Нити жизни

де Море Эль

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Нити жизни (де Море)

1 Бескрылая птица, запертая в клетке

Интересно, когда жизнь ускользает как вода сквозь пальцы, вы будете ждать следующее утро?

Меня всегда мучили вопросы: кто я в этом мире? Для чего я живу? Ради кого я умру?

Что я хочу от жизни — свободы, богатства, а может славы?

Вопросов всегда больше, чем ответов, особенно, когда ты прижат к стенке.

Мои дни похожи друг на друга. То же место, те же события, те же лица. Мое личное изолированное королевство, ждущее своего спасения.

Моя жизнь была правильной, но в черно-белых тонах — без лишних эмоций, без любви. Но даже среди этого хаоса я обрела то, что искала, то, что ценней всего.

Именно поэтому, не хотите ли вы послушать мою историю?

10. 01. 2011 г. Сообщение на сайте. 7:20

«Сегодня я вновь проснулась с чувством удушья. Мне показалось, вот он — конец. Все-таки пришел и за мной. Душа разрывалась от боли, а тело, словно налилось свинцом, не хотело подчиняться. Все играло против меня в очередной раз. Мысли спутались, потеряв логическую связь. Внутри прибывал хаос.

Наверно, именно в такие моменты и должна вспоминаться вся твоя прежняя жизнь, проносясь перед глазами, подобно кадрам, сменяющим друг друга в фильмах, делясь на два действия: до и после. Вот только всё самое интересное происходит в первой половине, потому, как правило, второй уже не бывает. А если и случается, то без хэппи-энда. Реальность жестока по своей природе. Выигрывают одни из немногих. Увы, но я никогда не попадала в их число. Мне просто не везло. И в очередной раз джек-пот выпадает кому-то другому. А я продолжаю дожидаться своей очереди…».

Я никогда не вела дневник. Нет, у меня, конечно, было несколько жалких попыток. Один раз я даже все-таки начала вести его, но после пары месяцев дело дальше так и не пошло. Я просто не знала о чем писать. Да и было ли вообще с самого начала то, о чем следует марать бумагу.

Моя жизнь в целом представляла собой некий план, составленный много лет назад еще до моего рождения. Школа, всевозможные факультативы: занятия по плаванью, музыке, бальные и спортивные танцы, балет, немного гимнастики, а по выходным редкие встречи с вроде как друзьями, и часы, проведенные в интернете, книги, домашние задания и опять все сначала. А потом наступило время последних экзаменов и долгожданного выпускного, за ним не менее волнующее поступление в колледж. Моя жизнь неслась стремительно вперед без перерывов и остановок. Я любила то время, мне нравилось так жить. Именно так люди чувствуют себя живыми — добиваясь чего-то, стремясь к чему-то, радуясь и грустя о чем-то. Так бы наверно и продолжалась вертеться моя жизненная колесница судьбы, если б однажды по пути в неё не запихнули пару палок, заставив замедлить свой привычный ход. Тогда я так и не смогла понять, чей это был план, и кому так было угодно. Но моя жизнь отныне перестала принадлежать мне. Это стало началом конца.

Сегодня я проснулась позже обычного, ночью меня мучили головные боли, и я долго не могла уснуть. Казалось, это было неизбежно.

— Чего я пытаюсь достичь? — тихо, почти шепча, спрашиваю у самой себя.

Наверно, так бывает. Вдруг открываешь глаза и понимаешь, что больше не знаешь, чего хочешь. И то, что любишь больше всего на свете, рвет твое сердце на части. Мне несказанно горько. Тошно и душно. Что-то внутри сжигает меня огненным пламенем. Его языки все сильнее и сильнее обволакивают меня. А слезы продолжают накатывать и я уже рыдаю, взахлеб. Ничего не могу с собой поделать, не могу взять себя в руки и успокоиться.

