Укусы любви

Рей Кимберли

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Укусы любви (Рей Кимберли)

Лучшего места для встречи с вампиром не придумаешь! Быстрая музыка в стиле ретро лилась из современной стереоустановки и сотрясала стены модного клуба на Манхэттене. В воздухе висел табачный дым. За длинной, от стены до стены, барной стойкой не было ни одного свободного места. И кругом зеркала — на высоких стенах, на полу, на потолке. По краям танцпола стояли велюровые диваны и столики из стекла и хрома. Стробирующий свет вспарывал мрак вдоль, поперек и по кругу, выхватывая из извивающейся массы то одного, то другого танцующего.

Танцпол буквально сочился декадентством и сексуальной озабоченностью. И еще дерьмом…

Я стояла у барной стойки и наблюдала за мужчиной слегка за сорок, в широких брюках и простой белой рубашке. Он подошел к двум девушкам, потягивающим «Космо». Сначала они его игнорировали, демонстративно смакуя коктейли, но чем больше он улыбался и говорил, тем больший интерес проявляли.

Сразу видно — мастер!

В повседневной жизни мастер представлялся Джеймсом Блумфилдом, агентом «Истребителей сверхъестественных существ», сокращенно ИСС, а ближе к ночи становился Джимми Блу, музыкальным продюсером. Во всяком случае, такую байку он рассказывал в клубах вроде этого.

Джеймс дни напролет скучал за письменным столом, определяя местонахождение каждого вампира — прирожденного и обращенного — и каждого оборотня — от волка до тойтерьера, — замеченного между Чайна-тауном и Гарлемом. С наступлением темноты Джимми пускал в ход свои дерьмовые байки — какие угодно, лишь бы выследить и уничтожить намеченную жертву.

Джимми — один из лучших ИСС, а по совместительству — мой босс, наставник и дядя.

Меня зовут Даниэль Блу, и я — потомственная ИСС. В XII веке мой пра-пра-пра-пра-пра-пра-пра (пожалуй, хватит уже «пра») дедушка впервые в истории убил вампира. С тех самых пор Блу истребляют нечисть.

Жизнь члена семьи Блу как структурная формула — рождение, несчастливое детство (представьте, каково расти в гнезде суперубийц!), мучительно-болезненный подростковый возраст (боль приходит с пониманием того, что мама не председатель родительского комитета, а папа строгает осиновый кол не для того, чтобы поставить палатку), окончание школы, а потом — семейный бизнес. Я влилась в него с небольшим опозданием, потому что мечтала нарушить традицию и заняться чем-то другим. Целый год я грезила о лаврах знаменитой художницы, написала десятки картин, но не продала ни одной. Обнищав, я вернулась к родителям и вывесила белый флаг: забросила кисти и вступила в резервный отряд спецназа ИСС.

Догадываюсь, о чем вы подумали: визитка с надписью «Дани Блу, ИСС» отпугивает парней, как серебро — вампиров. Что ж, вы правы. Но некоторые вещи, например восьмисотлетняя семейная традиция, намного важнее кувыркания в постели. С особой охотой под этим подпишется девушка вроде меня, для которой секс не томные киношные стоны, розовые лепестки и клубника со сливками.

Как насчет бесцеремонности, пердежа и фразочек типа: «Давай, детка! Поработай с моим шлангом»? Увы, я не шучу. Именно так любил меня заводить мой бывший бойфренд. В самый первый раз я и впрямь завелась — после того, как, нахохотавшись, поняла: он хоть и неотесанный, но милашка. Однако романы с неотесанными милашками недолговечны. Наш продлился два года. Вообще, с парнями я сущий тормоз, поэтому всего у меня было три приятеля.

Мой первый роман начался в седьмом классе, где я просидела три года из-за непроходимой тупости в математике, и продлился до девятого. Сколько бы тот козел ни плевал на меня, я искала ему оправдание: вдруг у него повышенное слюноотделение? Не мне, мол, нос задирать, у самой хроническое неусвоение алгебры.

В старших классах у меня был Тодд, обожавший трахать девиц из группы поддержки. Но я раз сто давала ему последний шанс. Я ведь не понаслышке знала, что такое зависимость: в ту пору без «Твинкиз» и «Ореос» просто жить не могла.

Тодда сменил Райан, он же — автор фразочки про шланг.

