У ангела болели зубы : лирическая проза

Котов Алексей

Жанр: Современная проза  Проза    2014 год   Автор: Котов Алексей   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
У ангела болели зубы : лирическая проза (Котов Алексей)Лирическая проза

У ангела болели зубы…

1

На столе лежала открытая тетрадка. К авторучке подползал солнечный зайчик…

Людочка бродила по комнате, заложив руки за спину и с отчаянием, а то и со злостью косилась на чистый лист. Сердце казалось упругим, горячим и переполненным… Но первые, такие необходимые и уже, казалось бы, витающие в воздухе стихотворные строчки, все равно не приходили.

«Я не могу сказать «прощай»… Я не могу поверить в это… — рой мыслей в голове был похож на ураганчик. — Слова усталого поэта… Нет, сонета… Нет-нет!.. Моя тяжелая карета….»

Людочка нервно прикусила губку.

«При чем тут карета?! — она на секунду остановилась. — Чушь!»

Молодая женщина на мгновение представила себя печальной принцессой. Образ казался довольно милым и привлекательным. Но внутренний настой, слишком резкий, рождающий слишком стремительные чувства и слова, мало гармонировал с печальным и меланхоличным личиком венценосной особы.

Людочка подошла к окну.

Муж Ленька полол огород. Дачный участок, освещенный веселым утренним солнцем, сиял как сцена перед премьерой. Но в прелести наступающего дня не было ничего бутафорского и искусственного. Мир был свеж, прост и чист.

«А сказать «прощай» кому? — Людочка потерла щеку. — Леньке, что ли?!»

У Леньки была широкая спина борца. Упругие мышцы чуть вздрагивали под загорелой кожей в такт ударам тяпки.

«Слон несчастный!..» — не без укора подумала Леночка и вернулась к столу.

2

— Ты что?..

— Я это самое… Я воды попить.

Под тяжестью Ленькиных шагов чуть поскрипывали половицы.

— Хорошо, только не мешай мне.

Людочка что-то быстро писала. Она разговаривала с мужем, не поднимая головы.

Ленька, не отрываясь от кружки с водой, покосился на часы. Стрелки показывали половину двенадцатого.

— Жарко уже… — как бы, между прочим, сказал Ленька.

— Что? — сухо спросила Людочка.

— Жарко, говорю…

— Да.

— К вечеру закончу с огородом. А потом крышу на сарае поправить нужно.

— Да.

— А еще… Это… Ну, в общем…

— Да! — резко оборвала Людочка.

Ленька потоптался на месте.

— Что, «да»?.. — не уверенно переспросил он.

— Не мешай мне, пожалуйста!

Склонившееся над тетрадкой лицо жены было удивительно красивым и в тоже время бесстрастным, как лицо врача.

— Да я ничего… Пишешь, значит, да? — Ленька смутился. — Ладно, с огородом я сам справлюсь.

Голос Леньки вдруг стал виноватым. Он тихо закрыл за собой дверь…

3 «У ангела болели зубы, Ни Бог, ни черт, никто, ничто Ему — увы — не помогло Иль помогало сделать хуже… Больной в раю едва ли нужен И за скандал, в конце концов, Был сброшен ангел с облаков. Изгнанник рая!.. Но обида — ничто в сравнении с судьбой, Не щеку жжет зубная боль, А сердце, душу, кожу, крылья! От боли ангел весь вспотел И вдруг на чей-то дух печальный (Чужой, возможно нелегальный) Больной щекой он налетел…

Людочка откинулась на спинку стула и самодовольно улыбнулась.

Строчки рождались уже сами собой и почти не требовали усилий. Они приходили ниоткуда. Какой будет следующая, Людочка искренне не знала…

Такого рева не слыхали ни ад, ни рай, ни небеса: «Молись, проклятая душа!!.. Молись и знай, Что всех мук ада, как искупленья, как награды, Тебе не видеть никогда!» Боль успокоилась немного И ангел выдавил: «Ты чья?!..»

Пауза получилась хотя и легкой, но продолжительной.

Встряхнись же, жалкая душа! Или тебя встряхнут за шкирку, Встряхнут, да так, что станешь дыркой От всемогущего перста…

Авторучка снова замерла… Но только на пару секунд.

И перепуганная насмерть Размахом крыл — едва жива — Лепечет тоненько душа: «Поэтова я, господин…»

«Ха-ха-ха!..» — едва ли не сказала вслух Людочка.

Дурак не может быть один! Он вечно трется где-то рядом Хозяйскую мозоль блюдя… И да хранит его судьба От благости вдруг ставшей ядом… 4

Нинка Федорова полола огород в купальнике. У нее было большое сильное тело и красивая грудь. Грудь едва помещалась за узкой полоской лифчика.

«И как он только не треснет, лифчик этот?!» — подумал Ленька.

Особенно остро подобные мысли беспокоили Леньку, когда соседка нагибалась к земле.

— Ленька, слышь!..

Погода назад Нинка развелась с мужем. Женское одиночество сделало ее смелой и простодушной. Особенно в общении с Ленькой.

— Ленька!..

— Ну?

— Жена твоя где? Опять стихи пишет?

Нинка стояла, опираясь на тяпку, и пристально смотрела на Леньку.

Ленькин взгляд снова уткнулся в полоску ткани на женской груди.

— Обед она готовит, — соврал Ленька.

— Вкусный, наверное?

— Кто?

— Ни кто, а что. Обед.

Ленька промолчал.

— Ленька, скажи честно, жрать хочешь? А то пойдем, накормлю.

Полуголая, уже успевшая вспотеть от работы, Нинка была похожа на булочку с маслом. Ленька вдруг почувствовал, как его «мужское начало» огнем обожгло низ живота.

— Нет, спасибо…

Ленька отвернулся. Он с силой, почти не разбирая где сорняк, а где картошка, заколотил тяпкой по земле.

— Дурак ты, Ленька!

Ленька сжал зубы и едва не кивнул головой в ответ.

5

Людочка торжествовала… Она ерзала на стуле и боялась отстать от убегающих, торопливых строчек.

… А где же ангел? Здесь! Но в гневе он черен стал И жуткий лик Испепеляющее велик, Как молнии в гневливом небе. Да кто же рифмок не изведал?! Тоскливо-кислое вино — Слова, рожденные бездельем, Но боль зубная — вот похмелье!

Мысли опережали возможности их изложения. Строчки «…Не челюсть — сердце боль свела, Ах, рифмы — серая тоска!..» не находили себе места.

Ленька вошел в комнату тяжелым, командорским шагом.

Широкая ладонь легла на плечо Людочки.

— Леня, ты что?!..

Властные руки потащили ее в спальню.

— Обалдел, да?!

Леня страстно сопел и молчал. Людочка отчаянно отбивалась, не выпуская из рук тетрадки и ручки. Вскоре лицо мужа стала похоже на разрисованную физиономию индейского вождя решившего объявить войну всем соседям.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.