50 знаменитых прорицателей и ясновидящих

Скляренко Валентина Марковна

Серия: 100 знаменитых [38]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
50 знаменитых прорицателей и ясновидящих (Скляренко Валентина)

АВЕЛЬ

В миру – Василий Васильев(род. в 1757 г. – ум. в 1841 г.)

Монах-предсказатель. Его имя можно найти в самых авторитетных дореволюционных словарях и энциклопедиях. У Брокгауза, Граната, в Русском биографическом словаре, издававшемся Императорским Историческим обществом, есть ссылки на него как на предсказателя. За свои предсказания дней и часов смерти Екатерины и Павла, нашествия французов и сожжения Москвы монах многократно попадал в тюрьмы, а всего провел в заключении более 20 лет. Все его пророчества исполнились точно в указанное им время. Осталось последнее: трижды поднимет Россию с колен Владимир…

«Сей отец Авель родился в северных странах, в Московских пределах, в Тульской губернии, Алексеевской округе, Соломенской волости, деревне Акулово, в лето от Адама семь тысяч и двести шестьдесят и пять годов (7265), а от Бога Слова в одна тысяча и семьсот пятьдесят и семь годов (1757). Зачатие ему было и основание месяца июня и месяца сентября в пятое число; а изображение ему и рождение месяца декабря и марта в самое равноденствие: и дано имя ему, яко же и всем человекам, марта седьмаго числа. Жизни отцу Авелю от Бога положено восемьдесят и три года и четыре месяца; а потом плоть и дух его обновится, и душа его изобразится, яко Ангел и яко Архангел…» – писал монах-провидец Авель в своей книге «Житие и страдания отца и монаха Авеля». «Якоже и всем человекам» имя ему было дано по святкам: 7 марта – день памяти священномученика епископа херсонского Василия.

Из этого следует, что Василий Васильев родился 7 (18-го по новому стилю – в самое равноденствие) марта 1757 года в деревне Акулово Тульской губернии, принадлежавшей князю Льву Нарышкину. О его детских и юношеских годах ничего не известно. Родители его были крепостными крестьянами, занимались земледелием и коновальной работой, обучив этому ремеслу сына. Некоторые дополнительные сведения появляются только с 17 лет. В то время он работал плотником в разных городах страны. В Кременчуге и Херсоне Василий строил корабли и начал обучаться грамоте, что для крестьян и мастеровых вообще было большой редкостью. Тогда же, после тяжкой болезни, от которой многие умерли, он решил уйти в монастырь, однако родители не дали ему на то своего благословения. Но, несмотря на это, в 1785 году он все же тайно покинул свою деревню, добрался до Валаамского монастыря (Костромская губерния) и принял постриг. Так из мирской жизни исчез Василий Васильев и появился монах по имени Адам. Однако в монастыре он прожил всего лишь год. Получив благословение от игумена, он поселился в глубине того же острова – «в пустыни» – и много лет жил в полном одиночестве.

Там, в марте 1787 года, Авелю (тогда еще Адаму) было ниспослано первое видение: два ангела дали ему великий дар прорицания будущего и велели сообщать «избранным», что им предстоит. Ему было еще одно «дивное видение и предивное» с полночи 1 ноября 1787 года, которое продолжалось «как не меньше тридесяти часов». Об этом Авель сообщает в своей книге «Житие и страдание». С того времени он начал предсказывать «что кому вместно». Осознав свое новое предназначение, брат Авель вернулся в Валаамский монастырь, но прожил там недолго, а стал ходить по разным монастырям и пустыням. За девять лет он обошел многие «страны и грады, сказывал и проповедовал волю Божию и Страшный Суд Его». Предпринял монах и поход в Царьград через Орел, Сумы, Харьков, Полтаву, Кременчуг и Херсон. Обратная дорога привела его к Волге. Здесь монах осел на послушание в Николо-Бабаевском монастыре Костромской епархии и занялся сочинительством. В этой обители за десять дней «написал он книгу мудрую и премудрую», где говорилось и о царствующей императрице Екатерине II, что жить ей осталось восемь месяцев и что умрет она скоропостижно. Было это в конце февраля 1796 года.

