Золото для Агаты

Орлова Александра Юрьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Золото для Агаты (Орлова Александра)Герои:

Агата Соколова — студентка седа, влюблена в Золотко.

Леонид Тимофеевич Соколов — отец Агаты, политик, вредина.

Галина Камышова — мачеха Агаты, глава следственного комитета, рассудительная. мама Агаты.

Михаил Золотко — о значении имени рекомендую посмотреть соответствующий сайт.

Полина Андреевна Паркова — подруга Агаты (Пэнси).

Белла Викторовна Бронзович- подруга Агаты (Блез).

Борис Борисович Гибкий — друг семьи Соколовых, будет роман с Полиной.

Алена Красавкина — Некрасова

Глава 1. Новый семестр

Все-таки я учусь в самом сумасшедшем месте города! Нет, я серьезно. У нормальных людей после зимней сессии есть вполне определенные, скомпонованные каникулы. Как проходил мой отдых, лучше не вспоминать. Отпахав практику в качестве поломойки (официально это называлось «помощник младшего медицинского персонала»), я готовилась к началу учебы. На три дня! Потом должна быть неделя каникул и опять учеба. Почему нельзя отдохнуть неделю, как люди, а ни как студенты-медики? Впрочем, аргумент исчерпывающий. Половина моих друзей с радостью хохочут над моим универом. Пока всякие там экономисты, юристы и даже, я просто обалдела — химики — с радостью проводят время с приятелями в клубах, я старательно заучиваю латинские названия мышц и связок, химические формулы в пол листа и много гуманитарной ерунды, которая мне точно никогда не пригодится. Что ж, знакомьтесь — это мед! А я его типичный, а может и атипичный, обитатель.

Странный день понедельник. По крайней мере, я проснулась не половину шестого, как это делала последние две недели. Тогда моя жизнь состояла из сна в маршрутке, шестичасовой уборки неврологического отделения и заваливания домой голодной и вновь не выспавшейся. Кажется, вечный голод, сонливость, лень и раздражительность стали моими вечными спутниками. Превращаюсь в ворчливую бабку, в восемнадцать-то лет! А потом я удивляюсь, почему врачи в поликлиниках такие злые и вредные. 6 лет меда сказываются. Я выключила телефон и перевернулась на живот. Да ну эту историю, да ну вообще этот гуманитарный день! Плюсом к лекции шли две психологии и английский. Вот уж последний точно не заставит меня нестись в академию на семи ветрах!

— Агата!

Ну, отлично, папа проснулся. Сейчас начнется воспитательная работа.

— Живо поднимайся!

— Ага. — простонала я, решив, когда он уйдет, поглубже запрятаться под одеяло. Однако отец был уже знаком с моими маленькими женскими хитростями и просто стащил с меня одеяло.

Посчитав до десяти, чтобы не заорать на весь дом, как я люблю учебу и свою семью, я встала. Минут через двадцать уже сидела за столом на кухне. Отец читал газету, мама уткнулась в очередное дело. Я налила себе кофе и стала поедать бутерброды с колбасой.

— Гастрит заработаешь. — Мама на секунду оторвалась от дела. — Ты же будущий врач!

— Я настоящий студент! Не хочешь, чтобы я ела бутерброды, зачем делаешь?

Вопрос попал в точку: мама замолчала и вернулась к чтению. Она подпирала ладонью треугольный подбородок, с тупым углом у вершины. Она мне нравилась: каштановые волосы, собраны в элегантную прическу, а недавно мама сделала челку и помолодела лет на десять. Серо-голубые глаза с длинными ресницами, пронзительным взглядом профессионального следователя. И орлиный нос. Я нередко видела маму в деле, на работе в допросной, она смотрелась там вполне органично. Ее голос мог принимать все тона, от сожалеюще-доброго до ужасающе-разозленного. Хотя злиться открыто она себе не позволяла — эмоции нужно держать под контролем. Сегодня она была одета в голубую рубашку в полоску, черные брюки и такую же жилетку. От нее я получила любовь к деловому стилю. Вот и сейчас меня дожидался классический черный костюм — пиджак и юбка, а также розовая рубашка.

— Мне пора! Удачи в академии! — Мама сложила дело в сумку, кажется, ей скоро понадобится чемодан на колесиках, и поспешила на выход.

— Если поторопишься, я тебя довезу. — Отец в два глотка осушил чашку кофе.

