Забытые

Лор Питтакус

Серия: Наследие Лориена. Пропущенные материалы [7]
Жанр: Боевая фантастика  Фантастика    2014 год   Автор: Лор Питтакус   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Забытые (Лор Питтакус)

Питтакус Лор

Пропущенные материалы — 5

Забытые

Глава 1

Я открываю глаза, но ничего не вижу. Лишь кромешная тьма. И дышится с трудом, словно легкие забиты толстым слоем сажи. Меня разбирает кашель, и вокруг тут же поднимается облако пыли, лишь провоцирующее новый приступ кашля, от которого вот-вот вывернет наизнанку. Голова чугунная, малейшее движение отдается дикой болью, в висках стучит кровь. Руки плотно прижаты к бокам.

Где я?

Когда пыль оседает, кашель наконец унимается, и я начинаю вспоминать.

Нью-Мексико. Далс. Стоп… так это был не сон?

Я бы с радостью поверил, что мне это только приснилось, но пора наивности осталась в прошлом — не бывает просто снов, слишком это было бы просто. Мне ничего не приснилось. Именно я обрушил это место. Сам не понимая как, я использовал подаренную мне Первой силу и заставил правительственную базу разрушиться до самого основания.

В следующий раз, прежде чем откалывать подобный номер, надо сначала убедиться, что я не нахожусь в эпицентре. Задним числом это становится очевидно. Думаю, мне предстоит еще многое узнать о том, как пользоваться моим Наследием.

Сейчас вокруг царит тишина. Добрый знак. Значит, никто больше не пытается меня прикончить. Следоватовательно, мои враги также погребены здесь, как и я, или мертвы. Я совсем один. Первая умерла. Малкольм и Сэм ушли и, скорее всего, считают меня покойником. Вот уж чему моя семейка только порадовалась бы.

Никто не узнает, если прямо сейчас я просто здесь сдамся. Часть меня желает именно этого. Я сражался так отчаянно. Разве с меня не хватит?

Как было бы легко просто взять и перестать бороться, остаться погребеным. Остаться забытым.

Если б Первая все еще была со мной, она бы раздраженно тряхнула волосами и приказала мне взять себя в руки и перестать хандрить. Она бы сказала, что я не выполнил и половины той работы, которую она мне поручила, что есть проблемы и поважнее моих. Она бы напомнила, что не только моя жизнь висит на волоске.

Но Первой больше нет, так что я сам должен все это себе сказать.

Я жив. Что уже само по себе чудо. Я подорвал арсенал со взрывчаткой, полностью осознавая, что, возможно, это последнее, что я делаю. Я сделал это для того, чтобы Малкольм Гуд, человек, который стал мне своего рода отцом, смог сбежать вместе со своим родным сыном, Сэмом. Я решил, что если им удастся спастись, то моя смерть не будет напрасной и напоследок я сделаю доброе дело.

Но я не умер. По крайней мере, пока. А раз я выжил несмотря ни на что, значит, на это есть причина. У меня еще остались неоконченные дела.

Поэтому я заставляю себя успокоить колотящееся сердце, дышать ровно и оценить свое положение. Итак, я погребен под завалом. Но тут есть воздух, и я могу немного двигать головой, плечами и даже кистями рук. Отлично. Мое дыхание поднимает пыль вверх, указывая тем самым в какой стороне верх и что откуда-то ко мне все же просачивается тусклый свет. А раз сюда доходит свет, значит, до поверхности завала не так далеко.

А вот руками не пошевелить, но я все равно стараюсь сдвинуть раскуроченный кусок бетона, под которым зажат. Естественно ничего не выходит. Я же не искуственник с генетически увеличенной силой или здоровяк от рождения, как мой сводный братец Иван. Я высокий, но худой, и по телосложению мало чем отличаюсь от рядового землянина, ну разве что повыносливей буду и посильней. Честно говоря, не уверен, сможет ли супертренированный искусственник отрыть себе выход из под такого завала; что уж про меня говорить.

И снова перед внутренним взором встает лицо Первой — любимые глаза насмешливо закатываются, словно говоря: «Да брось! И это все, на что ты способен?» Хм, а ведь действительно! Я способен не только на это. Теперь, нет. Может, я и не качок, зато у меня есть особая способность.