И вот в дверном проеме появляются стражники — дежурные врачи с медсестрами-практикантками. Сегодня воскресенье — их смена. Я окружена. Столько голосов, что в ушах звенеть начинает. Пытаюсь сдержать нескончаемый поток слез, но вместо этого лишь задыхаюсь. Меня обнимают, укладывают в постель, утешают, уговаривают, но добрые голоса только раздражают и заставляют чувствовать себя еще несчастней. Кричу изо всех сил, чтоб меня оставили в покое, так, что в горле саднит. Но в ответ никакой реакции, они продолжают упорствовать. Я на грани. Пытаюсь вырваться и бежать, бежать как можно дальше от этого места, которое не раз уже успела проклясть. Мне абсолютно все равно, что будет потом, и где буду я. Главное — это не здесь. Я больше не могу.

Вырываюсь, вскакиваю с постели и движусь прямиком к выходу. Босиком, в пижаме, с растрепанными волосами — неважно.

Меня останавливают, на руках относят обратно. Возвращение беглянки успешно завершено. Я похожа на загнанную лошадь. Но я не сдаюсь, пытаюсь повторить попытку. И снова неудача. Секундное покалывание в руке, схожее с укусом комара, и желание что-либо предпринимать исчезает само по себе. Правда, я еще продолжаю судорожно всхлипывать, попутно глотая слезы, но постепенно утихаю, веки тяжелеют, былая картина теряет четкость, и я медленно погружаюсь в сон.

Просыпаюсь я уже поздно вечером. В палате — никого, ни малейшего намека, ни следа на сегодняшнее представление и то не осталось. Все как надо, все как должно быть. Вылизано до блеска. Ни единой пылинки, ни крохотного пятнышка — чисто.

— Безупречно! — говорю, а самой хочется исчезнуть. Очередной день в «дурдоме» подошел к своему логическому завершению. Кладу голову на подушку, ровно расправив волосы на ее поверхности. Закрываю глаза. Заснуть быстренько не выходит. Верчусь, ворочаюсь, катаюсь по простыне, словно запутавшись в рыбных сетях, и безмерно злюсь. В итоге не выдержала — открыла глаза, покосилась на окружающее пространство.

Вокруг было темно и только внизу между дверью и полом, в узкую расщелину, слабо пробивался блеклый свет от ночных ламп в коридорном пролете между чередой палат. Не было слышно никакого звука или шороха. Здесь прибывала госпожа — «мертвая» тишина, казалось, я не слышала собственного дыхания. Я нервно бросила взгляд на часы. На больших настенных часах, что служили досадным украшением одной из здешних стенок, короткая циферблатная стрелка указывала почти ровно на два часа, а длинная подбиралась к десяти.

— Почти два часа ночи, — смотрю на потолок, а потом перевожу взгляд обратно на часы. Податься было некуда. Несомненно, мои чувства в ту ночь выходили за пределы обычного одиночества. Это было очень странное ощущение, для которого я никак не могла найти подходящего слова среди своего столь богатого словарного запаса, но оно по-прежнему продолжало мучить и отравлять меня.

Неожиданно для себя я поняла, что снова плачу. Нет, не было ни всхлипов, ни стонов, просто набегавшие слёзы поочередно выкатывались из моих глаз и скатывались вниз по щекам. Их было много. Казалось, они участвовали в эстафете. Каждая хотела стать первой и прийти к финишу раньше остальных. Они перегоняли друг друга: то замедлялись на какое-то мгновение, то снова ускорялись. Это была их любимая игра. Дав им сполна наиграться, я прекратила истерику. Казалось, что прошла вечность. Время остановилось и, как обычно, в самый неподходящий момент.

Я выдохнула. Мне стало малость получше — отпустило. Я утерла мокрое, заплаканное лицо тыльными сторонами рук. А потом, с необъяснимо взявшейся откуда-то уверенностью, заверила себя, что это в последний раз.

Красиво вру — так четко, без запинки, сама себе удивляюсь! А ведь могу и, правда, поверить. Но нельзя, тогда будет еще больней разочаровываться.

Закрываю глаза, гоню прочь все ненужные мысли и отправляюсь в мир снов.

Следующим утром ко мне в больницу пришла моя мать. Только что закончился утренний обход, и больница радушно распростерла стеклянные двери для своих посетителей. Начался отсчет часов, отведенных родственникам для посещения местных обитателей. Это было столь короткое время, когда это здание оживало, как в переносном, так и в прямом значении.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.