Мюррейфилд (Вы просто издеваетесь!)

Уэлш Ирвин

Жанр: Современная проза  Проза    2010 год   Автор: Уэлш Ирвин   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мюррейфилд (Вы просто издеваетесь!) (Уэлш Ирвин)1

Это был чудесный день жаркого лета. Дорин Гоу резала зеленый лук, когда тигр просунул морду в кухню. Она уловила его присутствие уголком слезящегося глаза, но сначала решила, что это Росс, крупный соседский пес смешанной породы, который часто приходил во время готовки.

— Для тебя ничего нет, парень, — начала она, но тут повернулась и столкнулась лицом к лицу со зверем.

Тигр остановился на расстоянии фута и смотрел прямо на нее почти обиженным взглядом. Белый мех вокруг нижней челюсти был заляпан кровью. Дорин обернулась к разделочной доске, ощутила в руке нож. Осознала бессмысленность поступка и закрыла глаза, ожидая смерти. По какой-то странной причине она вспомнила о своем бывшем муже Калуме, который ушел от нее два года назад. Она подумала, как бы он отреагировал, узнав, что ее загрыз тигр. Потом настойчивым шепотом, будто слова произносил кто-то другой, в ее голове зазвучала молитва. В это время огромный котяра, понюхав сзади ее голую ногу, развернулся и почти неслышно вышел из кухни.

Дорин сначала почувствовала горячее дыхание тигра у себя под коленками, потом услышала, как ступают мягкие лапы и клацают когти по плиткам кухонного пола. Звук, более характерный для собак, чем для кошек. Может, ей померещилось, галлюцинации от жары? Нет, она повернулась и увидела, как медленно, лениво двигались лопатки тигра, когда он покидал комнату. Дорин проследовала за ним почти как робот, как будто она была примитивным механизмом, созданным для подражания тигриной походке, и плотно закрыла раздвижную дверь. Сквозь матовое стекло она видела силуэт зверя, рванувшего вверх по лестнице. Казалось, ковер в холле трещит под его когтями.

«Ему не помешал бы маникюр, — подумала она. — Вот ужас, мой прекрасный ковер».

Дорин посмотрела через заднее окно на свой прекрасно обустроенный сад-патио. Он был не самым большим в округе, но она содержала его в порядке, украсив разнообразными кустарниками, горшечными растениями и вьющимися розами. Стоял приятный, подернутый дымкой день, и она с трудом сфокусировала взгляд в мерцающем свете. Дорин подметила, что сарай надо бы покрыть новым слоем креозота. На соседском желто-зеленом газоне она заметила знакомый буро-мохнатый ком, но сейчас он был весь в крови и лежал без движения. Тигр прикончил Росса, а она ничего не слышала! Дорин открыла телефонный справочник и позвонила в Эдинбургский зоопарк. На другом конце ответил девичий голос:

— Эдинбургский зоопа-а-арк…

— У вас не сбегал тигр? А то ко мне тут пришел один, — сказала Дорин, доставая сигарету.

Несколько месяцев она пыталась бросить курить, но в результате сильно поправилась. Единственный выход — диета «Бенсон и Хеджес» [1] : только сигарета могла остановить свинское обжорство. Слава богу, что тигр полакомился Россом и набил живот, иначе он бы слопал ее.

— Мы сейчас проверим, — ответили на том конце.

Дорин прождала у телефона несколько минут, пока девушка не вернулась.

— Мне очень жаль, но я не знаю, у кого спросить, — сказала ей она.

— Ох!

— Ну, я как бы только начала работать на этой неделе, а Джиллиан на обеде, а Ивонн болеет. Мне как бы сказали не уходить из офиса, — объяснила секретарь: — Может, мистер Макгинли знает, но его не будет до после обеда.

— Ох!

— Знаю, выдумаете, я дура…

Стало ясно, что девушка до сих пор нигде не работала.

«Нечестно нагружать этим бедняжку», — решила Дорин.

— Да не волнуйся, милочка, — подбодрила она ее. — Я вызову полицию.

— Ага, а я тут поспрашиваю, — сказала девушка.

