Фельдмаршал Манштейн – лучший полководец Гитлера

Дайнес Владимир Оттович

Серия: Гении войны [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Фельдмаршал Манштейн – лучший полководец Гитлера (Дайнес Владимир)

Глава 1

Офицер имперской армии и рейхсвера

В 1806 г. между коалицией европейских держав (Великобритания, Россия, Пруссия, Саксония, Швеция) и Францией началась война, в которой союзники планировали изгнать французские войска с захваченных ими территорий и восстановить дореволюционные порядки во Франции. Однако Наполеон в сражениях под Йеной и Ауэрштедтом разбил в октябре прусскую армию герцога К. Брауншвейгского и за шесть недель занял почти всю Пруссию с ее столицей Берлином. В этом сражении принимал участие штандарт-юнкер фон Левински, дед будущего генерал-фельдмаршала Эриха фон Манштейна. В дальнейшем фон Левински сражался против французов уже в качестве офицера.

По стопам отца пошли и оба сына, завершив военную карьеру командирами корпусов. Один из них, генерал-лейтенант Эдвард (Эдуард) Эвальд Эрих фон Левински, женился на Хелене фон Шперлинг. Супруги жили в согласии, воспитывая девять детей, четверо из которых также стали офицерами. 24 ноября 1887 г. в Берлине в семье фон Левински родился десятый ребенок, нареченный при крещении Фридрихом. Сразу же после его появления на свет родители телеграфировали майору Георгу фон Манштейну и его супруге Хедвиг, урожденной фон Шперлинг: «Сегодня родился ваш здоровый мальчик. Мать и дитя в полном здравии. Сердечно поздравляем! Хелен и Левински» [1] .

Читатель, ознакомившись с этой телеграммой, пребывает в неудомении: кто же родитель ребенка? Все очень просто. Сестры Хелена и Хедвиг фон Шперлинг были неразлучны с детства. Хедвиг не могла иметь ребенка, а потому сестры решили, что в случае появления на свет мальчика в семье фон Левински он будет передан бездетной паре. Так и поступили после крестин малыша. Приемные родители окружили его глубокой и нежной заботой. Мальчика теперь величали Фриц Эрих фон дер Левински, названный фон Манштейн. В ходе дальнейшего повествования мы будем его именовать Эрихом фон Манштейном, ибо под этим именем он более всего известен, как на Западе, так и в России. Сам он впоследствии спокойно отнесся к тому, что попал в семью фон Манштейнов. «Я узнал, что мама с папой не являются моими физическими родителями, уже в раннем детстве, – пишет Эрих фон Манштейн.  – Благодаря тесным семейным связям в нашем роду я не страдал ни от какого внутреннего конфликта. Так как я с первых сознательных дней своей жизни находился в доме своих приемных родителей, они, само собой разумеется, заняли в моем сознании места моих отца и матери» [2] . Для Эриха авторитет приемного отца, придававшего большое значение таким понятиям, как долг и честь, был непререкаемым.

Итак, из одной семьи потомственных военных Эрих попал в другую, имевшую увесистый послужной список. Георг фон Манштейн, по утверждению Эриха фон Манштейна, являлся выходцем из рода вождей древних пруссов. Шестнадцать предков по прямой генеалогической линии фон Манштейна были генералами прусско-немецкой или русской службы. Среди них полковник гвардии русской службы, генерал-майор прусской службы Кристоф Герман фон Манштейн, автор труда «Записки историческия, политическия и военныя о России с 1727 г. по 1744 год, сочиненныя г. Манштейном, бывшим в русско-императорской и прусско-королевской службах», опубликованного в 1770–1772 гг. в Лейпциге, Амстердаме, Париже и Лондоне, а затем в Санкт-Петербурге [3] . Его потомок Альбрехт-Густав фон Манштейн (1805–1877) был генералом от инфантерии прусской службы, отцом Георга фон Манштейна. По приглашению Петра I на службу в русскую армию прибыл генерал прусской службы Эрнст-Себастиан фон Манштейн, который стал генерал-поручиком. Добавим еще, что Эрих фон Манштейн состоял в дальнем родстве с генерал-фельдмаршалом П. фон Гинденбургом-Бенкендорфом, будущим президентом Веймарской республики.

