Красавица Леночка: психопаты не унимаются!

Псих Джонни

Жанр: Современная проза  Проза  Контркультура    Автор: Псих Джонни   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Красавица Леночка: психопаты не унимаются! ( Псих Джонни)

Пролог: психология душителя

Когда «душитель» Кен Бианки понял, что полиция располагает неопровержимыми свидетельствами его причастности к убийству нескольких девушек, у него возникла интересная идея. Очевидно, он решил, что временное пребывание в психиатрической больнице всё же лучше смертной казни или пожизненного заключения. Ему удалось убедить экспертов по психиатрии в том, что он одержим диссоциативным расстройством идентичности (тем, что в народе называют «раздвоение личности»). В результате чего время от времени из него вылезает агрессивная оборотная сторона его личности по имени Стив, которая и совершала убийства.

Говорит Джон Уоткинс, профессор психологии университета штата Монтана: «после беседы с Бианки… я заключил, что он определённо был истинным случаем множественной личности. На самом деле, одним из наиболее явных из тех, что я видел, сталкиваясь с этой проблемой на протяжении многих лет».

Судья города Беллингхэма назначил своего эксперта, независимо от защиты и обвинения. Им стал психиатр из Калифорнии Ральф Эллисон. Согласно «обдуманному профессиональному мнению» последнего, Кен Бианки был невменяем по причине множественной личности.

И лишь блестящее профессиональное мастерство Мартина Орна и Маргарет Сингер, приглашённых в качестве экспертов в области клинической психологии/психиатрии, позволили вывести К. Бианки на чистую воду. В результате, в его недалёком будущем замаячил электрический стул. Тогда, согласно циничному замечанию известной писательницы ужастиков, а заодно эксперта по криминалистике, Кэтрин Рамсленд, «мы увидели раскаяние Кена Бианки. Он любил плакать!»

Кен Бианки отозвал своё заявление о «невиновности по причине безумия» и поспешил вступить в сделку с правосудием штата Вашингтон. Он доносил на своего сообщника, а по совместительству двоюродного брата, Анджело Боно, в обмен на сохранение своей жизни. Кен Бианки рыдал на протяжении большей части часа, что длилось заседание суда. Когда его спросили о том, есть ли ему что сказать перед вынесением приговора, он ответил: «Ваша честь, я не могу найти слова, чтобы выразить свою печаль по поводу содеянного мною. Я никак не могу унять боль, причинённую мною другим, и никоим образом не могу ожидать прощения ни от кого (всхлип)… Я должен принять на себя ответственность за содеянное, и сделать всё, что я могу, чтобы наказать Анджело Боно. И посвятить всю свою жизнь тому, чтобы никто, как хотелось бы надеяться, не последовал моему примеру (всхлип)».

Продолжает Кэтрин Рамсленд: «Выйдя из зала суда, Кен Бианки улыбается и шутит… Он разыграл раскаяние. У психопатов очень хорошо получается смотреть по сторонам и замечать, какие эмоции уместны, и имитировать их». Роберт Надсен, полиция Беллингхэма: «В первые три минуты после того, как мы покинули зал суда, я, детектив Нолти и ещё один офицер контактировали с мистером Бианки. Бианки сидел за столом, положив ноги на стол и скрестив их. Он курил, откинувшись на спинку кресла, и смеялся. А всего за три минуты до этого слёзы катились у него из глаз в зале суда, и у него был очень опечаленный вид».

М. Сингер: Начиная с детских лет, история мистера Бианки — это история типичного психопата. Даже его мать сказала, что он «лгал, лгал, лгал». Вся его жизнь — это история практически бессмысленной лжи, которая является характерной чертой привычного психопатического вранья, когда легче соврать, нежели сказать правду. И враньё обычно совершается просто с тем, чтобы убедить другого человека, или чтобы психопат лучше себя чувствовал в данный момент.

Журналист: Когда Бианки уже был в тюрьме, он написал почти 50 любовных писем молодой женщине, которую он знал в Беллингхэме. Доктор Сингер видела в этих письмах свидетельство лжи и манипулятивного обаяния психопата. Они были адресованы парикмахерше Энджи Кинберг. Наивно полагавшей, что Кен Бианки «очень искренний, добрый. Он обладал определённым магнетизмом, притягивавшим к нему всех женщин… Я не совсем понимаю то, что касается множественной личности, но личность, которую я знала, не могла совершить это» (имелись в виду убийства — Д.П.). Примечательно, как ей в этом вторит Келли Бойд — девушка Кена Бианки, у которой от него был ребёнок: «Кен, которого я знала, не мог сделать никому больно, тем более кого-то убить».

Говорит Энджи: Он интересовался мной. Был честен со мной, беспокоился за меня, и был очень убедителен даже в своих письмах. Я верила всему, что он говорил, и он сказал мне, что невиновен. Он сказал как-то, что хотел бы, чтобы как в кино, в конце кто-то встал в зале суда и сказал, что был с ним в тот вечер. Тем временем, после того как его арестовали, я получала от него письма наподобие того, в котором он пишет: «Я не могу объяснить, где я находился с 8.10 до 9.50. Вероятно, я умру в газовой камере за содеянное кем-то другим. Если бы я тогда встретился с тобой, у меня было бы алиби, которое спасло бы мою жизнь». Я читала между строчек, и решила, что он хотел, чтобы я написала алиби для него, что я и сделала, и отправила ему в тюрьму.

