Последняя шутка графини

Любимова Ксения

Серия: Эрик Петров – русский внук Эркюля Пуаро [10]
Жанр: Прочие Детективы  Детективы    2014 год   Автор: Любимова Ксения   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Последняя шутка графини (Любимова Ксения)

© Любимова Ксения, 2014

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

Глава 1

Часы были большими, массивными, в деревянном корпусе из красного дерева. Любой антиквар позавидовал бы такому великолепному образцу старой эпохи. Циферблат выполнен из бронзы, маятник висел на шелковой нити. На корпусе – великолепная фигурная композиция: очаровательная юная маркиза в богато расшитом платье, украшенном жемчугом, гладит прильнувшую к ней собачку. Часам было лет двести, но благодаря своевременному уходу и отменному качеству они ходили очень точно, отставая за год всего на минуту.

Часовая и минутная стрелки слились воедино, и часы, слегка вздрогнув, начали отбивать полночь. На последнем ударе старый дом вздохнул и ожил. По углам заметались тени, по полу зашлепали невидимые ноги. В длинных коридорах время от времени мелькали белые силуэты. Дом еще раз вздохнул. На этот раз – облегченно. Это было его время, когда он мог жить полной жизнью, не оглядываясь на тех непонятных людишек, которые его населяли. Весь день они суетились, куда-то спешили, возвращались с работы, ругались, мирились и только ночью оставляли наконец дом в покое. А ведь было время, когда и дом был моложе, и люди, жившие в нем, – степеннее и солиднее. Куда все ушло? Время несется словно оглашенное, не замечая ничего на своем пути. Меняются поколения, нравы, характеры, и только дом остается неизменным. Конечно, и в нем происходят некие неизбежные процессы: облезают стены, теряет свои качества дерево, подкапывает в подвале вода, но все это происходит не так заметно, как у людей.

Дом пошевелился, и стены чуть слышно заскрипели. Тени запрыгали быстрее. Из углов послышались вздохи и стоны. Много поколений вырастил дом. Счастливых и несчастных, умных и не очень, талантливых и никчемных. Все они имели свой характер и нрав. Они были его детьми. Его отпрысками. И всех их он любил. За исключением тех, кто населял его последние несколько лет. Этих людишек он терпеть не мог. Можно даже сказать, ненавидел! За то, что относились к нему без трепета, без уважения, с некоторой долей презрения. Они не любили его. Не любили за отсутствие современных условий, за потрескавшиеся стены, за протекающую крышу. И дом платил им тем же. Невозможно любить того, кто тобой не восхищается. Или хотя бы не уважает.

Дом снова вздохнул, и от стен отделились еще тени. Это были души тех, кто жил здесь когда-то. Кто его холил и лелеял, вкладывал в него душу. Они так и остались в доме. Не смогли расстаться с родными стенами. Дом улыбнулся, и теперь заскрипел паркет. Как приятно осознавать, что ты здесь царь и бог! А ведь эти жалкие людишки считают себя хозяевами этих стен! Как же они ошибаются… Никто, кроме самого дома, не может здесь править. Днем он молчит и ведет себя тихо, но ночь – это его стихия. Ночью дом может делать все что угодно. И это опьяняло его, давало ему чувство всемогущества и власти над человеческими судьбами. Ночь…

Дом покачнулся. Пора кончать с этими людишками! Сколько можно терпеть в своем чреве это отродье? И ведь как все просто… Ночью, когда люди тихо и мирно спят в своих кроватях, взять и сожрать их своими мощными клыками. Всех до единого. Никого не оставить. А дальше – будь что будет. Скорее всего, дом оставят в покое. Ведь он заслужил почтенную старость. Так хочется дожить свой век в воспоминаниях. Приятных воспоминаниях, где не будет суеты, шума, оскорбительных речей в его адрес. Это было бы прекрасно! Дом улыбнулся, и тени быстро-быстро заметались по его коридорам.

Анжелика вздрогнула и проснулась. Она села в кровати, прислушалась. Сердце бешено стучало в груди, будто она только что пробежала стометровку. Что за странный сон? И, самое главное, такой правдоподобный!

Где-то вдалеке глухо прозвучал один удар. Словно часы отбили час ночи. Анжелика помотала головой. Что за бред? Откуда в доме часы с боем? И тем не менее она вряд ли ошиблась. Она уже не первый раз слышит этот звон. И почему-то всегда ночью. Правда, спросонья сложно понять, во сне это происходит или наяву. Вот и сейчас она не была уверена, что этот звон ей не приснился.

