За древним кладом

Обухов Виктор Альбертович

Жанр: Фэнтези  Фантастика    Автор: Обухов Виктор Альбертович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
За древним кладом ( Обухов Виктор Альбертович)

1

— Если в одной комнате живут женщина, мышь и телевизор, — для четвертого жильца места не остается…

— Почему? — Можно еще черта поселить…

Я, как человек семейный и знакомый с указанной проблемой, не мог не откликнуться на родную правоту Сашиных слов. А как человек злоречивый, не мог не добавить в эту правоту каплю яда.

— Нет. Он уже там. В ком-то из троих.

— И, скорее всего, — в телевизоре…

— Знаете ли, — покачал головой Саша, — я всей душой готов бы согласиться с вами. Но справедливость, — или, возможно, исключительность моего случая, — требуют признать, что историю эту вызвала к жизни мышь. Так что черт, видимо, сидел в ней…

— Какую историю?

— Ту, которую я сейчас собираюсь вам рассказать. Если вы еще не устали от моего присутствия здесь…

* * *

…Так добыл я очередной свой улов (разумею пополнение коллекции загадочных историй и сказок). Добыл нежданно-негаданно. Вот уж поистине — на ловца и зверь бежит. — Саша оказался в моей квартире случайно: подошел на улице и грустно попросил закурить. Не знаю чем, но он пробудил меня к сочувствию, и я предложил ему подняться ко мне за сигаретой. Поднявшись, он задержался, — и у меня нет причин жаловаться на это.

Итак, мы сидели и беседовали с незваным гостем. Таковым считал себя он (это его смущало), — хотя я уверял, что гости званные ничуть не лучше. А то и хуже: званные сохраняют все привычки былых времен, — им предоставь и пищу, и питье, и развлекай их еще при этом, — а в дни коммерческого коммунизма это непосильно. Незваный же сам понимает, что ни пищи, ни питья требовать не имеет права, а что насчет развлечений, — то старается сам предоставить их хозяину. Как бы вроде виры за вторжение. Так что незваный гость хорош. Если он конечно гость, а не мерзавец.

Я изложил это соображение Саше и добавил:

— Так должен думать человек, желающий идти в ногу со временем. Ну, или с тем, что у нас заменяет сейчас время…

— Быть может, вы правы. Но я, наверное, консерватор. По крайней мере, куда-либо в ногу идти — точно не хочу. В этом веке в ногу ходят только к могиле. У нас, во всяком случае. — Не желаю…

— Да. Тем более, на наших глазах это уже второй марш. А быть может, — последний. Он же — и решительный… но я-то говорил о другом…

— Понимаю. Но я вообще со временем никаких отношений иметь не хочу. — Тем более, недавно пытался…

— И?..

— И получилось нечто несусветное. — Да я как раз об этом и хотел рассказать. В качестве виры за вторжение, как вы изволили выразиться…

— Саша, вы страдаете чрезмерной вежливостью. А это порок. — Хотя, как мне кажется, он у вас единственный. На посторонний взгляд…

— Ох, верно, не единственный. Тем более что это не порок, а система убеждений. Убеждения же менять трудно. — Меня с детства учили, что незваный гость — это плохо.

— О да, — хуже татарина. Нас всех об этом неоднократно предупреждали…

— А званный, видимо, лучше татарина. То есть, если продолжить эту тему в философском направлении, можем сказать, что татарин — мера всех гостей…

Мы оба рассмеялись. — Нет, милый все-таки человек Саша…

— Итак?.. — спросил я, посмеявшись.

— Что?..

— История?..

— Ой, — спохватился Саша. — А я уже и забыл… — На чем я остановился?

— На женщине, телевизоре и…

— … и мыши. Благодарю вас. — Итак, действующие лица: женщина — это моя жена, телевизор — электрический друг семьи, и мышь — маленькая назойливая гадость. Любое из этих трех существ, как я уже говорил, заполняет собой весь дом. И более: кроме этого, кажется, ничего другого не умеет. Или не хочет…

— Верно, — опять признал я родную правоту. — Самые экспансивные существа на свете…

— Ага. Так вот, когда их трое, нужно что-то делать. А что?.. — Одно из них можно устранить, другое — поломать. Третье — естественное наказание, данное человеку. С ним так просто не сладить. Так что решать что-то надо с первыми двумя. — И я решил, что сначала надо отравить мышь. Или на худой конец — изловить. А уж потом, если Бог даст, — может, и телевизор как-то удастся обезвредить…

И вот, на следующий день я отправился на поиски какого-либо порошка против мышей. Или же мышеловки. — Как вы понимаете, ничего подобного я не нашел. Наверное, сейчас не производят из-за нерентабельности. Или считается, что мыши должны от голода сами подохнуть. В общем, не знаю. Главное, что ничего не нашел.