Если вам показалась странной мама, то отец ничуть не лучше! Я редко видела его улыбающимся пустяку, он скорее ухмылялся своим мыслям. Вечно занятой и серьезный. С зализанными назад черными волосами, темными глазами, волевым лицом с правильными, чуть резковатыми чертами. В строгом костюме пепельного цвета. Что сказать — типичный политик! Мэр города. Я всеми силами скрывала свое происхождение. Авторитет папаши служил только лишним давлением. Я старалась о нем не упоминать. Без понятия, кто такой! Не знаю не слышала, политикой вообще не интересуюсь… только если отпираться уже было бесполезно. Благо, никто в моей биографии особо не копался. И правильно, жизнь она полосатая, нечего искать на черном фоне мои темные поступки, а на белом — светлые, все равно не разглядите. А, если решите все перевернуть, то и анализ будет извращенным. К сожалению, иногда меня все-таки ловили журналисты, особенно в людным местах. А так я старалась не светиться. Папины вечные приемы для меня скорее испытания на прочность терпения, а оно очень быстро выветривается.

На машину я все-таки успела. Так как мы ехали в главный корпус, папа без всяких пререканий меня отвозил, а вот завтра предстояла увлекательнейшая поездка в дыру, в далекий морфологический корпус. Даже думать об этом не хочется!

Приехали. Вот все опять смотрят на машину. Да, «Ламборджини», да, фиолетовый! И что? Теперь стоять у входа и пялиться? Я вышла, быстро попрощавшись с отцом:

— Агата! — Я повернулась, закидывая тяжелую сумку на плечо. Что ему опять надо? — Веди себя примерно, помни кто ты.

— Ага. — Со скучающим видом ответила я, уже постукивая каблуком зимнего сапога по льду — мне ужасно хотелось скрыться.

— А если бы тебя звали Алевтина, ты на все бы отвечала «Але»?

Я машинально кивнула, привычка говорить «Ага» появилась сама собой лет пять назад, так и засела. Мне было комфортно говорить это бесполезное бессмысленное слово, оно помогало сделать вид, что я слушаю отца, и не давать ему надежду, что слушаю внимательно и вникаю в его слова. Мы были слишком разные.

— Я побежала, а то на лекцию опоздаю.

Я действительно рванула к корпусу, и более менее успокоилась только тогда, когда яркое пятно скрылось со стоянки академии.

Вот она моя любимая и одновременно страстно ненавидимая. Академия была для меня мечтой летом и геморроем осенью и зимой. Я сдала в гардероб пуховик и по большой лестнице поднялась в просторный холл. А вот и одногруппники и друзья, уже ждут меня здесь. Староста сидел хмурым. Правильно, ехать далеко, долго и по утренним пробкам. Я уселась рядом и улыбнулась.

— А, это ты. — Особого интереса он ко мне никогда не испытывал, но мои вечные нападки его развлекали не хуже телевизора и рыбалки. Пока никого не было, мы мило, даже не разу не сказав друг другу ничего обидного, пообщались. Потом появились мои подруги.

Одна из них — Полина, высокая стройная девочка с точным черным каре и челкой, пухлыми губами и правильной формы острым подбородком. Она любила лоск и сегодня была в кружевном платье, в ботильонах на высоких каблуках и с маленькой сумкой. Для меня всегда оставалось загадкой, где она носит учебники. Несмотря на видимый гламур и шик, Полина была простой милой девушкой, естественно, только для тех, кто хорошо ее знал. Если бы вы увидели ее впервые, наверняка подумали бы, что Поля заносчивая, гордая и самодостаточная. С чужими да, но не со мной. Полина нравилась мне своими точными мыслями. Она всегда могла четко анализировать происходящее и давать дельные советы.

Мы над чем-то смеялись, устроившись в лекционке, ожидая историю медицины. Историю России у нас вел почтенный профессор, ужасно любящий говорить на тему коммунизма и его последствий. Мне это даже нравилось, его можно было слушать долго, совершенно забыв о теме занятия. Правда, после первого семестра у меня осталось горькое послевкусие отечественной истории. Профессор решил над нами пошутить и неправильно выбрал объект шутки — меня. Я в тот день как раз завалила коллоквиум по физике и была не настроение выслушивать бред. Моя бурная реакция привела его в замешательство. Надеюсь, он не будет вести у нас семинары, только читать лекции…

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.