Остров Элм

Алесько С.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Он очнулся на морском берегу. Ветра не было, волны лениво поглаживали белоснежный песок. Он не знал, какое сейчас время суток. Стояли сумерки, а может, слишком густой туман повис над водой и пляжем. Он лежал на песке, и когда набегала очередная волна, думал: уж эта-то непременно коснется пальцев ног, но время шло, а пальцы оставались сухими. Двигаться не хотелось. Вообще ничего не хотелось. Приятно просто лежать… Одежды на нем не было, но холода он не испытывал. Удобно, уютно. Он подумал, что так хорошо, наверное, ему было только в материнской утробе. Тепло, спокойно, безопасно… И еще этот усыпляющий шум, не умолкающий ни на секунду. Шуршание волн, лижущих песок. Он не знал, сколько времени пролежал, превратившись в слух и осязание. Ему казалось, что на какое-то время стало темно, а потом опять посветлело. Но, может быть, он просто закрыл глаза и задремал?

Потом пришла она. Он так и не понял, откуда она появилась. Вышла из волн, соткалась из тумана, прилетела странной молчаливой чайкой или восстала из песка? Может, волнами было ее тело, туманом — светлые, серо-голубые глаза со странной поволокой (он никогда не видел у женщин таких глаз, хотя, как вспомнил теперь, заглядывал во многие и многие), ее изящные брови — крыльями чаек, а волосы — белым песком? Нет, волосы были скорее морской пеной. Тоже белой, но еще более нежной, чем тонкий, высушенный солнцем песок сказочных пляжей в южных морях.

Она опустилась рядом с ним на колени, нагнулась, прижалась прохладными губами к его тут же ставшему горячим рту. Ее поцелуй был как морская вода в лицо во время шторма: свежий, соленый, пугающий до сладкой жути и возбуждающий до безумия. Тут же пришли знакомые ощущения внизу живота. И он вспомнил, что испытывал их со многими и многими… Но с этой все по-другому, не так как раньше. Она… Она превыше всех, он чувствовал это. Ощущал каждым миллиметром своего тела, к которому прикасалась незнакомка: с ней все будет по-другому. И она, казалось, поняла, что он чувствует, прижалась к нему и шепнула: "Я жду тебя уже давно. Не бойся, делай, что хочешь." Не бойся! Он никогда не боялся ни моря, ни женщины. Значит, понимала она не все. Одно дело бояться, другое — испытывать почтение.

И вдруг на какой-то крошечный, неуловимый миг в его сознании вспыхнуло воспоминание о другой женщине, которая тоже была выше его и всех остальных в его жизни, но ей бы и в голову не пришло, что он ее боится. Она принимала его своеобразное поклонение, наиболее полно, пожалуй, выражавшееся в покорности ей. Принимала и платила ему тем же. Ее ласки были сладкими, такими сладкими, и…

Воспоминание исчезло, как только эта, другая женщина скользнула рукой к его паху и сжала торчащую плоть. Он не сдержался и застонал. А почему, собственно, он должен сдерживаться? Потом обнял ее и уложил на спину, покрывая поцелуями шею и грудь. Она тоже издала короткий стон. Он вошел в нее, и тут на него потоком обрушились воспоминания. Рыжевато-русые волосы, зеленые глаза, ямочки на щеках, когда она улыбается, припухшие от поцелуев губы… И то странное ощущение, когда он впервые был с ней, будто погрузившись в нее, он погрузился в лоно океана. Сейчас, с этой беловолосой женщиной с глазами, струившими туман, он испытывал то же самое, хотя и гораздо острее. Но ощущение не было новым. Оно оказалось ошеломляюще сильным, он чувствовал себя кораблем, килем вонзающимся в плоть моря. Но оно не было новым. Хотя потом, когда она стала двигаться под ним, подаваясь бедрами ему навстречу, он снова забыл обо всем, что было раньше. Близость с этой женщиной была как шторм: неистовая, сводящая с ума, смертельно опасная. Он то взлетал на вершины огромных волн (или это были покрытые снегом пики гор?), то низвергался в провалы между ними (в бездонные каменные пропасти?). Она стонала под ним, его это не удивляло. Какой бы непохожей на других ни казалась эта женщина, она все рано оставалась женщиной. А ему ни разу не встретилась такая, которой он не смог бы доставить наслаждение. Это был его дар, который когда-то давно раздражал невыразимо холодного черного человека.

