Серьёзные отношения

Брукс Карен

Серия: Австралийцы [63]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Серьёзные отношения (Брукс Карен)

1

— Неужели ты действительно не хочешь замуж, Тина?

Тина Форрест сердито покосилась на младшую сестру. Ну почему все они при малейшей возможности задают ей этот вопрос — и еще с таким идиотским видом?

Однако Дженни не смотрела ни на нее, ни на стол, заваленный эскизами. Она с наслаждением разглядывала кольцо, выгибая пальцы так, чтобы свет играл на гранях бриллианта. Все ее мысли сейчас занимала свадьба, и это было вполне естественно, ведь до нее оставалось не более двух месяцев.

Как только Тина вспомнила, какой сама была в двадцать лет, гаев сменился ощущением отчаяния и безнадежности. Безумная любовь… голова, набитая романтическими бреднями… и все эти радужные иллюзии лопнули как мыльный пузырь. Прошло уже восемь лет с тех пор, как Дьюк Торп исчез из ее жизни, но воспоминания о той впервые испытанной любовной страсти не позволяли другим мужчинам завладеть ее сердцем.

Тогда она, еще совсем молодая девушка, несмотря на всю свою неискушенность, чувствовала, как его неудержимо влечет к ней. Но почему же он так внезапно остановился на полпути, практически отверг ее? Этого Тина до сих пор не могла понять. Понадобилось немало времени, чтобы она осознала, насколько непонятным и даже пугающим был для нее мир Дьюка.

Когда они познакомились, Дьюк писал сценарий для совместного британо-австралийского проекта — телевизионного мини-сериала. Этот сериал планировалось снимать в студии, где тогда работала Тина — юная помощница костюмера. Тогда Торп был молод и малоизвестен, но уже год спустя его первая пьеса, поставленная одним из лондонских театров, имела шумный успех. После этого Дьюк пошел в гору, за его пьесы и сценарии продюсеры буквально вели войну друг с другом.

А они действительно того стоили. Дьюк отваживался проникать в самые сокровенные тайны человеческих душ, обнажая то, о чем люди не хотели и боялись даже думать. Такая смелость и проницательность молодого автора восхищала и одновременно пугала критиков, которые сравнивали его с классиками современной драматургии.

Тина тоже считала Дьюка человеком необыкновенным. Еще ни одному драматургу не удавалось так ярко, талантливо и беспощадно показать всю бессмысленную и трагическую суету человеческого бытия, в полный голос заявить о безнадежном одиночестве людских душ в этом безумном мире. Как хорошо это холодное, неизбежное одиночество было знакомо ей самой…

У нее по крайней мере оставалась профессия, позволявшая вести разнообразную и увлекательную жизнь. Тина перевела глаза на скамью, стоявшую в дальнем углу кабинета. Там красовался миниатюрный макет декорации — плод долгих и упорных трудов Тины, результат многих бессонных ночей. Это была декорация к последней пьесе Дьюка Торпа.

До сих пор ей не приходилось браться за столь серьезное дело. Прошло только две недели со дня первого представления пьесы, но о ней уже говорили везде. Критики не забыли благосклонно упомянуть о работе Тины, и это могло широко открыть перед ней двери в мир театра. Увы, в Австралии этот мир весьма узок. Тина понимала, что ей все равно придется браться за первую подвернувшуюся под руку работу и соглашаться на любое предложение.

Тряхнув головой, она усилием воли прогнала невеселые мысли. Ей же надо выполнить обещание — нарисовать эскиз свадебного платья для своей младшей сестры Дженни! Тина взглянула на девушку. Совсем еще юное личико той лучилось от восторга. Она любовалась сверканием бриллиантов в солнечном луче, падавшем из приоткрытого окна.

— Дженни, спустись на землю. Если ты хочешь, чтобы мы все успели вовремя, то отвлекаться нельзя, — мягко напомнила сестре Тина.

— Ой, прости, пожалуйста, Тина. Я просто замечталась о… о… впрочем, неважно о чем. Что дальше?

— Может быть, сделать платья для подружек из зеленой тафты?

— Да, да! Девушки просто влюбятся в эти платья! — Дженни ликовала. — Ты настоящий талант! И как только ты все это придумываешь?

