Кошка

Морозова Ольга Владимировна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кошка (Морозова Ольга)

Я тщательно готовился к приходу Клары. Довольно странное имя, но я начинал привыкать. Мы виделись всего пару раз, да и то на улице. Заходили в кафе, выпили кофе. Я ничего про неё не знал, а она особенно не рассказывала. Я даже не знаю, зачем я с ней встречался и зачем пригласил её домой. Во время наших встреч она, в основном, отмалчивалась и украдкой посматривала на часы. Когда я, наконец, набирался смелости, чтобы пригласить её к себе на чашечку кофе, она вдруг вспоминала, что у неё есть неотложное дело, и быстро прощалась. Мои слова так и оставались внутри меня, невысказанными. Раздосадованный, я заказывал бутылку красного вина и в одиночестве выпивал её. Я, естественно, мог позвонить одной из своих многочисленных подружек, и любая была бы рада скрасить моё одиночество, но я не хотел. Я был весь во власти Клары, и это не отпускало меня ещё на протяжении нескольких дней после такого свидания. Я грустил и тосковал, не зная, куда себя деть. Мои друзья многозначительно крутили пальцем у виска, но я ничего не мог с собой поделать. Молчаливая недоступная Клара влекла меня куда больше, чем мне хотелось бы в этом признаться.

В этот раз она позвонила сама, после моего довольно продолжительного молчания. Мне удалось убедить себя, что все встречи ни к чему хорошему не приведут, кроме разочарования и приступов меланхолии. Я решил вернуться к нормальной жизни, немного хандрил. В этот момент раздался звонок, и я услышал её голос. Это было несколько неожиданно, и я растерялся. Она спросила, куда я пропал, и почему не звонил ей? Я осмелел и пригласил её к себе. Сказал, что немного приболел, и поэтому не могу пойти с ней погулять. К моему удивлению, она согласилась, пообещав прийти вечером, когда освободится. Она не назвала точное время, но, так как я был дома, это не имело особого значения.

Я расставил тарелки, достал столовое серебро, поставил на середину стола старинный подсвечник. Я не собирался её удивлять чудесами кулинарии, но почему-то мне показалось, что такая обстановка будет соответствовать образу Клары. Темнота, рассеянная лишь пламенем свечей, хрустальные фужеры — всё так таинственно, как и сама девушка. Я даже замер в предвкушении, показавшись сам себе средневековым рыцарем, дожидающемся прекрасную незнакомку. За окном уже стемнело, а Клара всё не шла. Я позвонил ей, но телефон не отвечал. В лёгком возбуждении я мерил шагами квартиру, как вдруг мне показалось, что кто-то тихо ступает по полу. Я жил один, поэтому звук немного напугал меня. Осторожно пройдя в том направлении, я оказался в спальне. Звук прекратился, и я с облегчением подумал, что мне показалось. Видимо, ожидание так подействовало на меня, что начало чудиться невесть что. Я хотел было выйти, но тут в углу, возле балкона, снова услышал шорох. В панике я нажал выключатель, загорелся свет, и я увидел на коврике возле кровати небольшую чёрно-белую кошечку. Свет испугал её, она выскочила в открытую балконную дверь, и уселась на перилах. Я рассмеялся:

— Как ты меня напугала! — И погрозил ей пальцем.

Она мяукнула в ответ и начала умываться. Я хотел закрыть балкон, но было очень душно, и я махнул рукой — в конце концов, это всего лишь кошка. Потом сел на кровать, немного перевести дух, и незаметно заснул. Я провалился в какую-то чёрную яму, то ли сон, то ли явь. Мне не хотелось пропустить Клару, но я не в силах был подняться с кровати. Кошка спрыгнула с перил и вошла в комнату, я хотел её прогнать, но не смог пошевелиться. Она влезла на кровать и стала тереться об меня и мурлыкать. Прикосновение тёплой мягкой шерсти было приятно, и моя рука непроизвольно поднялась, чтобы погладить животное. Это монотонное занятие, очевидно, подействовало на меня умиротворяющее, и я снова уснул, на этот раз крепко. Сколько я спал, не знаю, но когда открыл глаза, но кровати сидела Клара и тихо улыбалась.

— Как ты вошла сюда? — спросонья я ничего не мог понять.

— Ты же сам меня пригласил.

— Прости, я ждал, ждал и уснул. Тут ещё эта кошка…

— Какая кошка?

Я пожал плечами.