На следующий день я спросил на работе, — не знает ли кто места, где можно достать что-нибудь от мышей? — Никто не знал. Только одна из женщин пообещала поспрашивать. — Так, не особенно уверенно…

…Однако слово свое сдержала. Вечером она позвонила мне.

— Девушка какая-то спрашивает. — Хорошо знакомая, должно быть, — ехидно сказала жена (она у нас всегда берет трубку).

Я подошел к телефону.

— Алло!.. — Саша, это вы?

— Мы. Слушаю.

— Я насчет мыши. Она еще жива?..

— О!.. — живее всех живых.

— Я нашла вам то, что вы просили. Но…

Она слегка замялась.

— Что?..

— Вы будете смеяться.

— Я разучился этому умению. Когда в доме враг, смеяться преступно. Впрочем, не уверен в этом. — Но ладно. Говорите…

— Есть у меня знакомый. Он… вы слушаете?..

— Конечно.

— Он — экстрасенс. — Понимаете? — У него дудка есть…

— Дуд-ка?..

— Он этой дудкой ячмени сводит. И бородавки иногда…

— У нас нет ячменей…

— Он согласен и над мышью попробовать… За те же деньги.

…Вот тут уж я расхохотался. Жена моя, подозрительно глядевшая на меня и все пытавшаяся угадать по отрывкам, о чем идет разговор, — нахмурилась и стала глядеть еще подозрительней.

— Ну вот. Я же говорила — смеяться будете…

— Нет-нет, — спохватился я, — это я так. — Я согласен, согласен. — Пусть хоть на тамтаме, если это поможет…

— Тогда — завтра днем. Диктуйте адрес…

* * *

На следующий день явился экстрасенс. С виду он был человечком щуплым и довольно неказистым, — и, глядя на него, решительно невозможно было догадаться о его могучей духовной внутренности.

— Экстрасенс, — отрекомендовался он. — Мыши беспокоят?..

— Только одна, на мое счастье. Хотя — какое там счастье…

— Понимаю, — кивнул гость. — Где она?..

— Она везде. Если б это было не так, я бы не звал на помощь…

— Несчастное животное… — пробормотал человечек. — Ну, ничего… — мы поможем тебе…

Он полез в карман пиджака и вытащил оттуда свою дудку. — «Дудка как дудка, — отметил я. — Коротенькая… Самая обыкновенная…». — Человечек закрыл глаза, помедлил, словно настраиваясь на что-то, слышное только ему, потом приложил дудку к губам…

Мелодию я не услышал, — я скорее ее увидел. Точнее — я увидел что-то удивительное. Сначала в глазах зарябило, потом рябь превратилась в переливистое мерцание, словно бы встряхнули дорогую ткань, и она просияла для меня каждой своей блесткой… А затем — взору моему начало показываться все, о чем я по случайности думал. Я видел словно бы сны наяву. Сначала увиделась моя квартира, — но только не такая, какая есть, а какой я бы хотел ее видеть… Потом я вспомнил о жене, — и вот, она послушно создалась словно бы из воздуха, — такая, какой видел я ее в лучшие минуты… и восхищению моему не было предела. — Поняв, что происходит и несколько от этого обнаглев, я решил вызывать сны на заказ, — и пожелал для начала (зачем?..) Льва Толстого… Но Лев Толстой не успел явиться, потому что внимание мое отвлекла мышь. Она вышла из-за хлебницы и шла по обеденному столу…

«Во зараза…» — подумал я, и тут же мышь представилась мне по-другому. Она стала величиной с собаку; шерсть ее почернела и торчала дыбом, как иглы у ежа. А на глазах у мыши были почему-то очки…

«— Это что, — так должна выглядеть Зараза, что ли?..» — недоуменно подумал я. — Но видение прервалось (наверное, экстрасенс сконцентрировал внимание специально на мыши), — и зверушка стала вновь сама собой. Она медленно дошла до края стола (никогда прежде не видел, как ходит мышь!..), занесла одну лапу над пустотой… я невольно зажмурил глаза. Раздался шлепок, я вновь открыл их. — Мышь теперь шла уже по полу, все так же медленно, чуть извиваясь на ходу… Человечек, не прекращая играть, показал глазами на дверь, и я, поняв, открыл ее. — Мышь вышла за порог, пошла по коридору, к лестнице. Когда она шагнула в пролет и исчезла, человечек отнял дудку от губ. — Откуда-то снизу донесся шлепок, и я слегка вздрогнул.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.