Что хуже смерти?

Дмитричев Геннадий Васильевич

Жанр: Детективная фантастика  Фантастика    Автор: Дмитричев Геннадий Васильевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Что хуже смерти? ( Дмитричев Геннадий Васильевич)

Если верить статистике детектив — самый читаемый в мире жанр. Сему «искушению» поддался и я. Сочинил небольшую повесть, которую, с небольшой натяжкой, думаю, можно отнести к этому жанру… И, конечно, с элементами фантастики.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ИГРА «В КОШКИ-МЫШКИ»

Глава 1 ПРИБЫТИЕ

Коротышка Криг развалился на кушетке и смотрел телевизор. По «ящику» показывали очередную серию бразильской «мыльной оперы». Профессор Прусс нервно ходил по номеру из угла в угол. С утра он был не в духе. Когда в очередной раз из телевизора раздался визг и крики не поделившей что-то бразильской семейки, Прусс не выдержал и со злостью выдернул штепсель, так, что розетка повисла на проводах. Криг подскочил на месте.

— Чёрт возьми, Дитрих, на самом интересном!..

Прусс резко остановился напротив карлика и несколько секунд смотрел ему прямо в глаза, словно хотел загипнотизировать.

— Не много ли ты возомнил о себе, — медленно проговорил он.

Взгляд Крига прояснился.

— Простите, профессор, — пробормотал карлик.

Хмыкнув, Прусс плюхнулся на единственный в номере стул, стоящий за обшарпанном круглым столом и, обхватив голову руками, что-то забормотал.

— Профессор, зря вы так психуете, — осторожно сказал Криг. — Житуха вроде ничо.

Дитрих резко поднял голову и вновь уставился на карлика. Коротышка понял, что зря он это сказал. Слишком хорошо ему был знаком безумный, горящий даже сквозь толстые линзы очков взгляд, после коего неизменно следовал взрыв.

— Ничо-ничо, — внешне спокойно передразнил Крига Прусс, но по мере говорившего голос его крепчал, пока не перерос в оглушительный крик: — Я, один из богатейших людей мира, вот уже третью неделю почти что из милости должен ютиться в этой дыре. Когда же придёт этот чёртов перевод! — он вскочил. В следующую секунду стул, на котором сидел, должен был превратиться в щепки. Но в это мгновение в дверь заскреблись.

— Кто ещё там! — заорал Дитрих.

— Сеньор, почта, — раздался глухой голос клерка.

В мгновенье ока Прусс успокоился, поставил стул на место и, взглянув на карлика, быстро вышел из комнаты.

Криг перевёл дух и стал прислушиваться к голосам, доносившимися из прихожей. Профессор отсутствовал не больше минуты, и появился в комнате совсем в другом настроении. На его лице сияла улыбка.

— Криг, мы спасены! — Дитрих на ходу разрывал голубой продолговатый конверт. — Пришло уведомление. Мне открыли счёт в банке. Завтра, нет, сегодня мы возвращаемся в поместье. На — держи, — профессор вручил бумагу карлику. — Иди, закажи два билета на ближайший рейс.

Когда Криг через пятнадцать минут поднялся в номер гостиницы, Прусс сидел за столом и читал газету. На карлика он не обратил никакого внимания.

— Профессор, я… — начал коротышка. Но Прусс оборвал его.

— Криг, мы летим на Ближний Восток!

— Чо-о-о?! — опешил карлик, застыв на месте.

— Не чо, а мы летим на Ближний Восток. Поместье отменяется.

— Как же так, профессор, я…

— Криг, мы опять будем на коне. Читай, — Дитрих указал на газету и, встав, быстро заходил по комнате. — Они уничтожили… они разгромили, — довольно потирая руки, бормотал он. — Нет, господа, это уничтожить нельзя.

Карлик осторожно приблизился к столу и заглянул в газету, как будто там лежала живая гадюка.

— Профессор, я не могу…

— Ах, да. Криг, когда ты научишься читать? Собирайся. Летим, — и, не дожидаясь реакции карлика, бросился к входной двери.

А Криг, зарычав, словно раненый зверь, скомкал газету и зашвынул её в угол.

