Менялы

Хейли Артур

Жанр: Современная проза  Проза    1992 год   Автор: Хейли Артур   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Менялы ( Хейли Артур)

События этих двух дней первой недели октября долго еще будут вспоминаться с мельчайшими подробностями. Во вторник той памятной недели старый Бен Россели, президент Первого Коммерческого Американского банка и внук его основателя, сделал заявление. Заявление неожиданное, мрачное, потрясшее сотрудников. Весть о нем разнеслась по всем уголкам огромного здания и вырвалась за его пределы. Самое удивительное заключалось в том, что оно было подобно грому с ясного неба: никакие его детали не просочились заранее.

О предстоящем заседании Бен Россели известил наиболее видных членов правления рано утром, застав одних дома за завтраком, а других буквально на пороге их кабинетов. Кроме того, были оповещены еще несколько человек, не членов правления. То были давнишние сотрудники банка, и старый Бен считал их своими друзьями. Всем им было сказано приблизительно одно и то же: их просили прибыть в конференц-зал башни главного корпуса к 11 часам утра.

И вот сейчас здесь, в конференц-зале находились все, кроме самого Бена. Человек двадцать наиболее приближенных людей тихо разговаривали, разбившись на группки, в ожидании его появления. Все стояли. Никто не решался первым подвинуть к себе кресло и сесть за блестевший от полировки бесконечно длинный директорский стол, рассчитанный на сорок человек.

Неожиданно поверх приглушенных разговоров раздался резкий голос:

— Кто велел принести это?

Собравшиеся повернулись в сторону говорившего. Роско Хейворд, административный вице-президент и главный казначей банка, громко выговаривал официанту в белом смокинге, который вошел в зал с графинами хереса и разливал его по бокалам.

Хейворд, человек аскетического вида, слыл в Первом Коммерческом Американском банке (или, как называли его сокращенно, ПКА) убежденным трезвенником. Он демонстративно взглянул на часы, давая таким образом понять, что пить, да еще в такое время дня, просто кощунство. Кое-кто из сотрудников, взявших было бокалы, поставил их обратно на сервировочный столик.

— Распоряжение мистера Россели, сэр! — почтительно сообщил официант, не преминув добавить: — Херес экстра-класса. Мистер Россели распорядился, чтобы был подан именно этот, сэр.

Коренастый мужчина в модном сером костюме, обернувшись к Роско Хейворду, сказал с улыбкой:

— Причем тут время, Роско? От экстра-класса никогда не отказываются!

Алекс Вандервоорт, голубоглазый, светловолосый, с висками, чуть тронутыми сединой, тоже был административным вице-президентом банка. Добродушный и простецкий с виду, он в действительности был весьма упорным и дотошным, особенно в своем отношении к делу. Хейворд и Вандервоорт представляли собой как бы второй эшелон управления банка, следовавший за президентом, и хотя оба были достаточно корректны и готовы к тесному сотрудничеству, они во многом соперничали. Естественно, у каждого была своя свита единомышленников и клевретов в низших звеньях банковской администрации.

Алекс подошел к столику и взял два бокала хереса. Один бокал он демонстративно передал пикантной брюнетке Эдвине Дорси, единственной женщине в правлении ПКА.

Эдвина перехватила неодобрительный взгляд Хейворда. «Ну и пусть, какая уж тут разница», — подумала она. Роско и так прекрасно знал, что она была верной сторонницей лагеря Вандервоорта.

— Спасибо, Алекс, — сказала она и взяла бокал.

После некоторого замешательства остальные последовали примеру Алекса. Лицо Роско Хейворда выражало откровенное неудовольствие. Он хотел было сказать еще что-то, но передумал. В дверях появился вице-президент по безопасности и охране банка Ноллан Вэйнрайт. Он был одним из двух негров — членов правления, которые присутствовали здесь. Слегка повысив голос, он объявил:

— Миссис Дорси и джентльмены! Мистер Россели…

Разговор стих: в дверях стоял Бен Россели. Еле заметно улыбаясь, он переводил взгляд с одной группы присутствующих на другую. Против обыкновения Бен Россели сегодня не был ни жизнерадостен, ни бодр. Он вошел медленно, опираясь на трость. Никто прежде не видел его с тросточкой.