— Костюмы — моя профессия, — суховато напомнила Тина.

Внезапно ее улыбка увяла, ее лицо болезненно сморщилось:

— Я хотела сказать, Тина… но ты же не обижаешься, что я не пригласила тебя быть одной из подружек на свадьбе?

— Конечно нет.

— Мне ужасно неприятно, что я не попросила тебя об этом, но мама говорит… — Дженни вовремя догадалась, что надо остановиться, не то она наболтает лишнего. То, что она чуть было не сказала, могло причинить старшей сестре только боль, хотя и было чистой правдой.

— Да не переживай ты так, все нормально, — поспешно заверила сестру Тина.

Она отлично знала, что мать сказала Дженни: «Подружке на трех свадьбах никогда не стать невестой». А Тина уже два раза была подружкой — на свадьбах своих других младших сестер, Лиз и Кейт. Так что выступать в подобной роли снова значило бросить вызов судьбе.

По правде говоря, Тина была даже рада, что не будет участвовать в свадебной церемонии. Ей было вполне достаточно любоваться всем действом со стороны. Она надеялась, что хоть на сей раз ей не станут докучать дурацкими разговорами, весь смысл которых крутился вокруг одного — собирается ли она вообще выходить замуж.

— Тебе будет гораздо веселее в окружении твоих сверстниц. — Тина ласково улыбнулась и провела рукой по волосам Дженни, желая успокоить ее.

— Пожалуй, да. И все-таки жаль, что тебя не будет на моей свадебной фотографии. Ведь у Лиз и Кейт есть такие снимки.

После свадьбы каждой из сестер эти фотографии в вычурных рамках торжественно водружались на каминную полку в спальне матери. Там они должны были стоять вечно.

— Да никто и не подумает рассматривать, кто еще стоит рядом с тобой на фотографии. Все будут смотреть только на тебя, — заверила Тина невесту.

— Ты не ответила на мой вопрос. — Дженни не собиралась отставать от нее.

— Какой еще вопрос?

— О том, почему ты не хочешь замуж.

— А ты не считаешь, что с меня уже довольно подобных разговоров? Мало тебе, что мама не дает мне покоя своими попреками, — жестко отрубила Тина.

Она произнесла эту фразу так, что становилось ясно: с этой темой надо покончить раз и навсегда. Но от Дженни отвязаться было непросто. Ее золотистые глаза засверкали от возмущения:

— Ты что, хочешь сказать, что никогда не выйдешь замуж?!

— Даже если так, что из этого? — решительно сказала Тина.

— Но ведь ты же пару раз влюблялась. — Дженни говорила со все возрастающей пылкостью. — Тебе ведь уже двадцать восемь…

— Между прочим, это еще не глубокая старость, — усмехнулась Тина.

Дженни вспыхнула:

— Я вовсе не хотела сказать, что ты старая. У тебя великолепная фигура, а лицо красивое даже без всякой косметики. Сексуальные волосы…

— Сексуальные волосы? — рассмеялась Тина, дернув себя за нечесаную прядь, вылезшую из кое-как скрученного узла на затылке.

— Мужчины любят длинные волосы. Особенно когда они густые, мягкие и блестящие, как у тебя.

— Да ты прямо эксперт! — усмехнувшись, Тина потрепала по светлой головке Дженни.

Та с возмущением выпалила:

— Я говорю серьезно, Тина! Ведь не могла же ты за все эти годы ни разу не влюбиться…

— Могла, еще как могла. — Сестра явно не желала продолжать разговор.

— Ну а как же Эйнджел Брейди?

Зубы Тины инстинктивно сжались. Каждый раз воспоминание о Брейди приходило к ней вместе с острой болью. Господи, разве бы между ними было что-нибудь, не будь он так похож на Дьюка, не будь она так одинока… Однако она должна была признать, что вела себя с ним непростительно легкомысленно, и оправданий для ее лжи нет.

— Мы не любили друг друга, — стараясь говорить спокойно, произнесла она.

— Зачем же тогда было крутить с ним роман?

— Потому что мне показалось, будто я в него влюбилась. — Тина неискренне улыбнулась. — Может, просто мне не так везет, как тебе, Дженни, вот ничего и не вышло.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.