* * *

Комфортабельный «Боинг — 757» заходил на посадку. Об этом минуту назад объявила стюардесса и попросила пристегнуть ремни. Пассажир, занимающий пятнадцатое кресло А, выполнил просьбу и выглянул в иллюминатор. Под крылом авиалайнера зеленели аккуратные квадратики полей, но построек еще не было видно. В первую секунду он удивился насыщенной зелени — на дворе начало декабря. Но тут же вспомнил, где он, куда летит, вернее, уже прилетел. «А в Москве всё уже завалило снегом», — не без ностальгии подумал он, хотя столицу покинул недавно.

Пассажира звали Андрей Павлович Бароновский, новый помощник посла России в представительстве одной из азиатских стран. Но это данные паспорта — главного документа, подтверждающего личность человека, хотя и они могут быть не совсем точными. На самом деле это был сотрудник ГРУ — майор Сергей Владимирович Московских. На вид лет сорока. Впрочем, тот же возраст стоял и в паспорте.

Московских оторвался от иллюминатора и посмотрел на часы.

«Что меня ждёт там?», — подумал он и откинулся в кресле. Как ни странно, он пока не знал, что его ожидает. В Москве сказали, что всё объяснят на месте. За годы службы он научился беспрекословно выполнять задания и не задавать вопросов. «Ну что ж, на месте, так на месте, им виднее», — но размышлять ему никто не запрещал. Из разговора в Москве он понял, что поездка связана с секретными объектами этой азиатской страны. «Тем более, странно, ведь у американцев всё схвачено, а они ребята ушлые», — с другой стороны, Сергей понимал, что к чему, порой даже в одной стране спецслужбы конкурируют.

Однажды он уже побывал здесь. Правда, ещё до гражданской войны и НАТОвских бомбардировок. Тогда делегацию принимали тепло.

Его беспокоила возможность встретить старых знакомых. Конечно, воды с тех пор утекло немало, да и внешность ему подкорректировали, однако не исключались непредвиденные обстоятельства. «Чёрт, — про себя выругался Сергей. — Неужели, не нашли никого другого?»

Дело, кажется, не шуточное, если центр позволил себе вызвать его из страны, где он тоже отнюдь не в бирюльки играл. Он не страдал манией величия, и как всякий разумный человек, не завышал своей значимости. Но небезосновательно считал, что ему заниматься ерундой не поручат. Что же касается непредвиденных обстоятельств… они в их работе встречаются на каждом шагу. Надо быть готовым ко всему.

Но, несмотря на беспокойство по поводу старых знакомств, майор ГРУ всё же тешил себя надеждой, что в мире едва ли наберётся с десяток человек, хорошо знавших его в лицо. Как бы он удивился, если бы знал, что даже в салоне самолёта находился человек, который не только отлично знал его, но и следил за каждым движением.

Человек, занимал двадцать третье кресло Ц. Звали его Сэм Холтон и был не кем иным, как агентом ЦРУ. Впрочем, нигде не указывалось, что он связан с этим уважаемым учреждением.

И хотя Холтон сидел далеко от Московских, всё было устроено так, чтобы он видел русского разведчика, вернее, его спину., Перед ним стояла конкретная задача — следить за ГэРэУшником, всё время держать его в поле зрения.

Сэм понимал, что задача не из лёгких. Почти безнадёжное дело — следить за профессионалом (он не мог поручиться, что уже сейчас Московских не чувствует его взгляда). А то, что тот профессионал высшей пробы, знал не понаслышке. Накануне он вновь перелистал досье русского: Европа, Америка, Африка, послужной список солидный. Побывал и в Азии. В частности, в стране, куда они сейчас летят.

«Да-а-а, такого голыми руками не возьмёшь!» — подумал Сэм. Ну что ж, тем более он должен испытывать гордость, что задание поручили именно ему. Но как ни странно, ничего подобного не чувствовал. С самого начала был не в восторге от своей миссии. Но выбирать не приходилось. «Чёрт меня возьми, что же затевают русские? Не на уик-энд же он летит, в самом деле».

ЦРУ, хоть и удалось вычислить Московских, и даже посадить тому на «хвост» агентов, но как они не старались, о цели задания посланника Москвы ничего пронюхать не удалось. А между тем, такого опытного работника явно не пошлют к чёрту на кулички ради пустяка, тем более, отрывая от другой — немаловажной работы.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.