Прощай, мафия!

Рощина Марина

Жанр: Прочие Детективы  Детективы    2007 год   Автор: Рощина Марина   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Прощай, мафия! (Рощина Марина)

Глава 1

Сделка

Добровольное заточение продолжалось уже месяц.

Это была настоящая тюрьма — темная затхлая каморка в квартире двоюродной тетки, более похожая на встроенный шкаф, чем на комнату, битком набитая никуда не годным хламом, которому уже лет сто место на свалке. Ужасно было все: отвратительный запах старья, пропитавший все вокруг, громадных размеров шкаф, как раз в полкомнаты, мимо которого нельзя было пройти, не посадив синяк, неудобная кровать-развалюха с вылезшими пружинами, которые так и норовили побольнее врезаться в тело. Ужасно было все. Но Зотов не жаловался: освобождение из этой тюрьмы означало неминуемую смерть.

Он и сам не знал, чего ждет, умирая от тоски в этой клетке. На пятый день у него кончились сигареты, двухнедельная норма, от нечего делать он ужасно много курил, на восьмой — запас прессы. На предложение сгонять за сигаретами, а заодно и подкупить газет неласковая тетушка послала его на три буквы. Зотову пришлось бросить курить и взяться за «Войну и мир» 1897 года издания, продираясь через все эти яти и еры, а также многочисленные страницы французского текста, не снабженного русским переводом — очевидно, в те времена считалось, что особам, не знающим французского языка, незачем браться за сочинения графа Толстого.

В перерывах между чтением и сном Зотов совершал пешие прогулки по квартире. Есть ли у него хоть какой-нибудь выход? Ну, его положение не назовешь абсолютно тупиковым. В конце концов, может случиться так, что где-нибудь в Америке у него загнется какой-нибудь богатый дядюшка и оставит ему наследство: полученных денег хватит как раз на то, чтобы заплатить долг Черному Максу. Да и Макс не вечен, а с его работой — придворного вышибалы в казино — не вечен вдвойне. Его запросто могут шлепнуть — охотников поквитаться с этим монстром немало. Могут посадить в тюрьму, или уже посадили. Ведь он, Зотов, ни с кем не общается, не читает газет, не смотрит телевизор, откуда ему знать, что как раз сейчас Черный Макс сидит в кабинете неподкупного следователя и, обливаясь холодным потом, пытается объяснить значение странных таблиц в его записной книжке — столбики фамилий или прозвищ и аккуратные циферки напротив, с разным количеством нулей.

Обнадеживающее течение его мыслей прервал настойчивый звонок в дверь.

И хотя оснований для паники не было: это мог быть кто угодно — соседка пришла обсудить последнюю «мыльную» серию или явились тетушкины ученики, — обостренным чутьем загнанного зверя Зотов мгновенно почуял недоброе.

— Меня здесь нет! И не было, — крикнул он тетушке в дверь кухни и помчался в свою гробницу.

Заперся изнутри и опустился на пол, прислушиваясь. Трели звонка уже перемежались с глухими ударами в дверь. Тетушка торопливо поворачивала ручки многочисленных замков и замочков, перекидывала дверную цепочку, наивно полагая, что эта мера предосторожности спасет ее от вторжения незваных гостей. Протяжно скрипнули петли, и дверь приоткрылась.

Зотов почти не удивился, когда услышал тонкий визгливый голос Черного Макса, так не вязавшийся с массивной фигурой экс-чемпиона города Самары по вольной борьбе.

— Снимай цепочку, бабка! Открывай дверь, — верещал он. — Открывай, а то хуже будет!

Зотовскую тетку, пережившую блокаду, послевоенную разруху, мужа-диссидента и перестройку, трудно было напугать каким-то абстрактным «хуже», пусть и в исполнении Макса. Скорее всего, ей просто стало жалко двери. Она послушно сняла цепочку, и возбужденная предстоящей расправой толпа ворвалась в квартиру.

— Николаша, на кухню! Толик — в сортир! — распоряжался Макс своими помощниками. — А я тут пошурую, — объявил он и, топоча, как молодой носорог, помчался в гостиную.

— Не тратьте время попусту, молодой человек, — послышался незнакомый Зотову голос, сочный и басовитый. — Полагаю, наш пленник вон там, в самой дальней комнате, — прибавил он, и Зотов прямо через дверь ощутил направленный на него палец.

