Заколдованная шкатулка

Александрова Наталья Николаевна

Серия: Детектив-любитель Надежда Лебедева [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Заколдованная шкатулка (Александрова Наталья)

* * *

Надежда села на освободившееся место осторожно, деликатно, стараясь не плюхаться всем весом и не показывать на лице откровенного облегчения. Вообще-то ноги уже не держали — тащилась до метро пешком, а сегодня с утра наступила самая настоящая оттепель, так что под ногами была снежная каша, а под ней — самый настоящий олимпийский каток. Да еще сумка тяжеленная — мать как всегда навязала две банки варенья и половину тыквы. Надежда не хотела брать — дескать, в субботу приедем с мужем на машине, так получила за это выволочку. Мать долго детально разбирала характер нынешних молодых людей и перечисляла их недостатки. «Мы, — говорила мать хорошо поставленным голосом, — всякое в жизни повидали. Надо было — траншеи копали, надо было — бревна на себе таскали. И ни на кого свою работу не сваливали. А тебе лень даже для себя варенье принести, норовишь все хозяйство на мужа свалить, хотя прекрасно знаешь, что он много работает и в выходной должен отдыхать, тем более что тыква до субботы все равно испортится, раз уже разрезана».

Во всем страстном монологе была одна приятная вещь — то, что мать причисляла Надежду к молодым людям. Все остальное было явным и сознательным преувеличением — и про траншеи, и про бревна, и про Надеждину лень.

С некоторых пор Надежда Николаевна Лебедева — интеллигентная женщина средних, скажем так, лет, — оказалась без работы. Ну просто уволили их всем отделом во главе с начальником, чтобы никому не было обидно. Муж Надежды по этому поводу неприлично обрадовался — дескать, теперь в доме будет порядок и вкусный ужин каждый день. И сама Надежда не будет нервничать и переутомляться, займется собой и так далее. Надежда вовремя сообразила не озвучивать свои мысли по этому поводу, чтобы не выглядеть неблагодарной, — человек к ней со всей душой, хочет как лучше, а она сокрушается по поводу потери работы, да провались она совсем. Тем более что денег муж зарабатывал вполне достаточно, на жизнь хватало. И Надежда создавала ему вполне приличные условия для этой самой жизни. Муж был у нее второй, любимый, человек от природы некапризный, заботливый и внимательный, так что все у них было хорошо. И напрасно мать говорила ей такие слова. Но с некоторых пор Надежда взяла себе за правило с матерью не спорить — себе дороже обойдется. Матери шел восьмой десяток, она была сильна духом и довольно бодра, но характер с возрастом ухудшился.

Надежда прочно утвердилась на месте и мимоходом удивилась своей усталости — неужели возраст сказывается? Ух, как ненавидела она эту круглую цифру — сначала пятерка, а потом еще толстый наглый ноль. Но как советовали древние мудрецы — примирись с тем, что ты никак не можешь изменить.

Надежда перевела дух и решила не думать о неприятном. Хорошо бы почитать, но детектив остался на дне сумки, как раз под тыквой, так что достать его было нереально — еще банки с вареньем разобьются. Слева от нее мужчина читал электронную книгу и, уловив ее взгляд, раздраженно покосился. Надежда и сама не любила, когда заглядывают через плечо. Справа девушка что-то писала, склонившись над блокнотом.

Надежда осторожно скосила глаза. Блокнот был довольно большой, вот девушка оторвалась от него, бросила быстрый взгляд на противоположное сиденье и тут же снова уткнулась в блокнот.

Да она же рисует! И правда, легкими штрихами девушка набрасывала портрет сидящего напротив мужчины. Надежда чуть пошевелилась и вытянула шею. Получалось у девушки отлично — мужчина выходил очень похожим, и даже было ясно, что у него за характер. Не слишком молод, устал от жизни и от работы, под глазами мешки, на переносице — глубокая морщина. И видно, что человек суровый, мрачный, небось, жену изводит дома придирками, а если уж поссорятся, то сам первый никогда не подойдет, будет молчать весь вечер, и молчание это повиснет в доме, как топор над головой.