Мистер Россели протянул руку, пытаясь придвинуть к себе директорское кресло, но Ноллан Вэйнрайт, стоявший неподалеку, опередил президента и придвинул его кресло сам. Пробормотав слова благодарности, президент уселся и, обратившись к присутствующим, сказал:

— Заседание сегодня неофициальное, я вас долго не задержу. Если хотите, берите кресла и садитесь. Спасибо.

Последнее было адресовано официанту, который поднес Россели бокал хереса. Официант вышел, плотно прикрыв за собой дверь.

Кто-то придвинул кресло Эдвине Дорси. Кое-кто и сам сел, но большинство осталось стоять.

Первым заговорил Алекс Вандервоорт.

— Судя по всему, — заявил он, — мы собрались здесь что-то отметить. — Он повертел в ладонях бокал хереса. — Поэтому — вопрос: что мы празднуем?

Бен Россели вяло улыбнулся:

— Я был бы не прочь что-либо такое отметить, Алекс. Увы, сегодня не тот случай… Просто я решил, что в этой ситуации бокал хереса совсем не повредит…

Он замолчал и неожиданно странное напряжение заполнило помещение. На лицах у всех появились тревога и озабоченность.

— Я умираю, — сказал Бен Россели. — Доктора сказали, что долго мне не протянуть. И я счел своим долгом сообщить вам об этом.

Он поднял свой бокал, взглянул на него и отпил глоток.

Если прежде в зале стояла просто тишина, то теперь она сделалась буквально пронизывающей. Никто не шелохнулся, никто не решался вымолвить ни полслова. Откуда-то издалека приглушенно доносились привычные звуки живущего своей жизнью огромного учреждения. Где-то стучала пишущая машинка, урчал кондиционер. За окном со свистом пронесся реактивный самолет, набирая высоту над городом.

Старый Бен наклонился вперед, облокотившись о трость.

— Ну, ладно, не будем делать из этого драмы… Мы все старые друзья. Не так ли? Именно поэтому я вас всех здесь и собрал. И еще вот что: во избежание лишних и напрасных разговоров скажу следующее. Если бы у меня был хоть малейший шанс, я бы не стал вам всего этого говорить, а подождал бы хоть самую малость… Есть еще вопрос, который вас, вероятно, интересует. У меня рак легкого, прогрессирующий довольно быстро. И, как мне сказали, в достаточной степени запущенный. Так что, по всей вероятности, до Рождества я едва ли проскриплю…

Он снова замолчал, и внезапно вся его усталость и слабость стали очевидны в полной мере. Понизив голос, он добавил:

— Ну вот, теперь, когда вы все знаете, можете, если хотите, в любое удобное для вас время сообщить эту новость остальным.

Эдвина Дорси подумала, что не успеет этот зал опустеть, как новость пронесется по всему банку, словно пожар в прериях.

— Мистер Бен! — заговорил первым Поуп Монро — самый пожилой из присутствующих на совещании. Он был старшим бухгалтером отдела кредитов. Голос его дрожал. — Мистер Бен! Поверьте, я не нахожу слов… Вы нас просто ошарашили. Мы не знаем, что и сказать…

По залу пронесся шум голосов, больше похожий на единый стон, в нем слышались сожаление, грусть и симпатия. Перекрыв все это невнятное бормотание, голос Роско Хейворда прозвучал четко и резко:

— То, что мы можем и должны сказать… — В его голосе звучала уверенность, что именно он должен высказаться первым. — Мы должны сказать, — повторил он, — хотя это ужасающее известие потрясло нас, мы будем молиться в надежде на чудо. Ведь медицина так далеко шагнула вперед, способна задержать даже прогрессирующую болезнь, а иногда излечить ее!..

— Роско, я через все это уже прошел, — прервал Хейворда Россели, и в тоне его прозвучали острые нотки. — Что же касается докторов, то можете быть уверены: у меня были самые лучшие!

Наконец, справившись с собой, заговорил и Алекс Вандервоорт:

— Бен, мы ужасно расстроены! А я вдвойне, из-за той глупости, которую выпалил, когда вы вошли…

— Это насчет того, чтобы отметить? — Россели хмыкнул. — Забудьте, выбросьте из головы. Вы ведь ничего еще не знали. — Старик снова хмыкнул. — Ну, а кстати, почему бы и не отметить? Я прожил прекрасную жизнь! Не каждый может похвастаться, что прожил такую же. А это уже повод для того, чтобы, как вы сказали, отметить…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.