Анжелика поежилась и снова залезла под одеяло. Ей было страшно. Впрочем, как и всегда по ночам. Ей почему-то казалось, что ночью все в доме оживало. И хотя она прекрасно понимала, что это всего лишь ее воспаленное воображение, страх не отпускал. Она всегда была девушкой впечатлительной, а старые дома как-никак наводят на мысли о привидениях.

«Ну вот! Нашла о чем подумать!» – разозлилась на себя Анжелика и плотно сомкнула глаза. Однако вместо того чтобы остаться с закрытыми глазами и уснуть, она снова распахнула их и с опаской огляделась по сторонам. Ей казалось, что дом наблюдает за ней. Смотрит, приглядывается…

Анжелика переехала в этот дом месяц назад, но ни одной ночи не спала спокойно. Ей все время что-то мерещилось. А когда она все же засыпала, ей снились странные сны: люди в старинных одеждах, дети, катающиеся по огромным коридорам на велосипедах, и еще масса всякой ерунды, которая сплеталась во сне в причудливый узор.

Девушка тяжело вздохнула, и вместе с ней вздохнул дом. Вздох получился громким и протяжным, и Анжелика, тихонько вскрикнув, натянула на себя одеяло. Ей было страшно. Очень страшно. Скорее бы закончилась эта длинная-предлинная ночь!

Глава 2

– Приезжайте почаще! – громко сказала Ника, искоса поглядывая на своего внука.

– Приедем обязательно! – кивнула Мариша и крепко ее обняла.

Рано утром они отвезли Нику в ее родную деревню.

– Эх, жаль, я не задержалась у вас подольше, – шепотом добавила бабуля. – Мне кажется, Эрик почти созрел. Ты, давай, держись. А если что, я всегда на связи, поняла? Примчусь по первому зову!

– Поняла! – улыбнулась Мариша.

– Эх! И что за человек такой – мой внук! – вдруг с горечью произнесла Ника. – Так правнуков и не понянчу! Ты уж постарайся, а?

Мариша развела руками.

– Я хоть завтра. Только вряд ли эта идея придется по душе Эрику.

Ника кивнула.

– Иногда я жалею, что рассказала внуку все как есть. Лучше бы соврала и придумала что-нибудь менее романтичное. Совсем не обязательно было говорить, что его дед пожертвовал личной жизнью ради карьеры. Может быть, и Эрик не был бы сейчас так категоричен.

Мариша пожала плечами.

– Ладно, что сделано, то сделано. Не стоит горевать о прошлом, – весело произнесла бабуля и поцеловала Маришу. – Береги моего внука. Доверяю тебе самое ценное, что у меня есть!

Обратно ехали молча. Мариша закрыла глаза и делала вид, что дремлет. Говорить не хотелось. После той бешеной недели, которую они провели в обществе Ники, и непростого дела, которое необходимо было раскрыть в кратчайшие сроки, не хотелось ничего.

Самое лучшее, что сейчас можно было сделать, это залезть в кровать и не вылезать из нее, по крайней мере, дня три. А еще лучше – махнуть на курорт. Правда, в обществе Эрика это было опасно. Там, где они появлялись, обязательно что-то случалось. А может, наоборот. Там, где что-то случалось, появлялись они. В любом случае она и Эрик были гремучей смесью.

Мариша и в самом деле задремала. Сквозь сон ей вспоминалось, как она познакомилась с Эриком и что случилось с ее жизнью после этого. Странная штука – судьба. Она сводит людей и устраивает им самый настоящий экстрим. А как еще назвать сумасшедшую любовь Мариши к сыщику и его упорное нежелание видеть в ней женщину? Вернее, женщину-то он как раз видел, но относиться к ней как к женщине не желал. Скорее, наоборот, прилагал все усилия, чтобы держать ее на расстоянии вытянутой руки. Обидно! Вроде она с ним, и в то же время – отдельно от него.

Дернуло же ее влюбиться во внука самого Эркюля Пуаро! Хотя, будь он обычным парнем, вряд ли бы она обратила на него внимание. Вместе с детективным наследием деда Эрику передались и некоторые его принципы. А именно – не допускать до себя женщину, чтобы не испортить карьеру. Хотя каким образом женитьба могла помешать его любимым расследованиям, она понять так и не смогла.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.