— Откуда мне знать? Забралась на мой балкон, потом в комнату. Может, соседская? Не заметил, как уснул. И всё-таки, как ты вошла?

— Через дверь. Она была не заперта.

— Господи, неужели я забыл закрыть? Вот дурак!

— Не ругай себя, всё же к лучшему. Если бы ты запер её, я бы не смогла войти, и вечер был бы испорчен.

— Верно. Тем более, что у меня и брать-то нечего, — я расслабленно засмеялся. — Ты прекрасно выглядишь!

На Кларе было чёрное платье с глубоким вырезом и белые жемчужные бусы. Руку украшал жемчужный браслет, а на ногах были чёрно-белые туфли. Тёмные волосы тщательно убраны в причёску, а немного раскосые зеленоватые глаза искусно подкрашены. На миг мне показалось, что в её чертах проступила кошачья морда, но я прогнал это наваждение — Клара была выше всяческих похвал. Я вскочил с кровати, вспомнив о своих обязанностях хозяина.

— Пройдёмте, сударыня! — я шутливо поклонился ей и предложил свою руку.

Мы торжественно вошли в кухню, где я посадил Клару на стул и зажёг свечи. Я налил вина в бокалы, мы чокнулись и выпили. Тепло от выпитого приятно разлилось по телу, и я расслабился. Все движения Клары были настолько отточены и изящны, что я любовался ею, забыв обо всём. Она молчала, по обыкновению, украдкой разглядывая меня. Я пододвинул ей конфеты и пирожное.

— Извини, я не умею готовить. Но я думал, что все девушки любят сладкое.

Клара взяла конфету из коробки и положила её рот.

— Очень вкусно. Не переживай. Я люблю сладкое, как все девушки. А так поздно вечером я всё равно не ем.

Я посмотрел на часы. Было около половины двенадцатого.

— Я думал, ты придёшь пораньше.

Клара пожала плечами.

— Сейчас ещё совсем не поздно для романтического свидания. Ты устал?

Мне стало неловко. Может, она хотела остаться? Я смутился от собственных мыслей. Почему-то я не мог представить, что лежу с ней в постели.

— Нет, что ты! Я совсем не устал. Я просто очень рад твоему приходу, вот и несу всякую чушь.

Клара обвела глазами мою комнату.

— У тебя мило. Ты один живёшь?

— С некоторых пор, да. Мама умерла несколько лет назад от болезни, отца не было. Точнее, конечно, был, но я его не знаю. Мама считала эту тему запретной. Я даже не знаю, кто он и жив ли сейчас. Не пойму, чем он так насолил ей, что она не разрешала себе даже помнить о нём…

— Не бери в голову, — Клара отпила вино, — это совершенно неважно. Главное, у тебя есть мать. Вернее, была. Она заботилась о тебе, любила тебя. Что тебе ещё нужно? Если она не говорила о твоём отце, значит, у неё были веские причины.

— Может, ты и права. Тем более сейчас узнать это всё равно нет никакой возможности.

— У тебя больше нет родственников?

— Почему, есть, тётя. Она живёт здесь недалеко. У неё своя квартира. Детей нет. Она старая дева. Я иногда навещаю её. Но, похоже, и она ничего не знает. Или дала обет молчания. Ну, да что об этом. Расскажи о себе. Мы давно знакомы, а я ничего о тебе не знаю. — Я взял её тонкую руку с остро отточенными коготками в свою, и легонько сжал.

Клара не убрала руку, и я позволил себе надеяться на более близкие отношения. Возможно, не сегодня, но в будущем.

— Мне и нечего сказать. Просто живу. Сама по себе.

— Где ты работаешь?

— Сейчас помогаю одной женщине по хозяйству. Скрашиваю одиночество. Потом не знаю. Работа для меня не главное. Только средство заработать на жизнь.

— Тебе везёт. А я вот целыми днями парюсь в конторе, пытаюсь делать карьеру.

— Ты же мужчина. Это нормально, — Клара откусила пирожное.

В призрачном свете свечи мелькнули мелкие белые зубки. Наверное, вино ударило мне в голову, потому что я схватил руку Клары и начал покрывать её жаркими поцелуями. Кожа на руке была очень нежной, и я распалялся всё больше. Коготки, впившиеся мне в плечо, отрезвили меня, и я, бормоча извинения, рухнул на свой стул.

— Не стоит сейчас, — Клара смотрела мне прямо в глаза. — Не время.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.