Сладкий стон

Бронвейн Ксандра

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сладкий стон ( Бронвейн Ксандра)

Глава 1

Я шла по безлюдным коридорам нашего хосписа. Была почти полночь, а в это время в хирургическом отделении было довольно тихо. Если только не случались какие-нибудь катастрофы, аварии или падение самолетов. Я была хирургом, как и все в моей семье. Отучившись, пять лет в институте я попала в этот хоспис с потрясающим руководителем Николосом Гроустом.

Он был чертовски привлекательным. Рост шесть фунтов и два дюйма, тело подтянутое и выглядит довольно накаченным. Волосы нельзя назвать светлыми они выглядели золотистыми на его загорелом лице.

Когда Ник улыбался, на щеках появлялись ямочки, от чего вся женская половина больницы сходила с ума. Глаза были немного раскосые цвета виски, опушенные черными ресницами, прямой нос и очень пухлые губы.

В общем, выглядел как конфетка, но относился ко всем с отстраненностью. Я никогда не видела Ника с какой-нибудь девушкой, он был одиночкой. Хотя многие пытались затащить его в постель.

Постучав в дверь его кабинета, я услышала недовольное ворчание, но толкнув ее, вошла внутрь. Ник сидел за своим массивным столом сделанным из дуба, и заполнял какие-то бумажки. В его кабинете не было ничего интересного, ни личных вещей, ни фотографий. На стенах висели картины в основном с изображением волков, но никто не понимал его страсти к этим животным.

— Ты снова думаешь о моих картинах Роуг.

Я вздрогнула от слов Ника, он казалось всегда знал, о чем я думаю. Но в то что он мог читать мои мысли, я просто отказывалась верить. Мне было и так достаточно нелегко привыкнуть к его внезапным появлениям, или как сейчас, когда он точно знал о чем я думаю. Это было до жути странно.

— Привет Ник. Если все будет тихо, то я уйду пораньше. У меня встреча.

— Знаю. Можешь проваливать, если будет что-то интересное, я скину на пейджер.

Я довольно улыбнулась, потому что он всегда меня выручал. В этом был весь Ник, он заботился обо мне, когда мои родители разбились в той автокатастрофе. Это произошло два года назад, но боль от потери до сих пор разъедала мое сердце.

— Роуд… — начал он, но потом остановился, как будто раздумывая над тем, стоит ли мне говорить или нет. Я не стала спрашивать, что случилось. Со мной и так уже случилось все что можно, тем более я знала, если Ник не захочет рассказать никто из него и слова не вытянет. Он покачал головой и отвернулся, продолжая писать что-то в свою тетрадь.

— Спасибо Ник. — только и сказала я выскользнув в пустой коридор больницы.

Нужно позвонить Дарси, и сказать, что на сегодня все остается в силе. Она хотела вытащить меня в какой-то бар, а я была не прочь немного расслабиться.

Когда не стало родителей, Дарс была рядом, и помогла пережить все, что произошло. Поэтому она была моей лучшей половиной. Мы с ней знали друг друга с самого детства. Когда учились в школе, я выглядела неуклюжей, и все считали меня странной, но Дарс всегда меня поддерживала, и после этого мы были с ней как, не разлей вода. Я ее безумно любила.

Когда я почти подошла к своему кабинету то увидела, что дверь немного приоткрыта. Обычно я всегда его закрывала, и это было чертовски странно. Войдя в кабинет, я осмотрелась по сторонам и заметила мужчину стоящего напротив меня, которого я сразу же узнала. Ад и все дьяволы, какого хрена ему здесь нужно?

— Маркус какого…? — не успев договорить, я почувствовала сильный удар в грудь. Согнувшись пополам от боли, я пыталась вздохнуть, но этот сукин сын зажал мне рот рукой и захлопнул дверь.

Заведя мои руки за спину, он крепко сжал их, да так что захрустели костяшки. Потом как ни в чем не бывало он улыбнулся своей слащавой улыбочкой, от которой меня просто тошнило.

— Ну, тыковка моя разве ты не соскучилась?

