Темное пламя

Переладов Владимир

Серия: Хэйар [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Темное пламя (Переладов Владимир)

Пролог

Сидя на камне, я смотрю на закат. Заходящее солнце окрашивает в красный цвет вершины деревьев и постепенно скрывается за горами вдали. Да, он красив. Наверное, потому, что это мой последний закат. Особенно красиво он выглядит, если смотреть на него с вершины горы… чем я в данный момент и занимаюсь. Хочу запомнить его. Закат солнца. Закат жизни. Символично. Рядом со мной на камне стоит пакет сока и два стандарта клофелина. Этого хватит, чтобы умереть безболезненно — во сне. Это лучше, чем ждать смерти и мучиться. Я, кажется, не представился. Виктор, учусь на третьем курсе медицинского факультета. Учусь неплохо, но без особого желания, наверное, потому до сих пор не отличник, несмотря на то, что все твердят о том, что интеллект у меня выше среднего. Возможно, но и лень у меня от интеллекта не отстает, и тоже выше среднего. Что еще можно рассказать о себе? В школе и университете занимался тяжелой атлетикой, файером и фехтованием. И еще читать очень любил, из-за чего зрение имел минус две диоптрии. Выглядел обычным физически развитым парнем — при росте сто восемьдесят сантиметров весил килограммов восемьдесят — восемьдесят пять. Хотя забавно смотрелся на тренировках по фехтованию — с двуручником и в очках… Думаю, можно говорить о себе уже в прошедшем времени… Почему в прошедшем? Тут такая ситуация… в общем, с четырнадцати лет меня мучили головные боли, но я предпочитал просто глушить их анальгетиками, и к двадцати годам приходилось выпивать до двух стандартов темпалгина, довольно-таки неслабого анальгетика в месяц. Но в больницу идти не хотел, не очень хорошие воспоминания у меня о больницах. Тем не менее, когда в один далеко не прекрасный момент я потерял сознание на тренировке, то понял, что идти придется. И сходил. Результат обследования — опухоль в мозгу. Злокачественная. Неоперабельна. Мне дали еще три года. Причем половину этого срока пришлось бы провести в больнице на наркотиках, дабы заглушить боль… Не очень хорошее будущее. Да и дорого это. Поэтому я рассказал сестре о ситуации и попросил не говорить матери. Сказать, что я уехал или что-нибудь в этом духе. Она умная, догадается, что сказать. Потом спокойно завершил все свои дела — не люблю оставлять долги, купил два стандарта клофелина, свой любимый гранатовый сок и уехал из города. Час ходьбы, и я нашел неплохое местечко в горах, отсюда открывается прекрасный вид на закат. Поставил на камень покупки и теперь любуюсь закатом, последним в моей жизни. Я спокоен — нет истерики или еще чего. Приговор вынесен, а я только перенес срок. Хочу, чтобы это было быстро, не люблю боль. И ожидание смерти… к черту! По одной запиваю таблетки соком. Кончились. Клонит в сон. Последний взгляд на уже почти ушедшее за горизонт солнце, и я ложусь на спину, смотря в небо, на котором появляются звезды, они загадочно мерцают и как будто зовут к себе… Мне было только двадцать лет… жаль…

Глава 1

Сознание медленно очищается от… от чего? Не знаю, я плохо помню. Но знаю, что вокруг меня была только тьма. И еще помню, что был частью этой тьмы. Вот только сейчас… теперь я… жив? Н-но как? Я ведь умер, и это — факт! Открываю глаза и вижу перед собой потолок со странными узорами, и еще… мужика с кинжалом в руках. Мозг отмечает, что кинжал красивый, но это скорее художественная поделка, нежели оружие. Еще раз смотрю на мужика. Выражение лица у него больно зверское… из предосторожности, с того места, где лежал, то бишь кровати, отпрыгнул в сторону метра на три, сам не поняв как. И, не устояв на ногах, упал.

