Мы, аристократы - 4

Серия: Мы, аристократы [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

1.

Палочка Дамблдора подошла мне идеально. Я бы сказал, гораздо лучше, чем моя собственная. На удивление мощная, невероятно чуткая, она безупречно реагировала на каждое моё движение, чуть ли не угадывая мои желания и намерения. Впрочем, следовало ожидать, что хитрый дедок за сто с лишним лет своей жизни сумел обзавестись качественной палочкой, не сравнимой с нашими школьными. Это волшебники вокруг него мрут до неприличия скоро, хоть и считаются долгожителями по сравнению с маглами. Я уж не говорю о своих родителях, с которыми всё понятно, но и родители моего отца умерли как-то дружно и подозрительно рано: официально - от драконьей оспы, но вы попробуйте сыщите в Британии дракона. Родители моей матери, восхищавшиеся её колдовскими способностями и потому не годившиеся для воспитания маленького мессии, тоже дружно умерли от несчастного случая. Не зажились и родители Сириуса Блэка - его отец, совсем еще не старый, умер в год исчезновения младшего брата Сириуса, мать протянула ещё шесть лет, пока не надумала добиваться правосудия для своего блудного сына. Гидеон и Фабиан Прюэтты, братья толстухи Молли - как мне рассказывал Малфой-старший, её в школе так прозвали еще с первого курса - оба они были сильно против её романа с дурковатым Артуром Уизли и оба тоже не задержались на этом свете. Лонгботтомов если и можно считать живыми, то только условно.

А Дамблдор живёт. Рядом с ним выживают только рыжие Уизли. Пусть в мусоре и на объедках, но они цветут, пахнут и буйно размножаются, оправдывая свою тараканью натуру. Слишком ничтожные даже для того, чтобы в удобный момент подставить их по-крупной, они юлят перед Великим Светлым и создают ему массовку за крохи со стола. Ни на что другое они не годятся, потому и живы.

С огромным сожалением я оставил трофейную палочку в Тайной комнате, где проводил её испытания. Вот закончу школу, разберусь с Дамблдором - тогда и поменяю свою на эту, но пока с ней лучше нигде не светиться. Пульт управления дементорами я оставил там же. Пусть он и не предмет первой необходимости, но теперь его нет у неприятелей и он есть у меня, а это безусловный плюс.

Из школы нас, как обычно, забрал Малфой-старший. Только Диас из соображений секретности поехал на Хогвартс-экспрессе. Незадолго до отъезда у него вышла небольшая размолвка с Россетом из-за того, что он отказался погостить у приятеля на каникулах. Оказывается, родители Россета этим летом собирались поехать в отпуск на юг Англии и тот уговорил их взять с собой и приютского друга, не предполагая его отказа. Эрни объяснил свой отказ тем, что если руководство его и отпустит, то приютские парни потом не дадут ему житья. Самое забавное, что он сказал чистейшую правду.

Россет хоть и дулся на друга, но не настолько, чтобы разругаться с ним, поэтому они ушли на поезд вместе. Всё-таки Эрни был единственным, с кем он подружился здесь за год учёбы, а остальные равенкловцы сторонились самоуверенного грязнокровки - не столько из-за его происхождения, сколько из-за того, что у них с ним было мало что общего. Как и в прошлом году, Диаса в Лондоне встречал мистер Джонс, заранее договорившийся в приюте, что он снова забирает мальчика на лето. Он привёз Эрни в поместье Малфоев только к ужину, который специально задержали до их прибытия.

Мы с Малфоем-старшим не распространялись о родстве Диаса, но все наши еще с прошлого лета стали догадываться, что он не грязнокровка. Эрни был неплох в стихийной магии, недоступной для маглорожденных, и уже поэтому мог считаться как минимум полукровкой, причём с хорошей наследственностью. Но раз наиболее заинтересованные лица не поднимали эту проблему, все делали вид, что её не существует - даже Драко, из-за своего предубеждения догадавшийся об этом последним и не без помощи Грега с Винсом. Поэтому Диаса встретили дружелюбно, да и сам он держался в нашей компании увереннее, ощущая, что его принимают как своего. За истекший учебный год он прилежно изучал магический мир и понемногу свыкался с мыслью, что его место и родина здесь.

