Тайна авантюристки

Беллас Светлана Владимировна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тайна авантюристки (Беллас Светлана)

* * *

…Великий, могучий! Русский язык!

Да, поможет в написании ИСПОВЕДИ

«влюбленных», прежде всего в РУСЬ!

Избранных! Да, откроется вдруг…

«Калитка их душ»…

В плетении ЛЮБВИ развяжутся узелки…

Тайна авантюристки

Константинополь.

Полупьяная циркачка Зося направляется в кабак, за ней следует тенью тайный агент (Слуга Дьявола). В кабаке все мертвецки пьяны.

Вошедшая Зося всем демонстрирует крестик на груди, рассказывает, что ей его в память о папеньке подарила мать. От САМОГО… Царский! Она снимает крест, бросает, топчет ногами. Ей наливают выпить.

Агент, слышит её монолог, истерику, подходит, представляется воздыхателем, предлагает выпить с ним. Зося говорит, что русскую речь плохо понимает, хотя в крови именно эта кровь. Она, уже с гордостью, показывает на пол, где валяется нательный православный крест. Утверждает, что крест – память об отце от матушки, умирая, та надела на неё. Агент делает изумление на лице, даже предлагает, ей открыть тайну – крестика.

Моложавая женщина, похожа, скорее на девушку, в отчаянии шумит на весь кабак, что, как носительница этого креста, несёт на себе – большую тайну и ей никто не поможет в тяготах его носки. Она на свете одна – одинешенька. Мать умерла. Отец тоже. Признается, что не бедствует, денег порой так много, что «куры» не клюют. А, этот крест – её карма, довлеет над ней, нагибается, поднимает с пола, дает в руки агенту. Агент немеет от удивления. Личное клеймо Романовых.

Он предлагает ей свою помощь, обещая ее связать с одним человеком, кто знает – чей это крест. Просит подождать пару дней. Нанимает экипаж, уезжает к графу А. Орлову.

Уже через два дня, в кабаке к ней подходит адъютант графа Алексея Орлова, предлагает удалиться на пару часов, та, как всегда в стельку пьяная. Он к ней обращается по– польски. Это её приводит в себя. Спрашивает его, что пан поляк? Тот отвечает, что всё возможно.

Он настаивает на своём предложение. Зося боится, что он – агент из «полиции нравов», но все, же идёт за ним.

В сопровождении агента и адъютанта выходит из кабака, понимает, что повышенный интерес к ее особе, вызван, скорее – всего, из-за крестика.

Адъютант заверяет, что ничего плохого с ней не случится. Возможно в её судьбе поворот в лучшую сторону. Она попала под опеку влиятельных людей.

Граф Орлов встречает её, расшаркиваясь в любезности. Намекает на допустимое родство, на что указывает крестик. Спрашивает разрешения – посмотреть. Держит в руках. Именно такой он видел на Екатерине Второй, правда, тот был копия, настоящий ей не был передан Елизаветой.

– Откуда он у Вас?

– Мать отдала, недавно, перед смертью. Та сказала, что он приведёт к семье. Скорее – всего, от отца. Настоящего не знала никогда. Воспитал циркач.

Орлов столбенеет. Неужели перед ним дочь Петра!?

Заверяет её, что она попала в хорошие руки. Зося пьяная полушепотом, вслух, признается графу Орлову, что знала всегда, что она – царская дочь.

Орлов вверяет её в руки своего адъютанта. И настаивает на смене имени, нарекая её – Анастасией, хотя та хотела бы быть Елизаветой, но две дочери с таким именем, будет попахивать ложью. А. Орлов ее тут, же осаживает, просит сделать из неё ДАМУ. Через неделю к нему на показ.

Тот заверяет Зосю в понимании и вере в искренность слов, обещает из неё сделать принцессу. Новое имя для звучности на русский манер, она принимает с легкостью. Не в первой…

Та смекает, что к чему и входит в игровую ситуацию, что предлагает ей судьба.

Адъютант Орлова в свою очередь просит рассказать ему о себе всё до мелочей, выложить всю подноготную, иначе он ей не сможет помочь в восстановлении справедливости. Она должна явиться скоро: чудом – царской дочерью.

Зося включает всё свое воображение, начинает рассказывать невероятное, свои «воспоминания» из детства. Что рождена сущим ангелом, мать растила, лелеяла, оберегала, хотя всё в жизни было наоборот.