И вот, значит, сижу на заднице и в шоке обозреваю окрестности — просторная комната, обставленная дорого и со вкусом, кровать с балдахином, на которой я лежал. Окно. Дверь. И шесть человек. Уже упомянутый мною мужик с кинжалом. У него на голове… корона!? А одет он… что-то вроде брюк, рубашка и поверх накинута мантия. И еще сапоги. На руках кольца, и в руках тот самый кинжал. Сам здоровенный, темные волосы с ранней сединой до плеч, карие глаза и суровое, но сейчас довольно растерянное выражение лица. И еще какая-то аура… власти. Еще двое похожи стилем одежды. Одеты в какие-то белые балахоны, с нашивками, изображающими золотые ворота. Лица их странно безэмоциональны. Еще двое в доспехах. Довольно крупные ребята. Только один в тяжелом латном доспехе и с двуручником за плечами, а второй в кольчужном, и за плечами у него два меча. Обоерукий, опасный боец, если у тебя нет щита, или меч не очень длинный. А еще присутствует парень лет двадцати пяти в обычной одежде. Ну или почти обычной — на ногах штаны из плотной материи, похожей на джинсу, рубаха, жилет. И еще у него нет оружия. Зато куча цацек — перстни и несколько висюлек на шее. Перевожу взгляд на себя и… не понимаю. Я узнаю себя и одновременно не узнаю. Руки… мне кажется, что они были другие, а эти странно, непривычно тонкие… перевожу взгляд на кисти рук, они хрупкие, как у девушки… Но я парень. Это я помню точно. Вроде бы. На всякий случай, оглядев себя еще раз, в этом убеждаюсь. Вот только все равно себя узнать не получается… Так все же, тело мое не мое!? Почему я узнать-то его не могу? Но как оно может быть моим, если я умер. Вот только если не мое, то откуда я его помню? И главный вопрос — какого черта меня прирезать собирались!? Мужик с кинжалом отмирает и, перепрыгнув одним махом двуспальную кровать, кидается ко мне, собираясь, по-видимому, добить. Вскакиваю на ноги и, пошатываясь, пытаюсь смыться, но слабость в теле мешает, и поэтому он догоняет. Успеваю попрощаться с этим миром и ожидаю удара кинжалом… но вместо этого меня обнимают. Впрочем, если судить по ощущениям, лучше бы меня быстренько прирезали, чем сейчас чувствовать, как трещат ребра и от недостатка кислорода кружится голова. Еще и орет над ухом. Кстати, ор хоть и немного режет ухо своей непохожестью на слышанное ранее, все же я его понимаю. Итак, что он орет-то?

— Хэй!!! Малыш!!! Ты очнулся?! — и повторяет это в разных вариациях, не снижая интенсивность голоса. Попутно доламывая мне ребра. Такая вот сдвоенная пытка, и моральная и физическая. Наконец меня отпускают, и я плюхаюсь на свою многострадальную задницу, пытаясь снова научиться дышать. Обретя второе дыхание, задаю мучающий меня вопрос:

— Простите, а вы кто?

— Хэй, мальчик мой, что ты имеешь в виду, это же я, дядя Альти… ты что, меня не узнаешь? — изумляется здоровяк, оказавшийся «дядей Альти».

— Вообще-то нет. А меня, получается… Хэй зовут? — неуверенно спрашиваю я. Странное какое-то имя… вроде бы…

— Да. Ты и этого не помнишь?

— Я вообще ничего не помню, — признаюсь я.

— Мессир Арт? — этот… «дядя» повернулся к мужику в нормальной одежде.

— Потеря памяти, такое бывает. После особо сильных потрясений, — чуть подумав, ответил тот.

— Хэй… впрочем, возможно, это даже к лучшему, — кивает своим мыслям Альти.

К лучшему? Не помнить себя — к лучшему? Что за бред он несет? Не могу сдержаться:

— Почему? Почему к лучшему?

Он смотрит на меня, и я вижу в его глазах сочувствие и переживание… вроде бы искренние. В ответ стараюсь показать решимость:

— Я ведь все равно узнаю. — И он, еще немного посмотрев на меня, отводит взгляд в сторону, затем начинает рассказывать:

— Хорошо. Две недели назад у тебя был день рождения. И я… я старый друг твоих родителей. Я приехал к вам. Сначала все было хорошо. Праздник, мы веселились и дурачились. Нечасто получается так отдохнуть. А потом на нас напали… нет, не так. На меня напали. Покушение. Два элементала крови, их призвали с помощью артефакта и целью указали меня. Твой отец был боевым магом. Мать — теоретиком, но и она сражалась просто отлично… они были… превосходной парой… Они защитили меня от этих тварей. Не хотели гражданской войны, и потому пожертвовали своими жизнями ради моей защиты. Они погибли… на моих глазах… Я думал, что и ты… ты как будто спал… и маги помочь не могли… по их словам с тобой все было в порядке, ты просто не желал просыпаться… хорошо, что ты пришел в себя, мой мальчик. И… спасибо. Лианне и Ратме я уже не смогу это сказать, — он судорожно сглатывает. Его голос глух, и в глаза он смотрит только на последней фразе. Ему… больно? И, кажется, стыдно. Стоп. Папа… мама… мертвы? К-как так? Стоп, мне незнакомы эти имена! Но почему тогда на сердце так тяжко, а перед глазами стоят их лица?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.