Она забилась под ним, ее стоны превратились в крики, и он совсем потерял голову. Еще несколько толчков, глубже, глубже в ее содрогающееся лоно, и его семя хлынуло горячей струей…

Темнота. Потом резкая, почти невыносимая боль и вспышка света. Он опять лежит на песке, а волны по-прежнему никак не могут лизнуть пальцы его ног. Она склонилась над ним. "Вернулся?" Улыбнулась ему. "Да. Неужели я потерял сознание?" Ему стало стыдно. Если б это случилось с той, зеленоглазой, было бы даже хорошо, а с этой… Смеяться будет. Но она не смеялась, улыбалась по-прежнему. "Нет. Ты умер." Он сел и уставился на нее. Она не перестала улыбаться. "Ты говорил как-то, что не удовольствуешься одним разом со мной. Мне понравилась твоя смелость, смертный. Или это была наглость? Самоуверенность?" Он покачал головой, не глядя на нее. Воспоминания нахлынули подобно приливу. "Нет, Дочь Океана. Ни то, ни другое, ни третье. Это была глупость. Хотел порисоваться перед любимой…" Он осекся и с опаской взглянул на нее. Она рассмеялась. "Не волнуйся! Я все про тебя знаю. Ты увидишься с ней, когда придет время." "А когда оно придет?" "Не думай об этом, тогда оно наступит быстрее." Она принялась ласкать его, и он опять забыл обо всем. А потом снова умер.

Он очнулся ночью. Было по-прежнему тепло, ярко светила луна. Рядом на песке увидел корзину с едой и матросские парусиновые штаны. Он утолил голод и оделся. Спать не хотелось. Может, уторм она его отпустит?.. Отпустит? Он удивился своим мыслям. Голова, вновь освободившись от воспоминаний, была пустой, как берег во время отлива. К кому он собрался? Разве его кто-то ждет?

Он встал и побрел по пляжу, иногда по колени заходя в теплую ласкающую воду. Здесь хорошо. Спокойно. Только он и эта женщина. Он медленно шел вперед, не желая ни останавливаться, ни поворачивать, как вдруг услышал доносящиеся издалека, но очень отчетливые стоны наслаждения. Женские и мужские. Голос женщины был знакомым. Голос мужчины… тоже.

Прежде он слышал его низкие ноты в рокоте грома, когда гроза бушевала в открытом море, в завывании ветра во время шторма, в грохоте прибоя, колотившегося в скалистые берега… И этот голос, в отличие от женского, удивительно прояснял голову. Он вдруг понял, где находится, понял, кто эти мужчина и женщина. Но пока не мог вспомнить, кто же он сам.

Ему не хотелось слушать стоны Владычицы, он пошел назад, не пошел, побежал. Но это, конечно, было глупо. Куда убежишь от этих звуков здесь, на острове Элм? Он сел на песок и зажал ладонями уши. Не помогло. Тогда он смирился. Интересно, ее муж слышал как она стонала с ним? Он заснул только под утро, после того, как затихли голоса Владык Морей.

Днем снова пришла она.

И потянулись дни, солнечные и пасмурные, туманные и дождливые, наполненные ветром и нежащиеся в спокойствии полного штиля. И каждый день она приходила к нему, сводя с ума, стирая воспоминания, даря наслаждение и забирая жизнь. И каждую ночь он бродил по берегу, слушая ее стоны с другим мужчиной и пытаясь собрать воедино свое прошлое из тех разрозненных кусочков, которые появлялись в его голове.

Сначала он удивлялся, что его не слишком ранит присутствие другого. Потом, по мере возвращения памяти, понял — это привычка. За всю жизнь у него не было женщины, хоть что-то значившей для него и принадлежавшей безраздельно. Мать все время ускользала к мужчинам, хоть он и знал: она любит его, как никого другого. Для сестренки он какое-то время оставался единственным, но потом она нашла себе мужа. Что ж, это естественно. Он только рад за нее. Но мать и сестра, конечно, не те женщины, о которых следовало думать под ночные стоны Владычицы.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.