День, когда мы упились тортом

Тревор Уильям

Жанр: Современная проза  Проза    Автор: Тревор Уильям   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Облачённый в мятый твидовый костюм, поигрывая оборванным уголком галстука, который, с не меньшим успехом, мог бы оказаться и кушаком после годовой носки, Сванн де Коурси огласил жизнерадостной непристойностью пространство объёмом в четыреста кубических футов, которое принято называть моим офисом. Я не видел его несколько лет: он относится к разряду тех людей, которые часто, по причинам загадочным для всех, оказываются за пределами страны. Кстати, можно предположить, что длительными отлучками он каким-то образом обязан той разновидности беды, что так ощутимо даёт о себе знать в его облике.

Мне следовало бы сразу занять круговую оборону, как только Сванн нагрянул ко мне. Не с моей по преимуществу чувствительной эмоциональной натурой пускаться в похождения, которые Сванн способен приберечь для вас. Поскольку, тут надо отдать ему должное, с пустыми руками он не ходит. Сванн — мастер по части взять лучшее от жизни и щедро, без утайки, разделить с друзьями добротно сработанный план. На этот раз, как он объяснил мне, у него было предложение провести вместе увлекательный денёк. В свою очередь, я объяснил ему, что никаких предпосылок к увлекательному деньку не ощущаю и, потом, чересчур занят, чтобы околачивать груши в том духе, что, наверняка, подразумевает он. Но только Сванн сидел неуязвимый как в танке, и в конце концов он меня уговорил.

Я написал записку и положил её на пишущую машинку: Вторник пополудни. Под ножом хирурга. Затем я позвонил.

— Люси?

— Да, Майк.

— Как дела?

— Отлично. А у тебя?

— Тоже прекрасно. Просто подумал, что надо бы позвонить…

— Ты молодец, Майк.

— Надо бы встретиться…

— Конечно, конечно.

— Хотел бы всего лишь пригласить тебя на ланч, один старый и близкий друг устраивает для нас.

— Как мило.

— Ну да.

— Спасибо, что позвонил, Майк.

— До свиданья, Люси…

— До свиданья, Майк.

Распрямлённою скрепкой Сванн чертил планы на полировке моего стола.

— Не похоже на жену, — заметил он.

— Какая ещё жена? Конечно, нет.

— Значит, не обзавёлся или как?

— Нет.

— Отлично. Я тут подцепил парочку в гостинице. Говорят, что знают тебя.

И под солнцем сентября мы неспешно отправились на встречу с ними.

Полагаю, что могу позволить себе одно небольшое предуведомляющее отступление. Я всегда хотел бы иметь под своим началом шикарных стенографисток с ладными фигурками и смазливыми личиками, которые мгновенно бы поворачивали свои головки на хруст банкнотов; строговатых девиц питмановской выучки, не верящих в скоропалительное замужество. И это очень могли бы быть как раз такие девчонки, в компании с которыми в тот денёк мы обнаружили себя, прожигающими жизнь. Так уж случилось, это были Марго и Джо, бойкая парочка, малюющая картинки для иллюстрированных журналов.

— Когда мне было одиннадцать, — сказала Джо мне, — я написала вот эту книжку для детей и нарисовала там все картинки. А кто-то её опубликовал, и это, конечно, сделало меня жутко непопулярной среди тех, кто меня знал.

— Ты, наверно, была обалденно умной.

— Нет, честно. Жуткая история, представь. Её напечатали по нелепой случайности.

— Слова, — вставила Марго, — много значат для Джо. Она в них много понимает.

— Да она просто рехнулась, — сказал Сванн.

— Ради бога, Сванн, — обиделась Марго.

Джо и Сванн сели рядышком. Сванну всё надоело, он начал рассказывать Джо анекдот. Марго заметила, обращаясь ко мне: «Джо — самый талантливый человек из всех, кого я только знаю». Я кивнул в ответ, мало озабоченный тем, что она имеет в виду. Бар был полон официозно одетыми людьми — тёмно-серые костюмы, тройки, белые рубашки, полосатые галстуки какого-то клуба или школы.

— Может быть, выпьем, Марго?

Марго согласилась, что это отличная идея, и я протиснулся к залитой пивом стойке и, как кораблик, пустил десятишиллинговую бумажку по одной из луж. Когда я вернулся к Марго, она спросила:

— Ответь мне немедленно, что ты думаешь о Найджеле?

