Тамбовский бомж (сборник)

Беллас Светлана Владимировна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тамбовский бомж (сборник) (Беллас Светлана)Сборник рассказов

Тамбовский бомж

Его имя когда-то открывало все двери в городе. Ему, как никому, матерому ловеласу, успешному бизнесмену по продаже машин.

О, как это было давно, и уже стёрто из памяти. Сейчас он никто, уставший мужик, вне возраста, в поизносившейся одежде, житель Вселенной, без имени, без всех регалий, житель без определенного места жительства. Обидно, больно, но судьба решила так с ним дерзко пошутить. В отместку на что?!

В этот осенний день, он шёл по улицам ночного города, крадучись, как кот, которому некуда идти, единственная тропа в подворотню, в близлежащий подвал. Дорога, что вела его в потерянный рай, а ад, им пережит в те дни, когда лишался всего, казалось бы, дарованное судьбой навсегда.

Те дни…

Шмыгнув в подвал от внезапного удушья, он почувствовал себя полумертвым. Напрягая мысль, старался понять, что тревожит, это был наплыв страха, что его опять взял в свои лапы. От захвата воздуха ртом, мозг прочищался, перед глазами бежали картинки из прошлого, он с напряжением вспоминал своё имя, но так и не смог, мозг твердил, как бы в насмешку, издеваясь: «Бомж, Бомж, Тамбовский Бомж…»

Скатилась слеза, внутреннее «Я» спросило: «А было ли оно у тебя, вообще, имя?» Хватаясь рукой за область сердца, вглядываясь в темень, в ужасе спросил:

— Тогда кто же Я?

Плача поплёлся в сторону подвала, спустившись по ступенькам вниз, открыв дверь, исчез в проёме, теряясь в темени.

Послышался грохот, в глубине чёрной дыры показался слабый блик «лампочки Ильича». Мужчина, спотыкаясь, дошёл до окна, копошась под ним начал располагаться, как у себя дома. Прислонившись к стене, достав из — за пазухи бутылку водки, открыв, стал нервно поглощать содержимое и кажется, ему становилось легко. Закрыв глаза, пробормотал:

— Кайф!

Я в своём раю, пусть потерянном — живой и здоровенький, и хрен с ним с именем. Мы все приходим с одним именем — Раб Божий! Это имя и уйдёт с нами и его при жизни никто никогда не отнимет. Он, резко сделав выпад вперед, показал неопределенно кому фигу, ерничая, потрясая фигой, произнёс:

— На-ка выкуси!..

Допив остатки капель из бутылки, пульнул в стену, та разбилась вдребезги, приведя этим в восторг «тамбовского бомжа». После чего тот обмяк, закрыл глаза, зарыдал. В голове промелькнула целая жизнь, где он был — счастливым.

Он увидел себя совсем мальчиком, бегущим за мальчишкой на велосипеде и клянчившим — дать ему прокатнуться. Сколько же ему было тогда?

Да, да…

Он вспомнил — 10 лет. А на велосипеде был сосед, Колька Денисов. Тот был всего — то на два года старше, но уже прошёл через детскую комнату милиции. Отпетый хулиган, двоечник, поджигатель близлежащих мусорных урн, умеющий достать деньги на кино: легко и просто, а главное быстро.

Пользуясь особенным методом — клянча у влюблённой парочки на мороженое: «Дайте 10 копеек, не хватает…»

И как не странно, это срабатывало. Он, как вожак всех нас младших «шкетов» водил ватагой в кино в «Родину», «Зарю», это были близлежащие кинотеатры, недалеко и от дома и от школы. Прогуливали школу, частенько.

Надо же вспомнил, друга, Кольку, а своё имя, где-то в глубине, не хочет открыться, просто давно никто его не называл по имени, всё панибратски: «Эй, гусар! Тамбовский бомж…»

Да, а ведь когда-то, точно гусарил…

Он погрузился в нирвану, вытаскивая себя из прошлого, появились тени — он и она, первая женщина, Ленка, соседка, лет на 5 старше, которая не пропускала мимо себя никого, кто носил «мужской пол».

Она реактивно созревала, как женщина, училась овладевать тонкостями женских штучек и экспериментировала на «малолетках»…

Как-то, однажды утром в воскресный день, она зашла уже в расплывчатости вспоминается: «Зачем?»

