Изображая машину: История Красных Шляп

Линч Скотт

Жанр: Фэнтези  Фантастика    Автор: Линч Скотт   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Изображая машину: История Красных Шляп ( Линч Скотт)

Скотт Линч «Изображая машину: История Красных Шляп»

Перевод с английского: stjim, bazalmont, 2013.

Вычитка и редактура: lyuda_M, theotormoon, rediens.

Для booktran.ru, 2014.

11 мизуна, 1186

Ущелье Раскрашенных Небес, Северная Элара

— Я начал изучать магию из-за того, что хотел жить в красоте безграничных математических истин, — вздохнул Рамстандел, резко махнув рукой. В каньоне под нами вражеский солдат вздрогнул, схватился за горло и начал извергать живых змей.

— Окажись моё безразличие монетами, ты мог бы быть мастером моего монетного двора, — пробормотал я в ответ. Рамстандел, конечно же, услышал меня, несмотря на выстрелы, треск и рёв мушкетов, эхом отдававшихся от стен ущелья. Все благодаря чарам, передававшим наши голоса, чтобы мы могли дурачиться, отвлекаться и раздражать себя словно парочка пьяниц, обменивающихся комментариями в театральной ложе.

Сегодня гвоздём дня была атака из засады на роту легионеров Железного Кольца от имени наших нанимателей, жителей Северной Элары, которые с окружающих вершин вели непрерывный огонь при помощи аркебуз и сквернословия. Второе, похоже, приносило большую пользу. Ряды чёрных плащей Железного Кольца жались в ужасе, но все же оставили лежать несколько тел среди бороздчатых, оранжевых, цвета заката скал, дававших имя ущелью. Горячий свинец покидал стволы наших мушкетов, но, приземляясь, он оборачивался лишь кошачьим пуком, и какой-то хитрый ублюдок-маг там внизу был за это в ответе.

Прошло уже шесть месяцев с тех пор, как Железное Кольцо пересекло маршем границу Элары вместе с боевыми магами, гордыми и улыбающимися в своём полном обмундировании. Их "не промахнешься и с мили" шлемы из волчьих черепов, их "угости меня огнем" сердоликовые плащи, их "выстрели мне в лицо" серебряные маски.

Шесть месяцев общения с нами научили магов быть менее заметными. Это стало нашим делом и хлебом насущным. Мы заставляли их жалеть, если они появлялись в зоне нашей видимости. И теперь они одевались как обычные офицеры или солдаты, а некоторые даже носили бутафорские мушкеты или пики. Очевидно, и этот тоже.

— Я глубоко разочарован в себе, — вздохнул Рамстандел. Толстый и румяный Рамстандел, который не разделял моего уважения к скрытности чародеев. На этой неделе он выкрасил свою подтирающую живот бороду в синий цвет, и теперь она, растрепавшись, походила на скульптуру, изображавшую реку с притоками. Сейчас в его бороде можно было увидеть очертания кораблей размером с рисовое зернышко, которые путешествовали вверх и вниз, наталкиваясь на крошки, похожие на мели или скалы. Крошек было в избытке, потому как Рамстандел всегда ел, пока убивал и разговаривал сам с собой. В одной руке он держал порцию липкого эларийского хлеба, который мы называли пирогом мертвеца за бледность и подозрительную приправу.

— Мне стоило бы вносить изменения в терминологию тайной геометрии в каком-нибудь спокойном культурном месте, а не играть тут в идиотские игры с деревенскими недозаклинателями, которые ходят в волчьих черепах.

Он заткнул себя большим куском хлеба и снова прожестикулировал. Внизу в долине его жертва содрогнулась в последний раз. От трупа начали расползаться покрытые кровью змеи с глазами, сверкающими подобно гранатам в свете огня, и ноздрями, из которых вырывались струйки бледного едкого дыма.

Я не мог разобрать в деталях, что происходит в семидесяти ярдах от меня, но зато видел, какой эффект оказало это заклинание. Змеи сеяли такой ужас в сомкнутых рядах Железного Кольца, какого нельзя было достичь огнем из аркебуз. Легионеры тщетно отбивались от них прикладами мушкетов.