Нет, я совсем по нему не скучала. Маркус был жутким тираном, и что я в нем только нашла? Мы с ним встречались около года. Все было хорошо, пока в один прекрасный день я не застала его с другой женщиной в своей постели. А этот сукин сын все утверждал, что я не так поняла. А как еще это можно понять, когда твой парень трахает какую-то сучку? После этого мы расстались, но он продолжал мне названивать, а иногда вот как сейчас просто врываться в кабинет. Он хотел меня вернуть, говорил, как сильно меня любит и жалеет о том, что изменил, но когда я ему все равно отказала, он просто озверел. И теперь преследует меня, где бы я ни была. После Маркуса я больше не верю в прекрасную любовь к мужчинам. Они все самцы, которые думают только членом.

Я завертела головой и смогла укусить его за руку, что бы он меня отпустил. Маркус выругался и выпустил мои руки, злобно сверкнув глазами.

— Во-первых я тебе не тыковка, и уже довольно давно. И мой прежний вопрос совсем не изменился. — я в ожидании уставилась на него.

— Тыковка я очень скучаю по тебе, ты же хочешь меня! Я знаю.

— Маркус мы с тобой расстались и, кстати, ты сам во всем виноват, ты изменил мне, черт тебя дери! Так что просто уйди отсюда, что бы я больше никогда тебя не видела! — я мило ему улыбнулась и направилась к своему столу, но этот чертов мудак перехватил меня и очень сильно прижал к стене.

Мое дыхание вырывалось хриплыми стонами, когда он схватил меня за волосы и сильно дернул назад. Было чертовски больно, но я не издала ни звука. Маркус облизнул мою шею, и у меня по спине побежал холодок. Это ничего хорошего не предвещало. Я чувствовала, что что-то не так. А потом он откинул голову и противно заржал.

— Ну, тыковка — вот ты и попалась. Ты такая сладкая, что мне хочется трахнуть тебя прямо здесь. Ты ведь не против, а? Мы ведь с тобой так и не закончили когда ты случайно застала меня с Гвени, так что не сопротивляйся я тебя слишком долго ждал, что бы сейчас просто так отпустить. — рыкнул он.

Я стояла и не двигалась, старалась придумать ход действий, чтобы избежать его внимания. Он сильно вдавил меня в стену, а сзади прижался всем своим телом.

Я была всего пять футов шесть дюймов, по сравнению с его ростом, и чувствовала себя очень маленькой и слабой. Слезы навернулись на глаза, когда Маркус сильнее потянул меня за волосы, почти выдирая их. Он начал тереться своим членом, а меня это ну совсем не возбуждало. От его действий я только сильнее разозлилась. Мне очень сильно хотелось двинуть ему по яйцам, что бы Маркус согнулся от боли, но пока такой возможности не было.

— Я чувствую, как ты дрожишь от страха, и меня это очень заводит тыковка. Ты такая вкусная и сладкая, и я так долго ждал тебя partener de viatг… — последние слова он прошептал мне в ухо, а затем облизал его. По моему телу прошла дрожь отвращения, а я когда-то думала, что любила его.

— Ты изменил мне Маркус. Так что забудь. — удалось мне прохрипеть потому что он так и не отпустил мою голову.

Если он еще сильнее оттянет мне волосы, то от них ничего не останется. Я приподнялась на носочки, а он все так же продолжал скользить по мне своими бедрами. Мне срочно нужно было освободиться от него. Если это перейдет во что-то большее я не хотела, чтобы меня изнасиловали возле стенки в моем собственном кабинете.

— Но ты должна мне прощальный трах Шелли. Когда ты пришла раньше времени, и застала нас с Гвени, я был не готов к такому. — Маркус встряхнул меня. — Ты сама виновата, чертова сука! Любила больницу больше чем меня, но теперь все будет по-другому. Ты уйдешь со своей работы, и мы переедем в Лос-Анджелес.

Мне кажется, Маркус был не в себе. Похоже он под наркотой или еще какой-нибудь дрянью. Я пыталась не дергаться, чтобы он не заводился еще сильнее.

— Я люблю тебя Шелли, ты должна вернуться ко мне. И я хочу, чтобы ты стала моей… — не успев договорить, дверь в мой кабинет со стуком распахнулась, и в комнату ворвался жуткий ветер. На пороге стоял Ник, его глаза метали молнии в человека, который прижимал меня к стене, а потом Маркус просто исчез.

Мои ноги превратились в желе, и я сползла на пол. Ник налетел на Маркуса и сильно ударил в челюсть, я как завороженная смотрела на его танец смерти. Маркус лежал на полу, прикрывая голову руками, и тихо плакал. Я, наконец, пришла в себя от шока и направилась к Нику. Дотронувшись до его руки, тихо сказала:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.