Биохакер

Зонис Юлия

Серия: Время Химеры [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Биохакер (Зонис Юлия) * * *

И стал я на песке морском, и увидел выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами:

на рогах его было десять диадим, а на головах его имена богохульные.

Зверь, которого я видел, был подобен барсу;

ноги у него – как у медведя, а пасть у него – как пасть у льва;

и дал ему дракон силу свою и престол свой и великую власть.

И видел я, что одна из голов его как бы смертельно была ранена, но эта смертельная рана исцелела.

И дивилась вся земля, следя за зверем, и поклонились дракону, который дал власть зверю, и поклонились зверю, говоря: кто подобен зверю сему? и кто может сразиться с ним?

Откр. 13:1–4

Регрессия. Инволюция. Движение вспять.

Вниз, в болото. Жизнь! ступай, откуда пришла:

в копошение и шевеление, которое не унять, в белковые, расползающиеся, бесформенные тела.

Со второй попытки строительства дело пойдет на лад.

Разрастутся невиданные, органические города —

совокупность пульсирующих аркад, анфилад.

В извивающихся руслах потечет живая вода.

Главное, что в округе ничего уже не найдешь неподвижного, темного. Всюду – движение, свет.

В разверстое поле из облака падает мыслящий дождь, и земля его понимает, разбухает в ответ.

Потому что время не более чем воскресший туман.

Чем яснее зрение – тем пространство мутней.

Все имеют жизнь в избытке, как написал Иоанн.

Но никто не справляется с ней и не знает, что делать с ней.

Борис Херсонский Благодарю Игоря Darkseed Авильченко за героическую ловлю блох и Катю Чернявскую, приютившую автора на время работы.

Пролог

Лондон, Британский Анклав, осень 2042 г. Седьмой год после Д.Х. [1]

Девушка сидит перед монитором. Это «твердый» ЖК-монитор. Такая модель устарела еще за десять лет до катастрофы, уступив место голографическим «прозрачкам». Свой компьютер девушка собрала из хлама, долго пылившегося в подвале института. В соседней комнате работает генератор, и оттуда доносится мерное урчание и запах бензина. Под потолком горит маломощная лампочка.

Девушка вводит логин «Ariadne_2016», заходит в почту и открывает окно видеосообщения. На экране появляется ее лицо, бледное то ли от волнения, то ли от недостатка солнца. Большие черные глаза смотрят решительно и упрямо. Девушка поправляет челку, словно ей не безразлично, что подумает о ее внешности получатель письма, и начинает говорить. Она говорит следующее:

– Тезей, я не знаю, получаешь ли ты мои сообщения. Ты не отвечаешь уже второй год. Биби считает, что это бесполезно. Нам мало известно о том, что происходит в Европе, но то, что известно, страшно. Биби думает, что ты погиб. А я не верю. Не верю, потому что я бы знала, я бы почувствовала. Но я знаю, что ты жив. Если не отвечаешь, значит, на то есть причина. Может, там, где ты, не работает связь. Может, еще что-то. Но я не могу не говорить с тобой, потому что, если перестану посылать эти сообщения, значит, тоже поверила, что ты умер. Значит, я смирилась, а смиряться я не собираюсь. Так что извини, но однажды, когда ты все-таки доберешься до работающего комма или компьютера, на тебя свалится целая гора моих писем. В основном там всякие глупости, но это – важное, я так и говорю в сабже: «ВАЖНОЕ».

Помнишь, перед тем как уйти, ты рассказал мне о своих омниях? О том, как создал организмы с идеальной приспособляемостью и что случилось потом? Так вот.

Для начала, Биби неделю назад наконец-то закончил расчеты. Его прогноз оправдался. Центры – только промежуточный фокус системы, а не равновесное состояние. Система продолжает эволюционировать. К сообщению я прикладываю вычисления и графики. Если говорить коротко, скорость эмбрионального развития химер растет с каждым поколением. Центры слегка тормозят этот процесс, но остановить его невозможно. После начального всплеска разнообразия организмы становятся все более примитивными, а приспособляемость их растет.