Вряд ли знал скромный монах об указе от 19 октября 1762 года, предписывавшем за подобные писания расстригать из монахов и заключать под стражу. Иначе он не показал бы свои записи настоятелю. Нарушившего закон монаха вначале направили к епископу Костромскому и Галицкому Павлу. Авель говорил епископу, что книгу не списывал, а сочинял из видения; ибо, «…будучи в Валааме, пришед к заутрени в церковь, равно как бы апостол Павел восхищен был на небо и там видел две книги и что видел, то самое и писал…» Эти подробности не убедили епископа в невиновности Авеля (тем более что дело касалось императорской фамилии), и с ним поступили точно по закону – под караулом отправили в Петербург. В Тайной Экспедиции сохранились протоколы его допросов, начатые 5 марта 1796 года. Монах признался, что, начиная с видения 1787 года, то есть на протяжении девяти лет, он мучился совестью и желал только одного – «об оном гласе сказать Ея Величеству». 17 марта 1796 года Министерством юстиции Российской империи было заведено «Дело о крестьянине вотчины Л. А. Нарышкина именем Василий Васильев, находившемся в Костромской губернии в Бабаевском монастыре под именем иеромонаха Адама, а потом назвавшегося Авелем, и о сочиненной им книге на 67 листах». Широкой общественности некоторые детали этого дела стали известны только во второй половине XIX века, после публикаций выдержек из книг Авеля в журналах «Русская старина» (1875 г.) и «Русский архив» (1878 г.).

А в те далекие годы дело Авеля вел генерал-прокурор граф Самойлов. Он беседовал с Авелем «на высоких тонах», ударил его по лицу и сказал: «Как ты, злая глава, смел писать такие слова на земного бога». Как отмечают современники, отец Авель стоял перед ним «в благости и Божественных помыслах». Отвечал он тихим голосом со смиренным взором: «Меня научил писать эту книгу Тот, Кто сотворил небо и землю, и вся яже в них». На вопрос: «Откуда был глас и в чем он состоял?» – провидец ответил: «Был из воздуха глас: иди и рцы ей северной Царице Екатерине: царствовать она будет 40 годов. Посем же иди и рцы смело Павлу Петровичу и двум его отрокам, Александру и Константину, что под ними будет покорена вся земля…»

Генерал, решив, что пред ним юродивый, все же доложил о нем государыне. Услышав год и день своей смерти, Екатерина II билась в истерике. По ее указу 17 марта 1796 года Авель был заключен в Шлиссельбургскую крепость «под крепчайший караул». В указе отмечалось, что «за сие дерзновение и буйственность» он заслуживает смертной казни (так оно и было по законам империи), но известная своим великодушием матушка-императрица «облегчила строгость законных предписаний». Не были уничтожены и записи Авеля. Их предписывалось запечатать и хранить в Тайной Экспедиции.

А 6 ноября 1796 года – точно в день, означенный в бумагах бывшего монаха, – императрица скоропостижно скончалась и на престол взошел Павел Петрович. Генерала-прокурора Самойлова сменил князь Куракин, который, разбирая секретные дела текущего года, нашел среди них и бумаги Авеля. Куракин был поражен точностью предсказания. Уже 12 декабря 1796 года прорицатель был срочно затребован в столицу, а день спустя его книга была поднесена Павлу I. Вскоре состоялась и встреча императора с провидцем. Следует отметить, что сын и наследник Екатерины II многое сделал наперекор тому, что делала в свое правление его мать. Поэтому встречу царя с предсказателем можно считать в определенной степени «знаковой». Не говоря уже о том, что далеко не каждый захотел бы встретиться с провидцем, чтобы узнать, что написано на роду не только ему, но и его преемникам на престоле Российском. Их разговор подробно описан в брошюре «Житие преподобного Авеля прорицателя», выпущенной в 1995 году Свято-Троицким Ново-Голутвинским монастырем.

Пророчество Авеля было грустным. Он предсказал Павлу I короткое царствование и лютый конец. «На Софрония Иерусалимского (день памяти 11 марта) от неверных слуг мученическую кончину примешь, в опочивальне своей удушен будешь злодеями, коих греешь ты на царственной груди своей. В Страстную субботу погребут тебя… Будут поносить добрую память твою… Но народ русский правдивой душой своей поймет и оценит тебя и к гробнице твоей понесет скорби свои… Дому твоему подобает святыня Господня в долготу дней».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.