За ужином я поймал себя на том, что меня настораживает нечто неопределённое в Джонсе. Сначала это происходило на уровне подсознания - что-то из его мимики, некоторые его движения словно бы включали во мне звоночек, заставляющий встрепенуться и присмотреться. Я не стал подавлять интуицию и уже осознанно начал наблюдать за Джонсом. Вот, скажем, эта его характерная манера вскидывать голову и глядеть на собеседника сверху вниз из-под приспущенных ресниц - она выглядела бы высокомерной, если бы не была такой непринуждённой и обаятельной. Дело было даже не в ней самой, а в том, что я видел её где-то ещё... да и само породистое лицо Джонса - узкое, сероглазое и белокожее - напоминало мне кого-то другого.

Он заметил моё внимание и вопросительно глянул на меня. Я добавил в ответный взгляд чуточку извинения - 'прошу прощения, случайно засмотрелся и задумался' - и заставил себя не смотреть на него. Увидел я достаточно, теперь оставалось вспомнить или догадаться, но оживлённый застольный разговор не давал мне сосредоточиться, и я на время отвлёкся от Джонса.

Еще днём мы с опекуном договорились после ужина согласовать расписание наших дел на предстоящие каникулы, поэтому сразу же из-за стола мы направились в кабинет. С нами пошёл и Джонс. Судя по тому, что он последовал за нами без приглашения, Малфой и с ним договорился заранее. Поскольку Джонс заботился о нашей компании добровольно и ответственно, я приготовился выслушивать планы с его участием.

Но разговор начался совсем не с этого. Когда мы расселись по креслам, Малфой с едва заметным колебанием в голосе обратился ко мне.

- Гарри, до обсуждения дел мне хотелось бы попросить тебя о небольшой любезности для нашего общего знакомого. Как тебе известно, мистер Джонс полностью разделяет наши интересы и намерения, он готов оказать любую помощь, какая нам потребуется. Полагаю, он заслужил немного доверия и откровенности с нашей стороны.

Малфой замолчал, давая мне время проникнуться его словесными маневрами. Чуть помедлив, я кивнул в знак согласия. Джонс и мне казался заслуживающим некоторого доверия, и это было немало - по моему мнению, полного доверия не заслуживал никто.

- Я имею в виду недавние события в Хогвартсе, - продолжил мой опекун.
- Мистеру Джонсу известна министерская версия, но тем не менее он предполагает, что ты знаешь об этом деле больше. Поэтому он хочет задать тебе несколько вопросов.

- Не факт, что я на них отвечу, - я добавил в голос неудовольствия и обратил взгляд на Джонса.
- Мистер Джонс, что заставляет вас считать меня таким осведомленным?
- Тот кинул быстрый взгляд на Малфоя, и я понял, что они строили догадки вместе.
- Ладно, можете не отвечать. Что именно вас интересует?

- Сириус Блэк.
- Джонс слегка вскинул голову и глянул на меня из-под ресниц.
- Мистер Поттер, меня интересует всё, что вы узнали за этот год о Сириусе Блэке.

Имя беглеца вдруг напомнило мне, у кого я видел такую же внешность и манеру держаться. Блэк!!! Если отбросить разницу, вызванную образом жизни, они будут похожи, как родные братья! Я удержал восклицание, но мои глаза на мгновение расширились от внезапного озарения. Это не укрылось от моих собеседников, внимательно наблюдавших за мной.

- В чём дело, Гарри?
- осторожно спросил Малфой. Ему давно было известно, что должно случиться нечто из ряда вон выходящее, чтобы это отразилось у меня на лице.

- Мистер Джонс, я только что заметил, что вы очень похожи на Сириуса Блэка.
- Они переглянулись с неловкостью уличённых в обмане, но промолчали.
- Полагаю, вы его близкий родственник?

Он нехотя кивнул.

- Тогда я понимаю ваш интерес к Блэку. Спрашивайте конкретнее, я постараюсь ответить.

Джонс какое-то время молчал, а когда наконец заговорил, стало понятно, что он пересматривал уже намеченную беседу.

- Мистер Поттер...
- медленно произнёс он, когда пауза чрезмерно затянулась.
- ...вы видите меня не впервые. Вы ведь только сегодня задумались о том, что я на кого-то похож? Именно поэтому вы так странно смотрели на меня за ужином?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.