Семьи фон Манштейна и фон Левински не были богачами в прямом смысле этого слова, но и не бедствовали. После франко-прусской войны 1870–1871 гг. император Вильгельм I по представлению рейхстага пожаловал им пенсии, которые позволили вести безбедную жизнь.

Эрих, по собственному признанию, был физически слабым ребенком. Однако приемные родители сделали все возможное для того, чтобы укрепить его здоровье. В результате при поступлении в кадетский корпус Эриха признали «условно годным». Он был довольно живым и восприимчивым мальчиком, с легким характером, что особенно сказывалось во время учебы в лицее в Страсбурге. Учителя не раз отмечали, что Эрих «совершенно неусидчив» и «при большем прилежании с его способностями он мог бы учиться гораздо лучше». Но природная одаренность позволила Эриху показывать хорошие результаты в учебе, чем он неоднократно удивлял своих учителей. Еще одной чертой характера Эриха, по его утверждению, являлось очень развитое чувство справедливости, которое объединялось в душе с сильным духом противоречия. С этим утверждением можно согласиться, так как в последующем фон Манштейн не раз высказывал свое несогласие с Гитлером по оперативно-стратегическим вопросам.

Родословная, несомненно, повлияла на выбор профессии Эрихом, который воспитывался в доброй прусской традиции. В 1899 г. он окончил лицей, а в следующем году поступил в кадетский корпус. Два года учился в городе Плене, а затем еще четыре – в главном кадетском корпусе в Лихтерфельде. Вспоминая о том времени, фон Манштейн отмечал, что воспитание было строгим, а полученное образование в известном смысле однобоким, так как кадетов готовили в первую очередь к будущей профессии солдата. Врожденное честолюбие не позволяло ему прятаться от физической нагрузки за спинами товарищей, что сделало Эриха достаточно выносливым. «Жесткая муштра со стороны командиров рот и старших по комнатам, наверное, была не слишком приятна, – пишет он,  – но отнюдь не вредила нашей подготовке. В любом случае здесь мы получали куда лучшее и более современное физическое воспитание, чем в гражданских школах. Ну, а с точки зрения науки наше образование соответствовало уровню реальной гимназии» [4] .

В марте 1906 г. после окончания кадетского корпуса Э. фон Манштейн получил звание прапорщика и был определен в элитный 3-й прусский полк пешей гвардии. Он был сформирован в мае 1860 г. и имел славную боевую историю. Личный состав полка принимал участие в войнах против Дании (1864 г.), Австрии (1866 г.) и Франции (1870–1871 гг.). Гвардия, по воспоминанию фон Манштейна, в те времена не являлась парадным учреждением. К офицерам гвардии предъявлялись высокие требования, что не позволяло им расслабляться. 21 января 1907 г. фон Манштейну было присвоено воинское звание лейтенант (со стажем с июня 1905 г.). Он последовательно прошел должности гимнастического инструктора, адъютанта батальона [5] , был избран членом офицерского суда. Должность адъютанта батальона позволила ему постичь основы штабной службы, которые впоследствии пригодились при прохождении военной лестницы.

Фон Манштейн живо интересовался всем тем, что происходило в развитии военной мысли того времени. В Германии тогда преобладали взгляды генерал-фельдмаршалов X. Мольтке (Старшего) и А. фон Шлиффена, генералов Ю. Верди дю Вернуа, З. Шлихтинга, К. фон дер Гольца и Ф. Бернгарди.

Мольтке (Старший) в своих трудах проводил мысль о неизбежности войн и их «цивилизующей» роли. Он считал необходимым использовать все возможности страны в интересах ведения войны, упреждать противника в мобилизации армии и развертывании ее на границе, внезапно открывать военные действия, двигаясь к одному пункту с разных направлений («врозь идти, вместе драться»), охватывать врага с флангов. Особо подчеркивалось, что необходимо разгромить противника в одном генеральном сражении, атаковав с фронта и с флангов, и тем самым добиться победы в быстротечной войне. Мольтке (Старший) понимал, что Германия уступает своим вероятным противникам в силах и средствах, а потому одновременная война против Франции и России могла стать опаснейшим испытанием для молодой Германской империи. В этих условиях он считал быстрое окончание войны «величайшим благом» [6] .

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.