Сосредотачиваюсь на окружающих меня бетонных обломках, зная, что своим Наследием — Наследием, которое мне передала Первая — смогу расчистить завал. Закрываю глаза и концентрируюсь, представляя, как завал дрожит, расщепляясь на мелкие куски, и расходится в стороны, пока я не оказываюсь на воле.

Ничего не происходит. Даже не дрогнуло нигде. «Двигайся, блин!» — сердито думаю я, и следом понимаю, что произнес это вслух. Но завалу, в любом случае, пофигу.

Неожиданно меня разбирает злость. Сначала я злюсь на себя: за то, что я такой идиот и слабак, не способен справиться с подарком Первой, а потом за то, что вообще здесьоказался.

Хотя в этом нет моей вины. Я виноват только в том, что пытался жить по совести. Не на себя надо злиться, а на свой народ. Могадорцы — вот из-за кого я здесь застрял. Могадорцы — преклоняющиеся перед грубой силой и верящие, будто война — единственно правильный образ жизни.

Вскоре, меня накрывает ярость. Вся моя жизнь сплошная несправедливость. Мне даже ни разу не дали шанса. Иван был моим лучшим другом. Мы вместе выросли, а потом он меня предал. Пытался убить — и не один раз.

А отец не думал дважды, позволяя могадорским ученым ставить на мне опыт с помощью абсолютно непроверенного аппарата, едва не изжарившего его сыну мозги. Ему ничегоне стоило пожертвовать мной ради цели.

И какой цели? Создать еще больше разрушений, убить еще больше людей и получить еще больше власти для себя? Но власти над чем? После завоевания Лориена, его, можно сказать, не стало — мы полностью уничтожили поверхность планеты. На Лориен не осталось ничего, чем бы можно было править. И с Землей мы что, поступим так же?

Для таких, как мой отец, это неважно. Главное для них — война. Победа. Для него я был лишь очередным потенциальным оружием, которое он использовал и забраковал. Это всё, что для него когда-либо значили все остальные.

Чем больше об этом думаю, тем сильнее завожусь. Ненавижу его. Ненавижу Ивана. Ненавижу Сетракуса Ра и Великую книгу за то, что они учат, будто жить так — правильно. Ненавижу их всех!

Пальцы на руках и ногах начинает покалывать, и обломки вокруг принимаются трястись. Получается! Мое Наследие работает! Можно дать ярости уничтожить тебя, а можно использовать ее с пользой. Снова закрываю глаза, сжимаю кулаки и ору во всю глотку, выпуская на волю всю свою злость одним мощным ударом. С громким свистом пыль и бетон начинают крошиться. Меня всего трясет от подземных толчков. Очень скоро завал полностью осыпается. Как будто меня выкопали огромной лопатой. Я снова свободен!

Однако кому-то повезло меньше. Метрах в трех от меня, придавленный жутко покореженной стальной дверной рамой, лежит могадорский солдат.

Теперь, когда с него сняли тяжесть обвала, он со стоном шевелится.

Он жив, как и я. Класс.

Глава 2

Слегка пошатываясь, встаю на ноги. Тело болит так, будто по мне проехался гигантский каток, но вроде бы ничего не сломано. Я весь покрыт пылью вперемешку с потом и кровью, но последнего не так уж много. Каким-то непостижимым образом я избежал серьезных травм. Не знаю, как это вышло, да и, если честно, мне все равно.

Другому могадорцу повезло гораздо меньше. Когда я встаю, он издает протяжный стон, но не смотрит на меня и не двигается. Ему так сильно досталось, что, кажется, он даже не понимает, что больше не похоронен под завалом. По-моему, он вообще не осознает, что я здесь.

Видать, его хорошенько приложило, поскольку по виду парень не из тех, кого легко вырубить. Здоровенный, как Иван, и сложен как профессиональный полузащитник — мощная шея, бугристые мускулы, но даже отсюда видно — он не искуственник. Черты лица слишком правильные и плавные для генетически измененного воина, которые составляют большую часть могадорской армии.

Тип передо мной — чистокровный. Как я. Как мой отец. Судя по татуировке на голове, он офицер, а не обычный пехотинец. Что ж, логично. Искуственников разводят в качестве пушечного мяса, а чистокровные отдают приказы. Возможно, именно поэтому я и не видел его, пока сдерживал подступающие войска. В отличие от Ивана, который рванул вслед за мной и в результате погиб, этот тип командовал из тыла.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.