Русская армия в войне 1904-1905 гг.: историко-антропологическое исследование влияния взаимоотношений военнослужащих на ход боевых действий

Гущин Андрей Васильевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Русская армия в войне 1904-1905 гг.: историко-антропологическое исследование влияния взаимоотношений военнослужащих на ход боевых действий (Гущин Андрей)

ВВЕДЕНИЕ

В современной исторической науке наряду с традиционным подходом к изучению военных действий все более широкое распространение приобретает междисциплинарный подход с позиции военно-исторической антропологии, которая предполагает использование достижений психологии и социологии на историческом материале. При этом основной интерес специалистов, фокусирующих свое внимание на «человеческом факторе» военных действий, сосредоточен на событиях двух мировых войн и локальных конфликтов XX столетия. В настоящее время не существует специальных работ по истории Русско-японской войны, посвященных взаимоотношениям комбатантов, хотя именно в 1904-1905 гг. на полях Маньчжурии выяснилось, что характер боевых действий изменился коренным образом, и, как следствие, были предъявлены новые требования к военнослужащим (обучение, психологическая подготовка и т.д.). Новая война (массированное применение артиллерии и пулеметов, изменения дистанции и продолжительности боя и т.д.) произвела своеобразную ревизию отношений в армейской среде, выявила значение конфликтов, имевших в ней место еще в мирное время. Изучение военных действий истории двух последних веков благодаря большому количеству источников личного происхождения позволяет рассмотреть поведение человека в экстремальных условиях фронта. Следствие этого — изменение представлений о причинах успехов и неудач в ходе военных операций, когда одной из главных причин таковых называется моральное состояние войск. Изучение конфликтов в военной среде приобретает дополнительную актуальность в связи с необходимостью учета исторического опыта предупреждения и разрешения таких конфликтов на рубеже XIX-XX вв. в связи с тем, что нынешние революционные изменения в области вооружений и их применения повышают значимость так называемого «человеческого фактора».

Особенность авторских исследовательских приемов позволяет использовать традиционную субъективность источников личного происхождения для детализации облика русского комбатанта и расширения целостной картины представлений о событиях 1904-1905 гг. на основании индивидуального опыта участников. Обращение к разработке проблем взаимоотношений и конфликтов среди военнослужащих русской армии находится в рамках общей тенденции антропологизации современной исторической науки.

Предметомизучения моей книги являются взаимоотношения комбатантов — участников Русско-японской войны, а также совокупность мыслей, чувств, настроений, влиявших на поведение военнослужащих во время боя.

В качестве объектаисследования выступают участники войны 1904-1905 гг., военнослужащие — представители разных родов войск и видов оружия, занимавшие различные посты в военно-иерархической структуре должностей от рядового до главнокомандующего.

Главной цельюисследования является создание исторической картины взаимоотношений и конфликтов, возникавших в условиях фронтового быта в период боевых действий 1904-1905 гг. в русских вооруженных силах.

В связи с этим в ходе работы над книгой мною были выделены следующие задачи:

— проследить конфликты и взаимоотношения представителей разных родов войск и военных специальностей;

— оценить степень влияния различных конфликтов внутри военного коллектива на ход боевых действий;

— рассмотреть конфликты между комбатантами в рамках иерархии всех существовавших воинских званий и должностей (между нижними чинами и офицерами, внутри офицерского корпуса, среди генералитета, командующих армиями и пр.);

— классифицировать конфликты, имевшие место в рядах вооруженных сил изучаемого периода;

— изучить влияние социально-демографических факторов и параметров на взаимоотношения среди военнослужащих (возрастные характеристики, уровень жизненного опыта, имеющееся на момент участия в боевых действиях образование и срок службы в рядах вооруженных сил).

Методологические основы исследования.Методика написания работ в рамках подхода «военно-историческая антропология» отличается от методики написания классических историй войн и военных походов. Специфика заключается в том, что для военно-исторической антропологии наибольший интерес представляют возникающие в ходе взаимоотношений конфликты, требующие восстановления определенных типов поведения и мышления отдельных категорий военнослужащих {1} . Отсюда предполагается понимание исследователем контекста изучаемой эпохи и внутреннего мира создателей дневников, воспоминаний, мемуаров и писем {2} . Если традиционно к источникам личного происхождения военные историки относились как к чему-то очень субъективному, то для моей работы «субъективизм» источников приобретает особую ценность. Связано это с тем, что именно индивидуальное восприятие, отраженное в источниках личного происхождения, является основным материалом для исследования {3} .

Использование термина «конфликт» для характеристики рассматриваемых отношений в военной среде требует объяснений. Изучением теории развития конфликтов, их типологией и другими вопросами, связанными с противоречиями и взаимоотношениями между индивидами, занимаются различные научные дисциплины. Социологии и психологии принадлежит лидирующее положение в изучении конфликтов. Первая публикация, связанная с конфликтами, появилась в отечественной историографии в 1970 г., а отечественные социологи занимались конфликтами с 1924 г. и в процентном соотношении на исторические труды приходится 7,6% всех работ, так или иначе связанных с конфликтами {4} . Отсюда и общепризнанное представление о формировании конфликтов как о сугубо социальном явлении: «Конфликтология — наука о причинах, формах, динамике социальных конфликтов и путях их разрешения и предупреждения» {5} . Первичной отправной точкой социологических исследований, посвященных конфликтам, служит типологизация (классификация) {6} . В основании типологизации могут лежать разные принципы: для выделения вида конфликта Н. Смелзер отталкивается от основы жизнедеятельности того или иного общества {7} , Ф.М. Бородкин и Н.М. Коряк выделяют четыре типа конфликтных ситуаций по характеру их возникновения {8} , в основу классификации которых положена целесообразность или нецелесообразность с точки зрения субъекта и объекта. А.Г. Здравомыслов, анализируя конфликты на макроуровне, выделяет три вида конфликтов: политический, национально-этнический, социально-экономический {9} . Главная отличительная черта социологических исследований на современном этапе развития социологии заключается в том, что исследователи выделяют иерархические единицы конфликтов (типы, виды, уровни, классы) как существенный этап в научном изучении конфликтов вообще {10} . Известный английский социолог А. Гидденс под конфликтом понимает реальную борьбу между действующими людьми или группами, независимо от того, каковы истоки этой борьбы, ее способы и средства, мобилизуемые каждой из сторон. В отличие от конфликта понятие «противоречие» относится им к некоторой структуре. Оба эти понятия весьма близки между собой, т.к. противоречие выражает уязвимое место, слабое звено в конструкции центральной системы. Вместе с тем противоречие, по Гидденсу, указывает на разделение интересов между различными группами и категориями людей, в том числе и между классами {11} .

Изучаемые нами конфликты среди высших офицеров русской дореволюционной армии не укладываются ни в одну из существующих социологических схем. Политический конфликт среди генералитета не мог иметь места, т. к. армия в тот момент находилась еще вне политики; по этноконфессиональным или этнополитическим причинам конфликты, например среди православных генералов крепости Порт-Артур, не могли происходить, социальная подоплека, в свою очередь, также не являлась основанием конфликта (оклад и жалованье у занимавших генеральские должности офицеров находились примерно на одинаковом уровне) и пр. Но я считаю, что достижения современной социологии важны при реконструкции и анализе проблем, связанных с конфликтами между нижними чинами и офицерами (см. главу III).

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.