При рассказе пьёт периодически ром, от этого рассказ, становится, ещё более хлёстким, интригующим. Прошла через лихолетья, выстояла…

Она признается, что жила с тёткой и матерью. Циркач (отчим), скорее был рабом матери, пытаясь прокормить их всех, от недоедания заболел и умер, хотя ушёл, в общем– то сбежал из их женского монастыря, так как мать Зоси не приносила денег в дом, уже старая была для проститутки, а ему не на что было пить. Зося, же работала на улице трюкачом и пела. Этих денег было мало. Все было правдоподобно. Она!? Возможно дочь ПЕТРА…

Так Зося со своим крестиком оказывается в новых апартаментах. Её, тоже выматывает вопрос, ведь, мать ей сказала, что крест от отца. А, вдруг солгала, украла?

Две недели работы над имиджем.

Адъютант графа Орлова прикладывает неимоверные усилия.

Анастасия предстает на балу перед Орловым в новом лице, с новым титулом «Княжна Тараканова».

Орлов столбенеет от незнакомки. Перед ним под маской БОГИНЯ. Он щебечет перед ней, чем пугает, не зная, кто перед ним. Ведь камердинер представил новым именем в миру «Княжна Тараканова».

Граф настаивает на том, чтобы та открылась ему: кто она? Гостья обескураженная признается, что ввёл её в этот дом его адъютант, а она – Зося. Орлов шокирован. Красавица! И это, та из кабака.

Входит счастливый адъютант, довольный, что произвел фурор. А. Орлов признается, что чуть инфаркт не получил от такого чуда. Предупреждать надо. И имя – то, какое звучное интригующее придумал…

Тот ему поверяет – откровения, услышанные от Зоси. И подытоживает, что она – дочь САМОГО.

Орлов решается представить Зосю – Анастасию собравшимся в зале на балу, открыть её тайну, но все-таки не пугать народ, не чернить имя Петра пред всеми правдой-ложью. Предлагает сказать вслух, что Зося – Анастасия – дочь Елизаветы. Корректировка, уже происходит на ходу. Все вступают в тройственный союз. Всем надо говорить, что Анастасия жила инкогнито, чтобы не навредить матери, что, мол, уважала родословную. И что немка – самозванка, а она – настоящая!

На ходу, шествуя с ней под руку, граф Орлов говорит: «Улыбайтесь, Мадам! Вы, теперь – Царская Дочь!»

Анастасия, Княжна Тараканова, вплывает гордо с достоинством своего происхождения, в зал. Ставка – жизнь! Она идёт ва– банк.

Он, граф Орлов, представляет гостью, как его находку, как дочь, самой Елизаветы. На лицах присутствующих читается восторг, испуг, шок.

Набравшись смелости, Анастасию ангажируют юнцы. Ей льстят, заискивают с любопытными взглядами.

Адъютант и Орлов перехватывает возгласы, взгляды.

Страх, что это авантюра, вмиг исчезает, ведь крест настоящий, самого Петра. Орлов ликует, смеётся в кураже.

Тет-а-тет, он шепчет Анастасии, что теперь она и его нареченная дочь, так, как знавал Елизавету близко. Хотя, для дочери, она слишком молода.

Он пристально присматривается, сердце охватывает пожар новых чувств, он ловит себя на этом, его бросает то в жар, то в холод.

Зося – Анастасия контролирует ситуацию, сознавая все последствия, предупреждает Орлова, раз и навсегда, что для него она, все, ж ДОЧЬ ПЕТРА.

Он принимает это во внимание, но настаивает на последней версии до тех пор, пока, он не скинет с трона Катьку – немку, что продала Русь немцам, и он, как русский, ей мстит за Русь.

Зося с любопытством всматривается в лицо Орлова: «Кто он? Благодетель или, же узурпатор?» Спрашивает в лоб: «Неужели, Вы так мстительны? Говорят, что Вы в неё, даже были влюблены. И, впредь! Не ставьте мне ультиматумы!»

Орлов ошарашен, понимая, что ему прийдётся уживаться длительное время с этой дамой. Не с простой, надо признать – Дамой!

Вслух говорит, что не стоит становиться в позу. Крест Петра! Елизавета, возможно, как дочь, носила точно такой, же крестик…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.