Невидимый современник

Лучник Николай Викторович

Серия: Эврика [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Невидимый современник (Лучник Николай)

Присказка: квадратное уравнение

— Нет бога, кроме аллаха! Радуйся, о рыбак!

— Чем же ты меня порадуешь? — спросил рыбак.

И ифрит ответил:

— Тем, что убью тебя сию же минуту злейшей смертью.

Книга тысячи и одной ночи. Третья ночь. Сказка о рыбаке

На горлышке кувшина был оттиск печати Сулеймана ибн Дауда (он же Соломон, сын Давидов)…

Чего уж яснее. Под печатью с величайшим из девяноста девяти имен аллаха не могло скрываться ничего и никого, кроме одного из ифритов (они же джинны, они же мариды, а попросту — духи, обладающие огромной силой и не сулящие ничего хорошего). Рыбак — не советский школьник Волька из «Старика Хоттабыча», не подозревавший о существовании ифритов до тех пор, пока не раскрыл кувшин. Рыбак — человек темный, отсталый, отлично знал, что могло скрываться под Сулеймановой печатью. Но он был Человеком.

В «Аксиоматике истории науки» когда-нибудь напишут:

«Аксиома № 1. Если Человек может совершить нечто, он это обязательно сделает».

Итак, рыбак был человеком и не смог противостоять соблазну.

Ева, вкушающая от запретного плода; Пандора, открывающая запретную шкатулку; ребенок, делающий именно то, что запрещено матерью; неодолимое свойство Человека (первая аксиома), источник его несчастий и его побед!

Любопытство ребенка, любознательность взрослого…

Пока же дадим слово Шехерезаде:

«А потом из кувшина пошел дым, который поднялся до облаков небесных и пополз по лицу земли, и когда дым вышел целиком, то собрался и сжался, и затрепетал, и сделался ифритом с головой в облаках и ногами на земле».

И тут происходит диалог, который вынесен в эпиграф. Рыбак оказывается в крайне затруднительном положении, так как перспектива умереть злейшей смертью его явно не устраивает.

Задача: Человек выпустил на волю злого духа, который угрожает его жизни и благополучию. Что делать?

Видимо, в основе решения лежит квадратное уравнение, так как задача имеет два и только два ответа.

Ответ 1: Обезвредить джинна, например загнать обратно в кувшин.

Ответ 2: Сделать так, чтобы джинн изменил свои намерения, например заставить служить себе.

Здесь в отличие от многих школьных задач оба корня уравнения имеют смысл. И других решений нет. Из многочисленных сказок нам известно, что их герои с успехом применяли оба решения. В «Сказке о рыбаке», например, герой с помощью хитрости заставил джинна влезть обратно и тут же наложил Сулейманову печать.

Это сказки. Но в наше время воплощается в жизнь большинство сказок и фантазий. Писателям-фантастам становится просто трудно выдумать что-нибудь действительно оригинальное. И в этой книге, далекой от фантастики, будет рассказано, как на свободу выпустили могучего и злонамеренного духа (не в сказке, а уже на самом деле) и что делали герои нашей правдивой истории (реальные люди в сюртуках и теннисках, в пиджаках и ковбойках), чтобы решить задачу, о которой уже шла речь и которая, как мы знаем, имеет два и только два ответа.

Глава I

Черт немецкой национальности

Пусть Гамлета к помосту отнесут,

Как воина, четыре капитана.

Будь он в живых, он стал бы королем

Заслуженно…

Шекспир, «Гамлет» Апокриф о Гамлете

Тучи собрались с вечера. А когда на Эльсинор упала ночь, наступила такая тьма, что Бернардо, стоявший на посту, не видел не только помоста, но и эфеса собственной шпаги.

Когда же молния распорола непроглядный покров мрака и сокрушительный раскат грома потряс стены замка, Бернардо успел заметить человеческую фигуру, с ног до головы закутанную в плащ.

— Кто идет?

— А, это ты, Бернардо? Тогда все гораздо проще.

Бернардо узнал голос Горацио, самого верного из друзей Гамлета. Нет, не на последнее прощание с другом пришел он. Весь день в его мозгу звучали слова Фортинбраса: «Будь он в живых, он стал бы королем…» «Гамлет должен стать королем», — говорил себе Горацио. Быть может, душа еще не покинула тело принца. А если так, его можно спасти. Гамлету были известны все тайны целебных трав и кореньев, и многими из них он поделился со своим другом. И сейчас Горацио шел, чтобы попытаться вдохнуть жизнь в уже охладевшее тело.

Он приложил к посиневшим губам губку, намоченную в уксусе, настоянном на корневищах папоротника, и начал растирать грудь порошком бодяги. Бернардо, покинув пост, стал помогать ему. Долго трудились они, тщетно испытывая то одно, то другое средство, и уже начали терять надежду. Но, наконец, — о чудо! — за несколько минут до того, как прокричал петух, веки Гамлета дрогнули и губы слегка приоткрылись. Вскоре и румянец появился на уже побелевших щеках.

— Спасен, — облегченно вздохнули оба…

Гамлет стал королем и дожил до глубокой старости. Дания расцвела под его справедливым правлением. А сам Гамлет все свободное от дел государственных время тратил на занятия медициной, в которой добился изрядных успехов.

………………………………………………………

Почему бы и нет? Трагедии Шекспира далеко не всегда отличаются документальной точностью. И я берусь доказать, что именно так могла закончиться история с Гамлетом, принцем датским. Докажу это не менее логично, чем иные ученые доказывают какую-нибудь ахинею, делая это в отличие от меня вполне серьезно.

Когда у детей бывает бронхит, им нередко прописывают нашатырно-анисовые капли с добавлением глюкозы. Еще совсем недавно их называли каплями датского короля. И мне в детстве их давали.

Но при чем тут датский король? В том-то и штука. Очевидно, какой-то датский король (заметьте, именно король, а не принц) был видным медиком. Я не знаю таковых, кроме принца Гамлета. Доказательство? Пожалуйста. Вспомните, что говорит Гамлет в четвертой сцене третьего акта, обращаясь к Гертруде:

Ни с места! Сядьте. Я вас не пущу. Я зеркало поставлю перед вами. Где вы себя увидите насквозь.

Что это за зеркало, с помощью которого можно видеть насквозь? Ну конечно же, рентгеновский экран. Значит, Гамлет действительно был врачом. А поскольку капли не принца датского, а короля, значит, Гамлет не погиб от отравленной шпаги, а стал королем. Все совершенно логично, и попробуйте со мною спорить.

Ничто не мешает продолжить логическую цепь рассуждений и прийти к выводу, что историю открытия проникающей радиации и ее применения в медицине и биологии следует начинать с Гамлета — принца датского, позже — датского короля.

Опасное легкомыслие

Написанное выше, разумеется, не более, чем шутка, и на самом деле все началось гораздо позже и совсем по-другому. Если стремиться к документальной точности, нашу историю можно начинать с 3 апреля 1901 года, с того рокового дня, когда известный французский химик Анри Беккерель пришел в гости к своим друзьям Пьеру и Марии Кюри.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.