Низкопоклонство

Лем Станислав

Серия: Пьесы [0]
Жанр: Драматургия  Поэзия    2008 год   Автор: Лем Станислав   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Низкопоклонство (Лем Станислав)

Действующие лица:

Дементий Психов Бартулыхтимушенко, 42 года, директор завода по производству квашеной соды, большевик с уклоном

Авдотья Недоногина-Праксивтихина, его жена

Егор Недовлазов, 49 лет, продавец холодильников

Варфаламотвей Недоразвиткин, 25 лет, литератор

Тризад Друмилишин-Мичуренко, советский биолог, ученик Лысюрина

Вазелинарий Купов, настоящий рабочий

Викини Изголовидзе, секретарь партийной организации на заводе по производству соды

Иосиф Виссарионович собственной персоной

Занавес красный

Перечисленные и прочие

Действие первое

Психов(расхаживает по кабинету): Жена моя, знаешь что? Социализм – великое дело, а коммунизм – еще более великое, но вчера я вернулся из Америки. Ты только подумай: партия и правительство послали меня подсмотреть за империалистически-космополитическими методами производства квашеной соды, и задание я выполнил. Была у меня одна неприятность: когда я подглядывал за одним старым империалистом через замочную скважину, его секретарь ткнул мне в глаз спицей для чулок, но что такое один глаз по сравнению с коммунизмом? Ну, что ты так молчишь, Праксивтихина моя, товарищ и жена в некотором отношении? Ну раз молчишь, то скажу я тебе, что меня словно змея ужалила в самое сердце.

Знаешь, (понижает голос до космополитического шепота) – все-таки здорово, наверно, иметь настоящую машину и холодильник и даже виллу.

Авдотья(трагически): Не ожидала я от вас такого, товарищ муж. Неужто мы для того творили в семнадцатом году революцию, чтобы разъезжать на каких-то машинах? Чтобы иметь холодильники окаянные? Чего тебе еще захотелось? Может, зубную щетку? Пальцем уже брезгуешь? Одумайся, что ты делаешь? О революции забыл, себя пожалел? Уж не волнует тебя производственный план, наша радость, наш пот, наша кровь…

Психов: Кровь и пот, безусловно, но почему мне нельзя иметь холодильник?

Авдотья: Муж, бросай это низкопоклонство, это гадкое низкопоклонство перед западом. Почто тебе холодильник? Что ты там будешь держать, неужто исподнее? Перестань, а то пойду к товарищу Изголовидзе, он-то уж тебе из головы этот холодильник выбьет (крестится).

Психов: А что это ты крестишься, коммунистка?

Авдотья: Уже можно, с 22 ноября 1942. Ох, Демушка, Бартулыхтимушенькин, что ж с тобою приключилось-то… Был ты незапятнанным, всегда первым шел в соду и последним возвращался, и отмыть-то тебя нельзя было, а теперь…

(стук в дверь)

Психов: Залазь… то есть, прошу!

Вазелинарий(входит): Здравствуйте, Авдотья Праксивтихина и вы, Дементий, инженер вы наш советский. Стряхнули уже американскую пыль с сапог? Ну как там капитализм, гниет?

Психов: Гниет. Аж здесь воняет, не чуешь?

Авдотья: Разве ж можно не почуять? (все смеются по-социалистически, то есть, не ради собственной выгоды).

Вазелинарий: Хорошо, что вы вернулись. Принес я вам горячий соцпривет от парторганизации, НКВД, соцревтрибунала и укррайздравпомдилгоспамтадеревоспитки. А вот бумаги и план.

Авдотья: Говорите, говорите, дорогой Вазелинарий: перевыполнен?

Вазелинарий: План-то?

Хором: План

Вазелинарий: План перевыполнен, но с содой хуже. Недавно в ней появились крошки.

Хором(с ужасом): Крошки…

Вазелинарий: Подозревают нашего соцкота, Марфашу. Кошак соскользнул в котлище и совершенно выпарился. Распался на котян соды.

Психов: А вы?

Вазелинарий: А что мы? Большевика этим не испугаешь. Тут же устроили производственное совещание.

Авдотья: Ну и что?

Вазелинарий: Ваш заместитель, дорогой Дементий, получил несколько лет.

Психов: а… а…

Вазелинарий: Ну, мне пора. Меня ждет печь с квашеной содой, и еще мне нужно закончить главу моей книги: 'Как вывести пятна на лестницу и там им навалять по морде, или Молодой содовец-стахановец'. Желаю вам дожить до коммунизма. (поет): Здравствуй Саша, здравствуй, Маша, жизнь хороша, траляля (выходит).

Действие второе

Варфаламотвей: Ох, брат, я и сам был в Париже… Ох уж этот Мулен-Руж, ох, эти продажные женщины, ох миленький капитализм загнивающий, золотой ты мой империалистишка, а мы-то что?

Психов: А, может, мы ошибаемся, Варфаламотвей Иванович, а? А, может, тебе не пристало облизываться при мысли о телесном упадке? – тебя-то советская власть икоркой кормит. Неужто не ты писал сонеты о Сталине, поэму о Вожде, роман о молодом Иосифе, Книгу афоризмов о Солнце трудящихся масс итэпэ? А? Что скажешь?

Варфаламотвей: Думаешь, низкопоклонство? Я низкопоклонствую? А что делать, если так приятно… можно дышать, делать, что хочешь…

(входит Викини)

Изголовидзе: Докатились, сукины дети. Вот вам коробочку. Ну, товарищи-капитулянты. Слышал я о вашем отклонении от генеральной линии. Думаю так я: последний час врагам пробил. Ну, братцы, стоило вам отклоняться? Плохая линия, не нравится, а? (нервно поигрывает наганом).

Капитулянты: А… а… помилуй, Викини Изголовидзе… дорогой наш уважаемый секретарь… мы на вас как на солнышко… мы вам и того… и этого… и еще… только дайте нам искупить вину. Мы больше не будем.

Изголовидзе: Опустились до низкопоклонства? Я, как вошел, сразу почувствовал.

(врывается Мичуренко, обращаясь к Дементию):

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.