Дорин оставила свой номер телефона и повесила трубку. Она хотела вызвать полицию, но передумала, вспомнив, как однажды была с подругой Риной в «Дженнерз» на Принсесс-стрит и какой-то парень раздавал листовки. В них говорилось, что на воле осталось всего 400 бенгальских тигров, и Дорин забеспокоилась, как бы полиция безрассудно не застрелила животное, так же, как они недавно застрелили невинного человека на юге, в Саффолке или Сассексе? Как бы то ни было, тот слепой деятель, бывший министр внутренних дел, осудил их. «Осудил за недальновидность», — подумала Дорин с нервным озорством, ее бока затряслись от напряженного смеха. Но что полиция сделает с животным? Пощады не будет. А может, ничего такого и не потребуется. Этот Росс, ну, может, он сам первым напал, спровоцировал тигра.

А этот тигр — великолепная тварь, что ни говори.

Нет, она решила позвонить Рине, сначала на домашний, но там сработал автоответчик, потом на мобильный. Подруга незамедлительно подтвердила предчувствия Дорин, посоветовав не вмешивать полицию, а снова позвонить в зоопарк и попросить соединить с главным. Рина пришла в возмущение, ведь она была настоящей защитницей животных.

«Я приду попозже, я сейчас в парикмахерской и как раз собираюсь под фен».

«Опять двадцать пять», — подумала Дорин.

Наверное, Рина решила как-то исправить свою прическу, поскольку на прошлой неделе ее сильно обкорнали. Не то чтобы Дорин так и сказала Рине, потому что та заявила, что всем довольна. Не идет Рине челка. Никогда не пойдет, хоть ты тресни.

2

Как многие почтальоны его поколения, Малколм Форбс, высокий, нескладный мужчина с длинными редеющими светлыми волосами и большими глазами навыкате, любил выкурить дури. Малколм знал, что на работе пыхтеть не стоит, но хрен с ним — стоял прекрасный, жаркий, как печка, день, и он раскуривал большой косяк «пищи для ума» на заброшенной линии железной дороги, ставшей велосипедным треком, вдали от любопытных глаз. Сумка с почтой была тяжелой, и голубая форменная рубашка потемнела от пота под мышками и на спине.

Хрен с ним, всякому нужна передышка.

К тому времени, когда Малколм вышел из-за насыпи и маскирующих деревьев и кустов и вывалился на улицу, его неплохо зацепило. Прогуливаясь по улице и ощущая, что сумка стала значительно легче, он вышел из транса, только когда понял, что стоит у дома миссис Жардин. Слава богу, их пса, Росса, нигде не было видно, один раз он Малколма уже покусал. Почтальон робко ступил на садовую дорожку и сунул пару писем в почтовый ящик.

Расхрабрившийся от дури и отсутствия представителей семейства собачьих, Малколм решил, что его мучителя либо нет дома, либо, что еще лучше, он привязан к столбу на заднем дворе. Если так, то он подразнит ублюдка. Почтальон свернул по дорожке.

Когда Форбс вышел в садик, первое, что он увидел, был большой тигр. Наверное, футов семь в длину. Тигр лежал на газоне, нежась в лучах солнца.

— Ого! — сказал Малколм. Он посмотрел на искромсанный труп позади тигра. Тигр прикончил Росса. Росс был большим псом, помесью, но, судя по всему, не четой огромной кошке. А был ли тигр кошкой? Малколм сомневался. У него однажды был кот, Скуиджи. Скуиджи-Уиджи [2] , звал он его, потому что купил кота у мойщика окон из Глазго, выпивавшего в баре «Розберн». Но Скуиджи был совсем не то, что эта тварь. Как бы то ни было, похоже, Росс сыграл в ящик.

— Ого, — повторил Малколм, медленно поворачиваясь и отступая по дорожке вдоль стены дома.

Когда Форбс выходил из калитки, все еще осторожно оглядываясь, миссис Жардин как раз возвращалась домой. Он повернулся и увидел ее маленькую, хрупкую фигуру. Несмотря на сильную жару, она была в теплом жакете, а ее лицо сморщилось будто от холода.

— Привет, сынок, почта есть?

— Кое-что засунул в ящик, — ответил Малколм, расплывшись в улыбке, странным образом напомнив миссис Жардин о Россе. Она купила хорошую косточку у мистера Холла, мясника в Розбёрне. Ее удивило, что Росс не лаял, обычно он чувствовал угощение за милю.

— Я ожидаю приглашения на золотую свадьбу подруги, — сообщила она, прямо-таки сияя. Миссис Жардин воодушевляла перспектива повидать старых знакомых.

— Какая прелесть… Это что, двадцать лет, что ли? — спросил Малколм.

Миссис Жардин засмеялась:

— Нет, сынок, что ты, пятьдесят!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.