Бриджит

Пирс Патрик

Жанр: Классическая проза  Проза    Автор: Пирс Патрик   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бриджит ( Пирс Патрик)

В Роснагирах на моей памяти, равно как и на памяти моего отца, Бриджит на н-Оран [1] слыла самой лучшей исполнительницей песен. Говорят, ее голос мог певчего дрозда заворожить, и птица летела к ней с ветки – такой был от Бога у нее дар.

И я верю, что так бывало, потому что и я сам нередко в юные годы, завороженный, устремлялся к ней, позабыв про обед или ужин. Если бы мне давали шиллинг всякий раз, как по пути из школы домой я замирал у нее на крыльце и слушал, как она поет, то я был бы теперь богачом. И мой отец рассказывал, что в годы юности, когда он ходил школу, с ним частенько приключалось то же.

Поговаривали, что сам Рафтери научил Бриджит петь Contae Mhuigheo [2] . И сам Шон МакЭл – который гостил в наших краях за год до того, как я родился, - услышав эту песню в ее исполнении, был растроган до слез.

Поэтому неудивительно, что мы все, когда узнали про Феш [3] в Мойкиране, мысленно присудили Бриджит победу в песенном состязании.

Во всей Ирландии не было исполнителей - ни среди мужчин, ни среди женщин, - которые могли бы с ней сравниться. При честном судействе никто иной победить не сможет - если она будет участвовать.

Она приведет в изумление ребят из Мойкирана и господ, которые пожалуют из Голуэя и Тума. Она легко победит и прославит Роснагирах, а потом ее отправят на Фестиваль [4] в Дублин.

Вначале Бриджит как будто была против. Она говорила, что слишком стара. Что голос уже не тот. Что дыхание слабое. Что песни из памяти повылетали. И не нужен ей приз. Разве и так на Изумрудном Острове не знают, что лучше нее нет исполнителей песен во всем Западном Коннахте? Разве не восхищался ей сам Рафтери, и Кольм Уоллис не сочинил песню в ее честь? И разве сам Шона МакЭл не был растроган до слез?

Бриджит приводила все эти и еще уйму доводов, но в то же время мы понимали, что ей хочется участвовать, и знали, что она решится.

Словом, чтобы рассказ не затягивать - мы на нее насели и не отставали, пока не взяли с нее обещание участвовать.

Она слово сдержала. Я хорошо помню тот день. На Феш будто вся Ирландия собралась. Народу было полным-полно – бедняки и богачи, господа и простолюдины, сильные ловкие юноши и седые дряхлые старики – кого только там не было. Все пожаловали: священники и монахи разных мастей, доктора и юристы из Тума, Голуэя и Ухтар Ард, газетчики из Дублина, и даже сын какого-то лорда из Англии.

Исполнители песен поднимались на сцену – их была уйма. Наконец, поднялась Бриджит. Мы были в самой дальней части зала. Она запела. Сначала чуть неуверенно и слишком тихо. Но потихоньку увлеклась, пришла в себя и на последнем куплете растрогала публику до слез.

Когда Бриджит допела, зал взорвался аплодисментами и не смолкал, провожая ее со сцены.

И мы подняли такой тарарам, что крышу едва не снесли.

Потом на сцену поднялась молодая девчушка. Голос у нее был гораздо лучше, чем у Бриджит, но мы все сошлись на том, что не было в ее песне ни щемящей тоски, ни той сладости, что были в песне Бриджит.

Она ушла со сцены. Публика снова устроила овацию, но я не заметил, чтобы кто плакал.

Один судья поднялся с места. Он очень хвалил Бриджит. И молоденькую девчушку тоже очень хвалил. Ужасный был зануда.

- Кто же победил? – крикнул, наконец, один из наших, когда терпение у нас лопнуло.

- А, кто победил? – ответил он. – Что же, если говорить про победу – мы вынуждены присудить ее Норе Кассиди (молодой девчушке), но мы хотели бы отметить Бриджит Мойнин (нашу Бриджит) и учредить для нее особый приз. Но на Фестивале в Дублине выступит Нора Кассиди.

Ребята из Мойкирана возликовали - Нора Кассиди была из Мойкирана. А мы промолчали. Только смотрели на Бриджит. Лицо ее сделалось бледно-серым, ее лихорадило.

- Простите, уважаемый, как вы сказали? – спросила она не своим голосом. – Я победила?

- Мы думаем отметить вас особой наградой, потому что вы так превосходно исполнили … Но победа на Феше присуждается Норе Кассиди.

Бриджит не ответила ни слова. Она встала и, глядя прямо перед собой, направилась к выходу. Так она и ушла, и добралась до Роснагирах гораздо раньше нас – а мы вернулись домой поздно, ближе к ночи.

До Фестиваля в Дублине оставалось две недели. Нам всем было невесело от мысли, что нашей Бриджит там не будет. Мы все считали, что ребята из Мойкирана ее засудили, и мы были уверены, что после Дублина она осталась бы рада и довольна.

Но увы, у нас не было денег, чтоб помочь ей попасть на Фестиваль, да и будь у нас эти деньги – она бы их от нас не приняла.

И вот, мы как-то вечером стояли у дома Лодочника, обсуждали все эти дела, и тут смотрим: во всю прыть к нам несется малец Мартин Конноли и говорит: «Бриджит на н-Оран ушла! На двери замок, и от нее ни слуху, ни духу».

И мы две недели не знали, что с ней и где она. А приключилось с ней вот что.

Она услышала, что Фестиваль в Дублине пройдет в такой-то день, и решила, что выступит на нем, если только жива будет. И ночью тайно от всех ушла. У нее в кармане была всего пара шиллингов. Она не знала, ни где этот Дублин, ни сколько миль до него – а добиралась она пешком.

Дорогу, похоже, она узнавала у тех, кто ей встречался на пути, и так пешком добралась до Кашла, потом до Спидла, Голуэя, Оранмора, Эттенри, Баллинасло, Атлона, Маллингара. Мэйнута, пока, наконец, не различила вдали крыши Дублина.

Те гроши, какие у нее были, очевидно, быстро закончились, и никто не знает, на что она жила и как, совсем одна, одолела этот долгий путь.

Но вот, однажды вечером, когда Фестиваль в Дублине шел полным ходом, в большой зал вошла седая женщина - ноги ее были изранены о камни дорог, одежда вся в пыли и в пятнах грязи.

Изможденная, она села. Шло состязание исполнителей в стиле шан-нос [5] . Вызвали Бриджит Мойнин из Роснагирах (мы внесли ее имя в список, когда надеялись отправить ее на Фестиваль). Она встала, поднялась на сцену и запела Contae Mhuigheo [6] .

Когда песня кончилась, зал взорвался аплодисментами – исполнение было бесподобным. Ее попросили спеть еще. Она начала Sal 'Og Rua [7] . Но спела только два куплет {1} а – у нее у нее закружилась голова. Она остановилась, начала снова – но голова опять закружилась, ее охватила дрожь, и она упала на сцену. Ее вынесли из зала. Врач осмотрел ее.

- Она умирает от истощения, - сказал он.

Из зала донесся шум аплодисментов и крики, и почти бегом вышел один из членов жюри.

- Вы получили главный приз! – воскликнул он.
- Вы так исполнили… - и вдруг он умолк.

Возле Бриджит, склонившись, на коленях стоял священник. Он поднял руку и дал ей отпущение грехов.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.