Журналист: что при этом было у Вас на уме?

Энджи: Вначале я подумала: как такой человек может сделать что-то плохое?.. Последний раз, когда у меня получилось с ним увидеться, я сказала ему, что я решила не делать этого (имелось в виду предоставление ему алиби — Д.П.), и он ответил: «поступай, как считаешь, что будет лучше».

Из разговора Кена Бианки с Доном Лундом, психиатром с медицинского факультета Стэнфорда:

Кен Бианки: Энджи по-прежнему пишет мне время от времени, и у неё в голове этот волшебный роман со мной, хотя между нами никогда ничего не было.

Лунд: как Вы объясняете это? Я имею в виду, Вы когда-нибудь… Хорошо, давайте вернёмся.

— Проявлял ли я когда-либо инициативу или давал ей причину, чтобы…

— Да.

— Нет.

— Вы когда-нибудь спали с ней?

— Нет. Никогда.

— Никогда?

— Никогда не спал с ней, никогда не встречался с ней, никогда не целовался с ней, никогда не держал её за руку.

— Но Вы ведь действительно как-то прислали ей цветы, не правда ли?

— Ей и Кэти. И причиной тому…

— Да, причина есть. Я имею в виду, такие вещи производят большое впечатление на девушек. Я имею в виду, может, дело было в этом, а?

— Это было… я… они пришли ко мне в офис и плакали.

— Да, я помню это… пытаюсь сообразить… Я хочу сказать, может быть, причина именно в этом.

— Она думала… она думала, что это самое замечательное, что кто-либо когда-либо сделал по отношению к ней… Это было что-то такое (имелось в виду чувство Энджи к Кену — Д.П.), что становилось всё сильней и сильней… Я хочу сказать, я дам Вам почитать кое-что… У меня не все её письма, я уничтожил многие из них, потому что они были всего лишь… Но я хочу сказать, что оно (чувство — Д.П.) становилось всё сильней и сильней — это просто был такой односторонний волшебный роман. Она просто безумно влюблена. Она теперь подписывает свои письма: «я очень тебя люблю».

М. Сингер: Энджи была лишь одна из. У него было 12 других алиби. Психопаты никогда не унимаются. Например, он попросил свою мать напечатать письмо с алиби для него, надев резиновые перчатки, чтобы не оставлять отпечатки пальцев. И не могла бы она слетать в Сиэтл, штат Вашингтон, с резиновыми перчатками, чтобы отправить письмо, которое обеспечило бы ему алиби. Он также пытался свалить убийства в Вашингтоне на Грега, погибшего мотоциклиста, о котором Кен знал, что тот мёртв. Он также склонил одну женщину попытаться повторить его убийства, чтобы обеспечить ему алиби. Он убедил другую женщину сознаться в его преступлениях. Психопаты просто не останавливаются. Они не прекращают попыток. Они продолжают в том же стиле.

Журналист: он в своём уме?

М. Сингер: Да, он в своём уме. Он знал разницу между добром и злом, был в состоянии сформировать намерение убивать, и это были тщательно спланированные и организованные убийства как до, так и после. Он вменяем в глазах закона. Широкая публика может думать, что это безумное поведение. Это возмутительное поведение, но в глазах закона он вменяем.

Журналист: Маргарет Сингер получила неожиданную поддержку своего мнения. В ночь перед слушанием касательно вменяемости Бианки, доктор Ральф Эллисон, который оставил частную практику и стал тюремным психиатром, сказал, что передумал насчёт Бианки.

Р. Эллисон: Что ж, я быстро понял, работая здесь с заключёнными, что у меня нет причины верить чему бы то ни было из того, что они говорят. Это было шоком для меня, потому что я привык верить тому, что мои пациенты мне говорили, и работать, отталкиваясь от этого. Но здесь я встречаю человека, который пытался выйти досрочно, и выясняю, что он рассказал одну историю полиции, когда его арестовывали, другую своему адвокату, третью историю в суде, четвёртую офицеру по досрочным освобождениям, а пятую — мне. И знаете, нет никакого способа сказать, где правда на самом деле, когда эта история постоянно меняется.

Журналист: И каков окончательный диагноз Кена Бианки?

Мартин Орн: Мистер Бианки — сексуальный психопат. Что с ним не так, так это что сексуальный порыв становится извращённым и сплавленным с насилием, так что индивид получает сексуальное удовлетворение от насилия, сопровождающего убийство.

Журналист: Откуда же берутся такие психопаты?

М. Сингер: Возможно, это смешение генетических факторов и влияния среды. Мы не знаем наверняка. Он может быть просто злым человеком.

(по материалам телепередач каналов BBC, PBS и Discovery Сhannel)

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.