А вот это уже, пожалуй, конец. Он вскочил на ноги и подбежал к окну. Пятый этаж, никак не меньше пятнадцати метров, под окном асфальт и никаких условий для мягкой посадки. Он побаивается высоты, всякие там парашюты и даже качели-карусели в луна-парке — это не для него, но сейчас, наверное, смог бы спуститься, найдись хоть захудалая веревка. Какой же он дурак, почему за целый месяц вынужденного безделья ни разу не подумал о способе побега? Углубился, как дореволюционная курсистка, в хитросплетения семейных отношений Ростовых и Болконских!

И вот Черный Макс, которого он почти похоронил в мечтах — в гробу или за решеткой, — стоит за дверью, и от его писклявого голоска натурально бегут по спине мурашки.

— Зотов, я знаю, что ты здесь. Открывай дверь, Зотов! Не буди во мне зверя, сынок. Не заставляй ломать чертову дверь, я в запарке могу слегонца и твою пустую черепушку задеть! Подумай о тете, Зотов, ей будет так не хватать любимого зеленоглазого племянника.

Упоминание о тете показалось компании ужасно смешным: где-то в глубине коридора угодливо заржали Толик и Николаша.

— Или ты предпочитаешь, чтобы я поджег эту дверь, а, Зотов? Хочешь, чтобы я устроил тебе настоящую лисью охоту? Чтобы я выкуривал тебя из конуры, как поганого зверька из норы? Чего молчишь? Отвечай, Зотов. Мое терпение не безгранично.

— Нет, правда, молодой человек, стоит ли упрямиться? — снова послышался за дверью незнакомый Зотову голос. — Мы ведь уже здесь. И мы никуда не уйдем, пока не побеседуем с вами. И вы никуда не уйдете, пока не побеседуйте с нами. Вы же не собираетесь всерьез прыгать из окна?

Кто бы ни был этот загадочный незнакомец, но он определенно обладал способностью видеть сквозь стены. И он прав — бежать-то некуда! А в том, что Макс способен поджечь и сломать не только его дверь, но и весь дом, Зотов не сомневался.

— Вот и славно, — благожелательно произнес незнакомец, когда Зотов открыл дверь и впустил непрошеных гостей в свое пристанище.

Зотов исподтишка рассматривал посетителя. Лет тому не меньше пятидесяти, при этом высок и строен, обладает пронзительными серыми глазами, пышной седой шевелюрой и отменным, хотя и несколько старомодным вкусом. Одет он был в светло-серый твидовый костюм, такого же цвета шляпу, песочного цвета ботинки, вокруг шеи у него был повязан стального цвета шелковый платок, а в руках он держал самую настоящую трость с металлическим набалдашником. Одним словом, выглядел точь-в-точь как босс сицилийской мафии, во всяком случае, так их показывают в кино.

Впрочем, кем бы он ни был, вечно находящийся у кого-то в услужении и вечно кому-то должный Зотов моментально проинтуичил: его таинственный гость обладает огромной властью. Существует он явно в иных, недоступных Зотову высших сферах, а их сегодняшнее соседство в паре метров друг от друга есть не что иное, как невиданное стечение обстоятельств, которое математическая статистика описывает как «событие, вероятность наступления которого стремится к нулю».

«И что, скажите пожалуйста, — думал Зотов, — понадобилось такому небожителю от такого нуля, как я?»

— Исхудал-то как наш красавчик, побледнел, — издевательски кудахтал Макс, обращаясь к помощникам и предлагая им разделить его тревогу. — Соскучился небось по своим дружкам? А уж мы как по тебе соскучились, ты не представляешь, — прибавил он и выразительно стукнул кулаком по ладони.

Зотов вздрогнул. Довольный Макс уже открыл рот, собираясь вывалить очередную порцию угроз, но неожиданно был остановлен таинственным незнакомцем.

— Знаете что, голубчик, посидите-ка вы пока на кухне. А мы с молодым человеком наедине побеседуем. Если мне понадобится ваша помощь, я непременно вас позову.

Такой поворот событий Черного Макса явно не обрадовал, но ослушаться крутого господинчика он не посмел и покорно поплелся на кухню. Следом потянулись неразлучные Толик и Николаша. Зотов почти с тоской посмотрел им вслед: во всяком случае, чего ожидать от Макса и его приспешников, он знает. А вот о чем щебетать с важной птицей в сером, он не имеет ни малейшего понятия.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.