Родителей не было дома, и стала испытывать на прочность. Прижав к стене, касаясь языком щеки, заглядывая с дерзостью в глаза, шептала:

— Алло, парнишка, я здесь, возьми меня!

Нащупывая мужское начало, которое на глазах, заявляло о себе, что оно есть и ого — го…

Придя в неистовство, схватив её голову двумя руками, трепал непослушные волосы, в которых утопал, хмелея, искал губы, пристрастно впиваясь, кусал их. Уже оказавшись на диване, раздевал, нервно рукой рвал лифчик, приходя в неописуемый мальчишеский восторг. Чувствуя её дыхание, сходил с ума, ощущая тепло женского тела, впивался поцелуями в него. Волосы были препятствием, их отдувал в сторону, путаясь в них, неприлично сплевывая в сторону волосинки.

Она, содрогаясь, снова провоцировала:

— Возьми меня, мальчик, я твоя!

После этих слов в голове чувствовал хаос — время остановилось, дыхание застряло где-то внутри. Помнится, она, исследуя тело юнца, коснулась шрама, след от аппендицита, тело содрогнулось, повеяло холодком, но когда её рука опустилась ниже, бросило в жар. И неописуемый шок. Она впивалась поцелуями в губы, тело юнца дрожало, чувствуя запах женщины, отстранив её напряженное тело назад, кинулся с пристрастию на него, терзая губами соски, ощущая патологический голод самца, брал её, как мечтал в своих фантазиях — дерзко, по — дикому, непристойно. В объятиях упали на пол. Тело было обмякшее у обоих, расслабленное донельзя. Смотрели друг на друга, не осознавая, что произошло — здесь и сейчас. Все было шикарно, но почему-то не ощутил того оргазма, о котором хвастались ребята постарше.

Она смотрела безотрывным взглядом с чёртиками в глазах. С каждым проникновением их внутрь, ощущал перевозбуждение, теплую влагу между ног. Плоть брала плоть безотрывно, кажется, что она кончила несколько раз. После чего лежа на полу в объятиях, ощущая шёлк волос на груди, ощущал бешеное сердцебиение и не только своего, но и её сердца. Она искоса наблюдала за мужчиной, который познал её плоть.

…Да, это было первое чувство к женщине, он его в последующем скрывал, боясь, что игрушка для неё, ведь у него переходный возраст — прыщи, ломка голоса. Каким же все-таки именем она называла?

Сидя, прислонившись к стене, стуча кулаком по лбу, заставлял вспомнить, но тщетно. Перед глазами мелькнуло новое лицо, женщина, Лариса Котова, именно она сделала его имя, что утеряно в прошлом. Силясь вытащить прошлое на свет, простонал…

Вначале 90-х уже окрепла система кооперативов. Лариса была одной из влиятельных, успешных дам, набравшая силу в денежном эквиваленте. Её кооператив по пошиву нижнего белья процветал. Бельё от Ларисы носили «на ура», оно было — модным и стильным и долгожданным подарком для любой женщины. Именно своим откровенным нижним бельём, она сразила его, студента ТИХМА. Она его закадрила в «Центральном» и пригласила на шампусик к ней домой. Он согласился, она была интересной собеседницей, дающая откровенные ответы юнцу.

Хотя какой к чёрту юнец? 21 год. Вечер с ней был продолжением встречи в ресторане «Центральный».

Она была под шефе и это ей шло. Немного выпив шампанского, перешли на ты, плавно перейдя из кухни в спальню. Присев на край кровати, она поманила пальцем, последствие не заставило себя ждать. Она была в шикарном нижнем белье, и это на фоне постели пастельных тонов… «Вау!»

Воспоминание погрузило в то время, отчего стало тяжело на душе. Как, же это было давно, но всё же, правда. Может быть, и она вспоминает то время? То, как он исследовал языком каждую клеточку кожного слоя её тела.

Свидания с ней, доставляло блаженство обоим. Тёплое дыхание за её ухом, заставляло, поддаваться любому его желанию. Как-то сами собой разводились в сторону колени, и она разрешала войти в неё. «Как?» По-разному. Порой с нежностью, порой грубо, как повелителю ночей. Непредсказуемо. Все заканчивалось поутру, когда она сделав на скорую руку макияж, бежала на работу, оставив деньги на ресторан, чтобы после пар перекусить. Она не успевала готовить. Всё время уходило на секс. От заката до рассвета.

Однажды, придя с работы, приняв душ, соблазнив в который раз в благодарность заявила:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.