Русская проза XXI века в критике. Рефлексия, оценки, методика описания

Капица Федор Сергеевич

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

От авторов

В настоящем пособии предпринята попытка определения доминантных характерологических факторов современной прозы с точки зрения ее оценки критиками и литературоведами. Не секрет, что по поводу произведений, появляющихся в последнее время, складываются самые противоречивые точки зрения. Поэтому авторы пособия предлагают анализ разных форм, которые определяют «лицо» данного процесса: репортажи, интервью, рецензии, обзоры, пресс-конференции, встречи с писателями, авторские ежегодники, презентации, встречи авторов с читателями.

В зависимости от авторского намерения жанры журналистики делятся на информационные, аналитические и художественно-публицистические. В первую очередь мы обратились ко второй разновидности, включающей статьи, эссе, аналитическое интервью, рецензии, с тем, чтобы обобщить тенденции развития современного литературного процесса. Кроме того, существуют и так называемые универсальные формы: «круглые столы», форумы, конференции, которые активно вводятся в парадигму учебного процесса. Надеемся, что и в данном случае приводимые нами материалы окажутся полезными.

Изучение разнообразия пиар-форм и их анализ позволят также показать парадигму [1] современного литературного процесса и выявить формирующие его факторы. Для этого в ряде глав дается подробная характеристика каждой формы и раскрывается алгоритм работы над ней. Другие главы посвящены состоянию современной критики. Они помогают составить собирательный портрет критических жанров и одновременно провести некоторую их классификацию, определить отдельные формы.

Сегодня для разнообразия и улучшения учебного процесса все чаще практикуют использование разных форм оценки знаний. В частности, написание рецензий, посвященных анализу современного текста, можно использовать в качестве контрольной работы в курсах по специальности «Филология», а также в качестве зачетной работы в дисциплине по выбору типа «Современная проза» для магистров. В виде реферата они могут также написать обзоры (их своеобразие рассмотрено в специальной главе), изложив свои точки зрения по современному премиальному процессу или в связи с оценками произведений разных критиков.

Термин «современный» в нашем случае имеет конкретное наполнение, а не оценочное. В первую очередь привлечены авторы, создающие свои тексты в реальном времени, подвергающиеся осмыслению и оценке в критике и становящиеся объектом исследования в разной форме. В разделе «Жанровая парадигма современной критики» показано направление поисков литературоведов и критиков.

Подготовка учащегося по специальности «Журналистика» предполагает обучение навыкам составления разных видов текстов – репортажей, интервью, обзоров, рецензий. Сюда же следует отнести пресс-конференции, литературные встречи и беседы с писателями. Этому посвящены главы, содержащие характеристику форм и алгоритм работы над ними.

Следовательно, пособие может быть использовано не только в конкретном учебном процессе, где оно окажет помощь студентам-гуманитариям, но и при организации занятий по современной литературе учителями-словесниками и преподавателями вузов, а также практикующими журналистами. В работе учтен опыт авторов пособия как ведущих рубрики «Книжное обозрение» в журнале «В мире науки», а также рецензентов в российских бумажных и сетевых журналах.

Заметим, что нас в первую очередь интересует текстовая наполняющая литературных мероприятий, возможность их использования в качестве материала для организации занятий и в процессе обучения конкретных пользователей. Поэтому общие рассуждения соединяются с методическими приемами преподнесения сведений.

Конкретный характер описания материала обусловил минимальное представление теории, основное внимание сосредоточено именно на практической составляющей. Авторы полагают, что в ходе обучения филологов и журналистов можно использовать имеющиеся многочисленные пособия специального свойства. Некоторые книги представлены в разделе «Литература».

Благодарим всех любознательных и пытливых, тех, кто в форме вопросов, обсуждений на практических занятиях и в личной беседе оказался сопричастным к выбранным нами аспектам. Особенно мы признательны тем, кто помогал во время пиар-акций с текстовым материалом: предоставлял фактические сведения, информационные материалы, книги, присылал пресс-релизы.

Заметим, что разобщенность исследователей, малые тиражи, отсутствие общего информационного поля не позволяют представить в полной мере подвижный и быстро меняющийся поток словесности. Поэтому речь неизбежно идет о презентативности материала, выделении ключевых моментов, которые, несомненно, в дальнейшем станут предметом объективного научного исследования. Ведь нельзя объять необъятное.

Авторы пособия будут благодарны за конструктивные замечания и пожелания, равно как за дополнительные сведения.

В приложении в качестве иллюстративного материала приведены примеры изучаемых форм, а также тематика курсовых, бакалаврских, дипломных и магистерских работ.

Техническая поддержка проекта осуществлена научным сотрудником ИМЛИ РАН В.Ф. Капицей (подбор библиографии, информационных материалов, составление именного указателя).

Введение: критика. Общая литературная ситуация начала XXI века

Представляя современную литературу, вначале следует определить временные рамки данного понятия. Если спросить о его границах читателя, критика, литературоведа, то получим самые противоречивые ответы. Одни отнесут современный период к послевоенным десятилетиям, другие к тому, что происходит на наших глазах, но эти высказывания объединяет общее чувство: ощущение перемен. В первом случае их связывают с оттепелью, поворотом от догматической литературы к динамической, наполненной разнообразными событиями и характерами [2] , во втором речь идет о тех произведениях, которые создаются буквально на глазах, вызывая споры суждений и оценок.