Надежда подняла глаза. Надо же, а если на оригинал посмотришь, то ничего такого и не подумаешь — совершенно заурядное лицо, смотрит перед собой пустым взглядом, спит, что ли, с открытыми глазами…

Девушка, надо полагать, закончила рисунок, вытащила лист, и Надежда поняла, что у нее не блокнот, а планшет, все листы отдельно. Девушка убрала использованный лист в конец стопки, причем Надежда заметила, что у нее уже есть один портрет — кажется, тоже мужской. А девушка внимательно посмотрела на старуху, что читала газету. Старуха была в потертых джинсах, в кроссовках и молодежной шапочке с помпоном. И еще без очков, очевидно, поэтому держала газету слишком близко и впивалась глазами в строчки, шевеля губами. Надежда прочитала некоторые заголовки в газете:

«Известный актер зверски избил свою тещу!»

«Знаменитая певица за неделю похудела на сорок восемь килограммов!»

«Сотрудница зоопарка родила ребенка от орангутанга!»

«Какой ужас! — привычно вздохнула Надежда. — Ох уж эта желтая пресса! И ведь все врут, в нашем зоопарке и орангутанга-то нет, он давно умер от старости…»

Старуха из-за газеты зыркнула на нее сердито — как будто прочитала ее неодобрительные мысли, и Надежда Николаевна поскорее опустила глаза. Девушка занималась своим делом — и вот уже проступили на листе старухины черты. Никакая шапочка с помпоном не помогла — сразу видно, что старухе восьмой десяток капает. И хоть хорохорится она, бодрится, утром зарядку делает, днем в парке с палками ходит — понятно, что одинокая как перст, нет у нее ни детей, ни внуков. А друзей да племянников она сама разогнала, потому как характер имеет скверный, ни тепла от нее не дождешься, ни слова ласкового.

И посещают старуху разные мысли, когда бессонница. Что вот придет однажды ночью к ней такая же старуха, только с косой, а ей, нашей-то старухе, и попрощаться на этом свете не с кем. Один на один она со смертью окажется. И там уж характер жесткий не поможет, эта, с косой, и не такое видала.

И найдут ее, бездыханную, только через несколько дней. Почтальонша, там, забеспокоится или дворник. Соседи и то не спохватятся, старуха со всеми давно на ножах, им до лампочки, что там с ней происходит, жива ли она.

Мысли такие посещают старуху ночью, днем-то она отвлекается — вот, желтую прессу почитывает, телевизор опять же смотрит.

И все это девушка сумела передать несколькими штрихами.

— Да у вас талант! — невольно восхитилась Надежда.

— Что вы! — смутилась девушка. — Я только учусь. А в метро рисую, чтобы время зря не тратить.

Это Надежде было понятно, она и сама не любила зря тратить время, и людей таких уважала. Девушка между тем покончила со старухой и перешла к парню, что сидел напротив, придерживая ногами большую сумку. На парне была кепочка-бейсболка с логотипом известного интернет-магазина «Сезон», Надежда и сама пару раз заказывала у них книжки и учебники для внучки. Внучка Светланка жила со своими родителями в далеком Северодвинске, зять Надежды был раньше моряком, а потом перешел на сушу, так всем спокойнее и денег больше. Но жили они пока на Севере. Надежда Николаевна по внучке скучала, но видно уж судьба такая — жить им врозь.

Объявили Надеждину остановку, она встала с сожалением. Но девушка тоже собрала свои вещи и пошла за ней. И курьер из «Сезона» подхватил свою сумку и, проходя мимо старухи, задел ее газету. Старуха рявкнула что-то, но парень сделал вид, что не слышал. Надежда пропустила парня вперед, чтобы оказаться поближе к девушке. Они вместе вышли из вагона, краем глаза Надежда видела, что старуха сложила свою газету и тоже вышла.

Ничего удивительного, у них последняя станция перед конечной, в этом вагоне все тут выходят, эскалатор отсюда ближе всего. Девушка шагнула вперед, слегка кивнув Надежде на прощание, та улыбнулась в ответ.

В вестибюле метро Надежда отвлеклась на книжный ларек. Не то чтобы хотелось рассмотреть книжки — все это она уже видела утром, просто нужно было передохнуть. Проклятая сумка оттянула все руки, да еще банка с вареньем била по ногам. Надежда наклонилась, чтобы проверить, не перевернулись ли банки, а когда разогнулась, то парень из «Сезона» едва не двинул ей по шее своей сумкой.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.