Происхождение религии (фрагменты)

Лэнг Эндрю

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Происхождение религии (фрагменты) ( Лэнг Эндрю)

Эндрю Лэнг (Andrew Lang) родился в 1844 г. в Селкирке (Шотлан­дия). Начальное и среднее образование получил в родном городе и в Эдинбурге. Затем он поступил в университет св. Андрея в Глазго, а с 1864 г. продолжил изучение языков в Оксфорде. В 1875 г. Э. Лэнг получил степень магистра гуманитарных наук и переехал из Оксфор­да в Лондон. Последующие годы своей жизни он посвятил литератур­ной и научной работе. Он был поэтом, переводчиком, литературным критиком, исследователем мифологии и религии. Умер Э. Лэнг в 1912 г. в Банхори (Шотландия).

Основные религиоведческие работы Э. Лэнга: «Обычай и миф» (1884), «Миф, ритуал и религия» (1887), «Современная мифология» (1897), «Становление религии» (1898), «Магия и религия» (1901), «Загадка тотемизма» (1905), «Истоки религии» (1908).

В своих работах Э. Лэнг подверг критике господствующую в его время анимистическую теорию происхождения религии. Он считал, что идея Бога не может быть логически выведена из первобытных представлений о душах, духах и призраках. Главным источником религии, по мнению Э. Лэнга, является вера в «могущественное Высшее Бытие, Творца всех вещей, Отца морали и Судию людей». С другой стороны, рассматривая природу анимистических верований, входящих составной частью во все религии, Э. Лэнг выдвинул пред­положение, что их источником являются «сверхнормальные» пережи­вания людей, которые игнорируются рационалистической эволюцио­нистской антропологией. Поэтому он призывал исследователей мифо­логии и религии более внимательно отнестись к таким явлениям, как ясновидение, гипнотизм, телепатия, галлюцинирование и т. п.

В антологию включены фрагменты из книги Э. Лэнга «Становление религии», содержащие критику анимистической концепции Э. Тайлора и формулировку основных положений новой теории происхождения религии, которая в дальнейшем стала называться теорией «прамонотеизма».

Перевод выполнен А. Н. Красниковым по изданию: Lang A. The Making of Religion. London–New York, 1898.

СТАНОВЛЕНИЕ РЕЛИГИИ

Современная наука история религий имеет в своем распоряжении ряд выводов, которые считаются уже твердо установленными. Эти выводы коротко можно сформулировать следующим образом. Человек выраба­тывает понятие «дух» или «душа» в ходе размышлений над такими явлениями, как сон, видения, смерть, тень, а также из переживаний транса и галлюцинаций. Покло­няясь первоначально духам умерших родственников, человек в дальнейшем развивает учение о духовных сущностях во многих направлениях. Призраки или дру­гие духовные существа, созданные подобным образом, в процессе дальнейшего развития становятся богами. За­тем, в результате сложных преобразований, один из богов становится высшим по отношению к другим богам, наконец, высшее божество превращается в единого Бога. Наряду с этим человек сохраняет веру в существование своей собственной души, продолжающей жить после смерти тела, и формулирует концепцию бессмертия. Та­ким образом, идеи Бога и души возникают в результате ошибочных рассуждений о непонятных для первобытно­го человека переживаниях.

Предложение о пересмотре этой устоявшейся концеп­ции, которая одновременно является такой простой, та­кой логичной и так хорошо подтвержденной фактами, может показаться почти безрассудным. Однако не будет большого вреда, если мы попытаемся рассмотреть огром­ный массив данных с новых точек зрения. В худшем случае необоснованная критика должна лишь помочь обоснованию доктрины, против которой она направлена. Сейчас мы намерены показать, что существуют две точ­ки зрения, с которых факты, относящиеся к ранним стадиям развития религии, еще не подлежали тщатель­ному рассмотрению. Прежде всего мы зададимся вопро­сом, что можно утверждать (если это вообще возможно) о природе «видений» и галлюцинаций, которые, согласно м–ру Тайлору и его блестящей работе «Первобытная культура», вносят свой вклад в формирование идеи «духа»? Во–вторых, мы соберем и сравним имеющиеся сообщения о Высших Богах и творящих существах, в которые верят и которым поклоняются наиболее отста­лые народы. Затем мы поставим вопрос, могли ли, как утверждают современные антропологи, эти относительно Высшие Существа в том виде, как они понимались людь­ми в весьма неразвитых социальных условиях, возник­нуть из веры в призраков умерших.