Найджел? Чтобы выиграть время, я отхлебнул пива, удивляясь, зачем пью это пойло, раз уж на дух его не переношу. Затем я ответил:

— О, мне нравится Найджел.

— На самом деле?

— Ну, он отличный парень. Я хочу сказать…

— Иногда, Майк, я думаю, что Найджел — самая редкая зануда из всех, кого я только знаю.

Я вспомнил. Найджел был пухловат и говорлив. Найджел мог рассказать вам всё, что вам будет угодно. И только стоило Найджелу начать, правда, уже ничто не могло остановить Найджела. Найджел был муж Марго.

Я отпил ещё пива. Оно было холодное и безвкусное. И я не проронил ни слова.

— Вчера вечером у нас с Найджелом был скандал.

— Господи!

Марго рассказала мне об их скандале. Я подавленно слушал. Потом я принёс ещё пива, а себе в этот раз взял виски. Как я уже сказал, Найджел был мужем Марго. И у неё и у Джо, у каждой было по мужу. И оба брака, вопреки поговорке, оказались заключены не на небесах.

Внезапно Марго прекратила жаловаться на Найджела. Ухмыльнулась мне и сказала что-то, что я не разобрал. Из следующих малочисленных тирад я понял, что она уверяет меня, что будто бы из меня вышел бы неплохой муж.

— Думаю, да, — согласился я.

— Я в тебя вовсе не влюблена или что там, — заявила Марго, слегка пошатываясь.

— Конечно, нет.

После паба мы отправились на ланч. Всю дорогу в такси только о Люси были мои мысли.

Мы приехали в одно итальянское заведение в Сохо — чересчур дорогое и не особенно-то хорошее. Сванн рассказывал нам историю своей жизни и пачками уплетал торты кассата. Я нашёл телефон наверху перед лестницей у входа и позвонил Люси.

— Алло, Люси. Что поделываем?

— Что, по твоему мнению, я могу делать? Стою здесь у телефона и разговариваю с тобой.

— Я тут напиваюсь с народом в Сохо.

— Здорово! Тебе это пойдёт на пользу.

— Думаешь? Хотел бы я, чтобы ты была здесь.

Хотя здесь Люси умирала бы со скуки. — Я читаю «Адама Бида», — сказала она.

— Прекрасный рассказ.

— Да.

— Ты уже перекусила?

— Не было ничего. Съела шоколадку.

— Я тебе позвонил, чтобы узнать, как ты там.

— Нормально, не волнуйся.

— Я хотел услышать твой голос.

— Ой, перестань. Голос как голос.

— Рассказать тебе о нём?

— Лучше не надо. Не знаю, почему.

— Мы встретимся когда-нибудь?

— Думаю, да.

— Я тебе позвоню, когда протрезвею.

— Хорошо. Мне надо читать «Адама Бида».

— До свиданья.

— До свиданья.

Я повесил трубку и, продолжая стоять у телефона, посмотрел на крутые ступеньки ведущей в подвальчик лестницы. Затем я спустился по ним вниз.

— Итак, к чему, в конце концов, нам приступить сейчас? — спросил Сванн. — Уже четыре.

— Я хочу поговорить с Майком, — объявила Марго. — Никто не слушает.

Я подсел к ней, и она начала спрашивать меня сбивчивым шёпотом: — Мне нужен твой совет насчёт Найджела, Майк.

— Если честно, я почти совсем его не знаю.

— Не важно. Послушай, я думаю, тут кое-что важное с Найджелом.

Я попросил её быть предельно точной. Вместо этого она превратила своё утверждение в вопрос. — Как думаешь ты, Майк, с Найджелом всё в порядке?

— Ну…

— Только давай прямо.

— Я же говорю тебе, я его не знаю. И потом, что бы я там ни знал, может быть, у него искусственный желудок.

— У Найджела нет искусственного желудка, можешь мне поверить.

— Отлично.

— Я даже не знаю, почему ты так решил. Желудок никогда его не беспокоит.

— Ну хорошо, тогда что с ним?

— Я думаю, он, скорее всего, ненормальный.

— Ну, бога ради, дай ему это понять, Марго.

— Думаешь, стоило бы?

— Определённо, да. Если только тебе не нравится его ненормальность.

Марго хихикнула. — Да, на самом деле, знаешь, нравится немного.

— В таком случае тебе не о чем волноваться, правда же?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.