Во всяком случае ясно одно: нужны критерии определения понятия «современный». Выделим его по опорным историческим и общественным датам. Подобный принцип периодизации культурных явлений объясняется тем, что в течение длительного времени существовала практика выделения отдельных этапов развития отечественной культуры в зависимости от определенных социальных реалий.

Своеобразными точками отсчета считаются 1985 и 1991 годы. Первая дата обозначила начало «периода перестройки», вторая связана с образованием нового государства в 1991 г., формально обозначив рождение нового политического, культурного и исторического сообщества, дав стимул к формированию качественно иного сознания, определившего последующее развитие литературы.

На развитие же культуры в большей степени повлияло подписание в июне 1990 г. М. Горбачевым «Закона о печати», отменившего в стране цензуру и косвенно способствовавшего усилению издательской деятельности. В результате был опубликован целый ряд произведений, созданных как в метрополии, так и в диаспоре, но своевременно не вошедших в читательское сознание. Их называют «возвращенной литературой», «запрещенной литературой», «литературой письменного стола», включая и тексты, не выходившие по цензурным соображениям, поскольку они относились к литературе модерна или авангарда и были созданы в начале XX века.

Период конца XX века определился как переходный, но конкретные обозначения его начала и конца оказались разными. В «Теории литературы», подготовленной коллективом ИМЛИ им. А.М. Горького (Т. IV. М., 2001), отмечается, что середина 1980-х–1990-е годы представляют собой целостный этап, для которого характерно «начало плюралистического развития отечественного искусства». Основанием для его выделения является и изменение функций литературы: из дидактической и назидательной она становится рассказывающей, повествующей о конкретных проблемах и откровенно развлекающей читателя.

Если раньше фиксировалась непосредственная реакция автора на советскую действительность с ее несомненными достижениями, то, начиная с середины 80-х, наблюдается максимальное приближение к той жизни, которая интересна читателю: успехи соседа в бизнесе, выход замуж дурнушки за светского льва, получение богатства от неизвестного родственника, проживавшего в Америке. Достаточно вспомнить быстрый и однозначный успех Д. Донцовой или распространение многочисленных женских романов, похожих на истории, печатаемые в глянцевых журналах. Развивались и такие образования, как триллер, трэш, ужастики, ретродетектив, фьюжн.

В первую очередь перемены коснулись проблематики и типа героя. Возможность говорить о табуированных философских, религиозных и политических проблемах, запретных и маргинальных темах – армейской дедовщине, лагерной зоне, репрессиях, нищенстве, наркомании, абортах, педофилии – привела к появлению новых персонажей.

Авторы стали фиксировать конкретную повседневную реальность, причем не только в ее положительных, но и отрицательных проявлениях, так что критики заговорили о резко негативном настрое отдельных текстов. Такая обыденная проза показалась даже отчасти наивной и несложной. Но вместе с тем она продемонстрировала изменение мышления, зарождение иного сознания, потребовавших не только смены тем, героев, но и поиска новых языковых средств.

Тогда же вместо явно положительного, передового строителя социализма появился иной герой, лишенный какой-либо «заданности» и даже явно сниженный. Скажем, в произведениях С. Каледина появился кладбищенский сторож, у Т. Толстой – старики и дети, у М. Кураева, Е. Попова, Л. Петрушевской – простые обыватели. Критика заговорила о новом реализме, откровенном использовании авторами элементов натурализма. Пытаясь вписать их в традиционную парадигму, критики ввели понятие «маргинального героя».

На самом же деле на смену конкретному и правдивому изображению действительности в определенных исторических обстоятельствах (как полагалось писать в соответствии с Уставом советских писателей), пришли элементы иных стилевых систем, например, от постмодернизма приходит интертекстуальность, многостильность, игровые отношения между автором и героем, открытость текста для интерпретаций и вариантов. И все эти свойства используются в тексте, посвященном изображению конкретной реальности (произведения Д. Рубиной и Л. Улицкой). Во многом сказалось восстановление традиции, возвращение столь разных в стилевом отношении авторов, как А. Белый, Б. Зайцев, Б. Пильняк, А. Ремизов.

1

Понятие парадигмы относительно недавно стало использоваться в отечественном литературоведении, однако уже вошло в словари. Приведем одно из таких определений: «Основная идея художественной концепции произведения». В том же словаре указываются и другие значения понятия, в частности, как идеальной модели или образца (Борев Ю. Эстетика. Теория литературы: Энциклопедический словарь терминов. М., 2003. С. 287). Получается, что выбираются исходные идеи и определенные принципы организации модели формы, в дальнейшем осуществляется анализ данных составляющих с целью установления той или иной парадигмы. Отклонение от установленных параметров (использование, например, иных приемов описания) говорит об оригинальности творческой манеры автора. Он сам может начать строить новую парадигму, наполняя ее новыми идеями и приемами описания. Обозначим парадигму как свод общих принципов, позволяющих установить структуру произведения и определить особенности этой организации.

2

Лейдерман Н., Липовецкий М. Современная русская литература: В 2 кн. М., 2008. В пособии авторы начинают рассматривать «современный период», начиная с литературы оттепели (1953 г.).

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.