Наконец, мы рискнем утверждать, что первобытная теория души должна была основываться, по крайней мере частично, на переживаниях, которые даже сейчас не могут получить удовлетворительного объяснения в рамках материалистического мировоззрения. Мы попы­таемся обосновать положение о том, что идея Бога, даже в ее самых ранних формах, не может быть логически выведена из идеи духа, независимо от степени развития последней. Концепция Бога не нуждается, таким обра­зом, в размышлениях по поводу видений и «призраков».

Если эти две позиции могут быть достаточно успешно защищены, то становится очевидным, что вся теория науки о религии должна быть пересмотрена. Не менее очевидно и то, что эти две позиции независимы друг от друга. Первая может рассматриваться как фантастиче­ская или неправдоподобная, ее можно завуалировать и оставить вне поля зрения. Но сила второй позиции, осно­ванной на данных совсем другого характера, не будет тем самым ослаблена. Наша первая позиция может быть обоснована только при помощи данных, которые не поль­зуются большой популярностью и, как правило, осужда­ются современной наукой. Однако эти данные получены посредством вполне законных антропологических проце­дур. Мы последуем примеру м–ра Тайлора и займемся сбором примитивных верований в видения, галлюцина­ции, «способность к предвидению», а также тех элемен­тов знания, которые, по всей вероятности, не могут быть получены при помощи обычных чувств. Затем мы можем сравнить эти примитивные верования с достоверными описаниями сходных переживаний у живущих в настоя­щее время образованных и цивилизованных людей. Если мы не придем к какому–либо определенному выводу или придем к отрицательному выводу по поводу актуально­сти и сверхнормального характера указанных пережива­ний, мы все же сравним данные первобытной и цивили­зованной психологии, а также примитивные и современ­ные иллюзии и вымыслы и тем самым внесем значитель­ный вклад в неизведанную область функционирования антропологической науки. Результаты, независимо от того, усилят они или ослабят нашу первую позицию, должны быть весьма любопытны и поучительны даже в том случае, если они составят главу в истории челове­ческих заблуждений. Эта глава, несомненно, затронет и такую тему, которую можно назвать Х–областью нашей природы. За пределами этой области, за рамками чуда, пророчества, видений, на первый план, безусловно, вы­двигаются великие религии — христианство и ислам; но выдающиеся религиозные новаторы и лидеры — наш Господь Бог, св. Франциск, Джон Нокс, Жанна д'Арк — имеют много общего с основателями новой веры у индей­цев племени сиу или арапахо. Следовательно, сравни­вать варварские и цивилизованные верования и пережи­вания в области столь неясно понятой и столь богатой своими мощными влияниями, будет не так уж ненаучно. Тема, которая нас интересует, будет рассматриваться в гораздо большей степени при помощи метода антрополо­гии, чем метода психологии. […]

Мы причисляем антропологию к тем формам науки, которые уже вошли в современную традицию и оказыва­ют влияние на нее. По иронии судьбы антропология возникла в той заброшенной области непознанного, к которой сейчас относят исследование психики. Британ­ская Ассоциация предпочла отвергнуть антропологиче­ские записки, охарактеризовав их как «пустые мечты, основанные на россказнях путешественников». Не вызы­вает сомнений, что Британская Ассоциация отвергла бы и записки о ясновидении как пустые мечты, основанные на сплетнях старых баб или истерическом бреде. Конеч­но, изучение этих тем затрудняется обилием выдумок и фальшивок, именно поэтому антропология должна была бдительно охранять себя от «россказней путешественни­ков», от европейского непонимания первобытных идей, от современных понятий и научных теорий, которые неосознанно переносились на варварские привычки, ри­туалы, традиции и обычаи. Человек, ondoyant et divers [1] , может быть предметом изучения как для антропологии, так и для психологии. Но человек (особенно дикий чело­век) не может быть вырван из сложных условий его жизни и быть изучен, как изучается вещество в ходе химического эксперимента в лаборатории. Кроме того, мы не можем застать человека в его «первобытном» состоянии, так как его интеллектуальное развитие нача­лось далеко за рамками тех культур, которые мы сейчас можем наблюдать у самых слаборазвитых народов. Сле­довательно, материал, с которым имеет дело антрополо­гия, весьма неустойчив; свидетельства, на которых она основывается, требуют самого скептического критициз­ма, а многие антропологические выводы при отсутствии исторических данных, относящихся к далекому прошло­му, неизбежно должны быть гипотетичными.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.