Но только я начал присматриваться, что же творилось в том беспорядке, как в переднем крае колонны легионеров произошел взрыв, покрыв все белым дымом. С ближайших скал полетели искры и осколки, я почувствовал жгучее давление промеж глаз, а затем резкий рывок разорвал нить моей собственной магии. Практическая дальность поражения у заклинания не больше, чем у мушкета. Свежее напоминание об этом зависло в воздухе в ярде от моего лица. Я взял пулю и сунул её в карман.

В спокойном культурном месте? Что ж, места спокойней, чем в трёх футах слева от меня Рамстанделу не найти. Я делал для него то же, что тот паразит внизу делал для своих легионеров — обеспечивал незримую защиту и всё то, что входило в мою военную и теоретическую специализацию.

Агрессивно работающие маги в своём стремлении к славе рискуют свести на нет и без того скудные меры предосторожности. Увлекаясь боем, они расчерчивают магические знаки и заклинания одно за другим, пока какой-нибудь шальной пуле не вздумается попасть им прямо в голову.

Работать в команде — вот решение нашего отряда. Один волшебник сеет разруху, а второй усердно защищает обоих. У Рамстандела не тот нрав, чтобы быть вторым, я же так долго этим занимался, что теперь все зовут меня Сторожевым Псом. Даже собственная мать.

Я услышал сзади стук и обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как Тариэль спрыгнула в наше убежище среди скал, держа мушкет подобно шесту акробата. Засохшая грязь красно-серыми спиралями вилась по её обнажённым чёрным как смоль рукам. А десятки пороховниц, висевших на её бандольере, ударяясь друг о друга, звучали подобно музыкальному инструменту.

— Ничего, если укроюсь в твоей тени, а, Сторожевой Пёс? Они весьма бодро стреляют.

Она опустилась на колени между мной и Рамстанделом, бережно положила мушкет на согнутую левую руку и прошептала: "Давай!". Выстрел сопровождался вспышкой и характерным грохотом, который моё заклинание приглушило до вполне терпимого хлопка.

У неё был саламандровый мушкет. На месте обычного кремниевого или колесцового замка на боку оружия выступала, как если бы стояла на вершине утёса, миниатюрная крепость из металла. Из одного окошка выглядывала маленькая огненная элементаль. Всегда было любопытно наблюдать, как работает это оружие. Тариэль могла получить искру, просто нажав на курок, однако она вежливо просила об этом элементаль для более плавного выстрела.

— Чёрт! Мне начинает казаться, что вы не стоите своих денег, ребята.

Она приступила к трудоёмкому процессу перезарядки.

— Мы над этим работаем, — ответил я. Мушкеты внизу вновь извергли белый дым, за которым последовал шум, создаваемый рикошетами и осколками камня. Закричал эларийский солдат.

— Мы ведь работаем над этим, Рамстандел? И, говоря "мы", я имею в виду…

— Сам знаю, пулелов, дай художнику холст растянуть.

Рамстандел сжал кулаки, и мимо меня пронеслось что-то вроде мощного горячего бриза. Обычная показуха, в общем-то.

На дне каньона у одного из легионеров Железного Кольца во время перезарядки взорвался мушкет. Приклад разлетелся на щепки, а ствол стал похож на жуткий металлический цветок. В мгновение ока лепестки этого цветка обернулись вокруг руки несчастного, скрутились и… в общем, сами знаете, что будет, если раздавить фрукт. Затем пороховые заряды на его бандольере начали взлетать вверх пылающими созвездиями. Это облако из огня не давало скучать никому вокруг.

— Ага! Привлёк, наконец, его внимание, — сказал Рамстандел. Грязно-синие клубы тумана поднялись с земли вокруг пострадавших, поглотив и погасив горящий порох, пока он не наделал больших бед. Наш приятель из Железного Кольца не желал более терпеть вклад Рамстандела в битву, и как следствие…

— Вон он! — закричал я. — Машет руками внизу слева! Видишь, только что пику уронил!

— Вот ты и выдал себя! Молись, приятель! Очередная северная деревня только что лишилась ещё одного заклинателя рыб! — воскликнул Рамстандел, жестикулируя руками словно исступлённый священник во время проповеди (помните, что я говорил об увлечении боем?). Колдун Железного Кольца завис в воздухе, его чёрный плащ загорелся, и по мере того как Рамстандел читал заклинание, его жертва начала вращаться.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.