Сейчас, в двадцать два, я готова отдохнуть от парней, романов и всего, что с ними связано. Пора проверить, чему я научилась за четыре года в отряде резервистов.

Мои лирические рассуждения резко прервали: кто-то толкнул меня в спину и я налетела на девушку с бокалом яблочного мартини.

— Сука! — прошипела она, не дав мне растянуть губы в робкой улыбке.

— Извините! — проговорили сзади заплетающимся голосом, щедро облив пивом мою вываренную джинсовую куртку.

Спешу пояснить: я отнюдь не гламурная киса. Искусством шопинга не владею и уже лет десять покупаю одну и ту же модель «ливайсов» на пуговицах. Единственная более-менее модная вещь, которую я надела в тот вечер, — рейбаны. Если честно, даже они были не стильным аксессуаром, а средством самозащиты. Видите ли, вампиры способны читать мысли и манипулировать людьми, но только если смотрят им в глаза.

Помимо суперклассных очков, я не надела ничего суперклассного — джинсы, забрызганную краской майку (памятник несбывшейся мечте), тенниски и любимую, заношенную чуть ли не до дыр куртку. Теперь от нее несло «Хайнекеном».

Не успела я прийти в себя, как меня снова толкнули. Я стряхнула с левой тенниски капли бурбона и посмотрела туда, где стоял дядя Джимми. Увы, у стойки было слишком людно, и я потеряла дядю из виду.

Да, лучшего места для встречи с вампиром не придумаешь. А вот для его убийства наверняка найдется и получше.

На письменных экзаменах для кандидатов в ИСС мне повезло, а вот практическую часть я завалила. Теоретически я знала, как орудовать осиновым колом или винтовкой «Диана 350 Магнум» с серебряными пулями, но мой глазомер, мягко сказать, подкачал.

Для практического задания меня привели в темный переулок, где прятался псевдовампир и три мягких манекена, то есть «люди». Я почти сразу врезалась в «человека» номер один, обезглавила номер два и ткнула номер три в место, которое называть не хотелось бы. Скажем так: в ближайшем будущем мягких детей у него не будет. Главная задача ИСС — истреблять нечисть во имя благополучия человечества, поэтому в моем табеле появилась жирная двойка.

К счастью, в зачет шла не только практика, но и письменная часть, а еще долгие мольбы и прошения дяди Джимми. Поставив на карту свою репутацию, он убедил руководство ИСС дать мне еще один шанс. В итоге я получила удостоверение ИСС, меня утвердили и отправили на первое убийство.

Убийство!

Я успела заполнить формуляры на социальное и медицинское страхование и даже на пенсионные отчисления, но официально еще была на испытательном сроке. Мое будущее в рядах ИСС решалось сегодня. Сейчас.

Черт подери!

Сквозь плотную толпу я протиснулась туда, где в последний раз видела дядю Джимми. Он исчез, а с ним и две женщины, которых он охмурял. Точнее, две представительницы человеческого рода, тесно связанные с вампирской общиной, как мы думали. Одна из них, по слухам, была рабыней-донором для обращенных вампиров из Сохо. Джимми хотел проверить эту наводку и выяснить, нет ли сегодня в клубе ее «господ».

Когда дядя обозначит жертву, я вступлю в игру и докажу свою профессиональную пригодность. При условии, что смогу найти дядю Джимми. После двадцати минут поисков я заметила его у дальнего конца танцпола. Дядя разговаривал с тремя женщинами; вот одна из них что-то шепнула, Джимми улыбнулся, и у меня засосало под ложечкой.

Бинго!

— Прямо за тобой, — прошипел подошедший ко мне дядя. — Парочка у входной двери.

Я хотела обернуться, но Джимми предупредил:

— Не спеши. Зачем ему знать, что мы за ним охотимся?

Я вдохнула поглубже, чтобы унять бешеный стук сердца, и как ни в чем не бывало обернулась. Мой взгляд скользнул по залу и ненадолго остановился на той самой парочке.

У него темные, стоящие дыбом волосы, широкие черные брюки, черная же обтягивающая рубашка и голодный взгляд. В устремленных на роскошную блондинку глазах таился хищный огонек.

Я смотрела на него как завороженная.

— Да, это он. — Джимми словно прочел мои мысли. — Подходишь, вонзаешь кол в сердце и уходишь. Все элементарно.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.