Это было на прошлом семинаре. А вчера нам доставили пробы. Здесь ходят слухи о какой-то эпидемии на юге, и наш анонимный друг – помнишь, я говорила о нем в прошлых письмах? Он присылает образцы и подписывается «Сизиф», это тоже из греческой мифологии, правда, странно? Так вот, он прислал нам стеклянный контейнер с образцами и с предупреждением. Это пробы, взятые в зараженной местности. Мы проанализировали их, Библиотекарь – это наш веббер, я не помню, он, кажется, появился уже после твоего ухода, – так вот, он использовал «паука». Эти организмы выделяют настолько сильную кислоту, что даже повредили титановые манипуляторы. Мы установили, что в основе лежит ДНК хлебных дрожжей, Saccharomyces cerevisiae. Вот тут я по-настоящему испугалась. Одно дело абстрактные расчеты. Но такого совпадения быть не может, правда? Не может быть, чтобы ты и природа решили взять для эксперимента один и тот же вид? Это твои омнии, Тезей? Ты возвращался в Англию и не сказал мне? Ты занес их сюда? Я теряюсь в вопросах. Я ничего не могу рассказать Биби, потому что… потому что просто не могу. Пусть он думает, что этот организм возник независимо. Пока ты мне не ответишь, Тезей, я ничего не скажу.

Извини, если я тебя напугала. На последнем семинаре, после того как мы исследовали эти образцы, Биби ударился в философию. Он сказал, что конечная цель жизни – это бесконечное распространение, следовательно, неограниченное размножение, приспособляемость и заполнение всего доступного пространства. У системы, объединяющей химер, нет ничего похожего на человеческий разум. Это генетический компьютер, выполняющий сейчас единственную функцию – создать максимально приспособленную жизненную форму. По словам Биби, это будет колония одноклеточных организмов, примитивная, всепожирающая биомасса. Благодаря бесконечной генетической пластичности она сможет выдержать любые воздействия. Ее нельзя будет остановить. В течение ближайших десятилетий она заполонит Землю, и тогда борьба с химерами покажется нам просто игрушкой. А потом он сказал, что вот эти вот дрожжи… то, что мы получили в контейнере… что оно соответствует расчетной модели. Неужели это они, Тезей, то, что убьет нас? И неужели их создала не природа, а ты?

Мне так страшно. Я сейчас очень жалею, что не успела закончить вторую степень и не могу понять все расчеты. Но ты, конечно, поймешь. Как бы мне хотелось, чтобы ты ответил на это письмо. Улыбнулся и сказал, что наши страхи не стоят и выеденного яйца, что в Европе все уже начало приходить в норму. Что Биби просто паникер и ботаник, помешанный на своих теориях, а никаких омний нет. Пожалуйста, пожалуйста, Тезей, ответь! Я жду. Я всегда буду ждать, даже если чертова биомасса начнет жрать стены этого подвала.

Ты однажды пошутил, что у Тезея и Ариадны ничего не вышло, оттого что вмешался вечно пьяный Вакх со своими менадами. Я потом тихонько погуглила, что такое «Вакх» и «менады». Оказывается, это был бог, воплощавший неистовство природы. Он вмешался опять, но разве я виновата, что родители назвали меня Ариадной, а ты навсегда останешься моим Тезеем?

Девушка завершает запись. Она закрывает окно сообщения и выводит на экран список отправленных писем – длинную колонку с одним-единственным адресатом. Минуту Ариадна сидит молча, теребя бровь и покусывая нижнюю губу. Затем, вздохнув, выходит из программы. С тусклого монитора ей улыбается лицо мужчины: широкое, загорелое, с твердым подбородком и мягкими серыми глазами. На лоб его падают выгоревшие на солнце пряди. Погладив фотографию, девушка выключает компьютер, быстро встает и покидает комнату.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.