крупных феодалов. Вот почему они стали надежной опорой сильной королевской власти.

Вытянутая узкой длинной полоской вдоль побережья Атлантического океана, находившаяся в стороне от тогдашних сложных международных конфликтов, Португалия развивалась быстрее других государств и уже в XV в. превратилась в торговую страну с большим морским флотом.

Фундамент морского могущества Португалии заложил человек, не совершивший в своей жизни ни одного дальнего плавания, но вошедший в историю под именем Генриха Мореплавателя. Настоящее его имя — Энрики.

Генрих Мореплаватель родился 4 марта 1394 г. Он был третьим сыном Жуана I, а значит, говоря сегодняшним языком, ему ничего не светит. Он бы мог подобно своему брату Педру странствовать от двора ко двору, но он отверг все предложения Англии, Италии и Германии и предпочел жизнь кабинетного ученого и менеджера навигационного бизнеса, все более и более удаляясь от мира известного, чтобы открывать мир неведомый. В молодости он отличился в войне с арабами, проявив недюжинную храбрость на поле брани. Однако принца Энрики не привлекала полководческая слава. Свое будущее он связал с морем. Он гениально предугадал, что именно море принесет Португалии небывалое величие, богатство и славу в веках. Принц Энрики разжег страсть португальцев к морским путешествиям и превратил ее в навигационный и колонизационный гений.

Как писал его биограф Ч. Бизли, «Генрих Мореплаватель привил соотечественникам дух древних скандинавских странников, неутомимую жажду новых знаний, новых приключений, новых красок и мелодий — всего, что побудило их к путешествиям и исследованиям XV и XVI вв. — исследованиям, охватившим половину земной поверхности и увенчавшимся открытием новых континентов на западе и на востоке и великих морских путей вокруг земного шара» {1} . Ведь именно поэтому на карте мира поразительно много португальских топонимов!

Дон Энрики стал в 1420 г. великим магистром ордена Христа — полувоенной, полумонашеской организации. На средства ордена принц построил резиденцию на мысе Сан-Висенти, подальше от столичной суеты, построил обсерваторию и кораблестроительную верфь и мореходную школу в Сагрише. Затем энергичный и любознательный принц начал посылать экспедицию за экспедицией, чтобы больше узнать о том, «что же спрятано от человеческих глаз в Южном море».

По сообщению хрониста Зурары, Энрики ставил при этом перед моряками пять главных целей: исследовать неизвестные страны, лежащие за мысом Бохадор (на западном побережье Африки); установить торговые связи с христианскими народами, если таковые будут обнаружены; определить степень и масштабы магометанского влияния; найти христианских союзников для борьбы против мавров; обратить туземцев в христианскую веру {2} .

Зурара, разумеется, скромно умалчивает о том, что главная цель Энрики заключалась не столько в том, чтобы завладеть душами новообращенных туземцев, сколько в том, чтобы завладеть золотом, слоновой костью и пряностями, которые были главным предметом вожделений «благочестивого» инфанта.

Дело в том, что в это время Европа была полна слухами о фантастических богатствах Востока, о молочных реках и кисельных берегах, о странах, изобилующих золотом, слоновой костью, пряностями и рабами, о сказочном острове Бразил, где растут драгоценные деревья и где гигантские муравьи перетаскивают золотые слитки, о царстве загадочного христианского правителя — «пресвитера Иоанна» в Африке, который поможет своим братьям по вере в войне с маврами.

Неведомый Европе мир начинался сразу за Гибралтарским проливом. Первым препятствием на пути завоевания этого мира было Марокко.

Королевский двор в Лиссабоне не без оснований полагал, что если Португалия сумеет создать плацдарм в Марокко раньше, чем это успеет сделать Кастилия, то будущие завоевания превратят обширные мусульманские земли на Востоке в португальские, а не в кастильские владения.

И вот, 25 июня 1415 г., уступая нажиму со стороны сидевших без дела и изнывавших от скуки после завершения Реконкисты воинственных фидалгу и стремившихся к захвату новых рынков купцов, король Жуан I (1357—1433) отправляет большой флот для захвата марокканского порта Сеута. Во главе флота он ставит принца Энрики. Принц, которому тогда было 20 лет, поражал всех своей энергией и выдающимися способностями.

12 августа флот подошел к Сеуте. Среди жителей города возникла ужасная паника. Они стали спешно запирать ворота, укреплять крепостные стены и послали гонцов в соседние города, прося о помощи. Но помощь не пришла.

21 августа португальцы штурмом овладели Сеутой. «Разграбление города было потрясающим зрелищем, — пишет историк О. Мартинш. — Как центр торговли с Индией Сеута превосходила Венецию, а та — Лиссабон. Улицы Сеуты напоминали ярмарку. Солдаты с арбалетами, деревенские парни, вывезенные из гор Тражуш-Монтиш и Бейры, понятия не имели о ценности тех вещей, которые они уничтожали. В своем варварском практицизме они алчно жаждали лишь золота и серебра. Они рыскали по домам, спускались в колодцы, ломали, преследовали, убивали, и все из-за жажды обладания золотом. Они опорожняли винные погреба и магазины, опустошая все. Улицы были набиты мебелью, тканями и усыпаны корицей и перцем, сыпавшимся из сваленных в кучу мешков, которые солдатня разрубала, чтобы посмотреть, не спрятано ли там золото или серебро, драгоценности, перстни, серьги, браслеты и другие украшения, а если на ком-нибудь их видели, часто вырывали их вместе с ушами и пальцами несчастных… Всю ночь вокруг Сеуты были слышны стоны и скорбные крики матерей и детей» {3} .

Кровавая трагедия в Сеуте положила начало величайшей трагедии в истории народов Африки, Азии и Америки. Началась страшная эпоха колониальной экспансии европейских держав.

Жуан I до конца своей жизни больше не решался предпринимать новые попытки расширить свои завоевания в Марокко, сосредоточив усилия на том, чтобы укрепиться в Сеуте. Но один из его сыновей, тщеславный и энергичный принц Энрики, получивший от взятых в Сеуте пленных сведения о богатстве тропической Африки и о легендарном царстве «пресвитера Иоанна», становится фанатичным проповедником идеи продолжения экспансии в Марокко. Одержимый этой идеей, отметая все возражения, принц стремится к единственной цели — новой экспедиции в Марокко. Даже в своих инициалах (i.D.A.) принц увидел божественное предназначение, расшифровывая их словами «Idaa Africa» — «отъезд в Африку».

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.