Житейская правда разведки

Антонов Владимир Сергеевич

Серия: Гриф секретности снят [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Житейская правда разведки (Антонов Владимир)

Часть первая.

РАЗВЕДКА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ НАКАНУНЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 ГОДА

В настоящее время, когда речь заходит об отечественной разведке, то фигурирует в основном XX век. Между тем ее исторические корни гораздо глубже, относятся к началу XIX века и имеют чисто военную направленность. К сожалению, функционирование разведки накануне и в ходе войны 1812 года относится к малоизученным темам российской военной истории.

Впервые централизованная структура управления русской разведкой была создала за два года до вторжения наполеоновских войск в Россию. Произошло это в 1810 году по инициативе бывшего в то время военным министром Михаила Богдановича Барклая-де-Толли и с одобрения императора Александра I. Летом 1810 года генерал в докладе Александру I выдвинул программу организации разведки за границей и получил разрешение «направить к русским посольствам военных агентов». В круг обязанностей «военных агентов» входили вербовка агентуры, сбор разведывательной информации за рубежом, ее анализ и выработка рекомендаций для российского руководства. Чтобы не путать с созданной после октябрьских событий 1917 года внешней разведкой органов государственной безопасности, мы будем называть разведку, действовавшую накануне Отечественной войны 1812 года, — военной.

«КРАСАВЕЦ ЛЕАНДР» СООБЩАЕТ ИЗ ПАРИЖА

Почему инициатива Барклая-де-Толли нашла полную поддержку у русского самодержца? Как считают историки, впервые мысль о полезности приобретения платных информаторов посетила самого Александра I еще в сентябре 1808 года во время поездки последнего на переговоры с Наполеоном в Эрфурт. В один из сентябрьских дней, когда, утомленный беседами с императором Наполеоном, Александр I отдыхал в гостиной княгини Турн-и-Таксис, туда вошел французский министр иностранных дел Талейран. После первых же слов приветствия он обратился к российскому монарху с неожиданным вопросом: «Государь, для чего вы приехали в Эрфурт? Вы должны спасти Европу, а вы в этом преуспеете, только если будете сопротивляться Наполеону». Александр I был буквально ошеломлен и вначале подумал, что это провокация. Однако министр сразу же поделился с русским царем секретной информацией о планах французского императора.

Именно с этой беседы началась активная деятельность одного из самых цепных осведомителей за всю историю русских спецслужб — его высочества светлейшего князя и владетельного герцога Беневентского, великого камергера императорского двора, вице-электора Французской империи, командора ордена Почетного легиона князя Шарля-Мориса Талейрана-Перигора.

После отъезда из Эрфурта Александр I наладил регулярную тайную переписку с Талейраном, серьезно полагаясь на поступавшие от него сведения. Царь очень дорожил этим контактом, оберегал его от случайной расшифровки, прибегая к строжайшему соблюдению правил конспирации. Так, для зашифровки источника информации он использовал несколько псевдонимов: «Анна Ивановна», «Красавец Асандр», «Кузен Анри», «Юрисконсульт».

Желание Талейрана оказывать русскому царю «информационную поддержку» объяснялось в первую очередь весьма сложными и норой скандальными отношениями между Наполеоном и его министром иностранных дел. В качестве примера можно привести один из выпадов Наполеона в адрес Талейрана, сделанный им публично в присутствии десятков придворных в Тюильри в январе 1809 года. По свидетельству очевидцев, император Франции в буквальном смысле слова со сжатыми кулаками подбежал к Талейрану, бросая ему в лицо оскорбительные обвинения. «Вы — вор, мерзавец, бесчестный человек! — бешено кричал на весь зал Наполеон. — Вы не верите в Бога, вы всю вашу жизнь предавали, для вас нет ничего святого, вы бы продали вашего родного отца! Я вас осыпал благодеяниями, а между тем вы на все против меня способны… Почему я вас еще не повесил на решетке Карусельной площади? Но есть, есть еще для этого достаточно времени!».

Кроме того Талейран считал несбыточным стремление французского императора к созданию всемирной империи путем завоевательных войн и предвидел неизбежность его падения. Одновременно в данном случае присутствовали не только элемент личной обиды на Наполеона и неверие в его политику, но и самый вульгарный меркантильный интерес. В частности, сведения о французской армии «Красавец Асандр» передавал всегда за крупное вознаграждение. «Главное качество денег — это их количество», — цинично рассуждал надежный информатор. И информация французского министра довольно дорого обходилась русской казне.

Сообщения Талейрана русскому царю становились все подробнее и… тревожнее. В начале 1810 года Александр I направил в Париж в качестве советника русского посольства по финансовым вопросам графа Карла Васильевича Нессельроде — будущего министра иностранных дел в правительстве Николая I. Однако в Париже он фактически являлся политическим резидентом русского царя и посредником между ним и Талейраном, с которым поддерживал конфиденциальные отношения.

Ценность сообщений Талейрана во много раз возросла, когда французский министр иностранных дел стал использовать «втемную» своего друга — министра полиции Футе. От него «Красавец Леандр» получал самые достоверные и секретные сведения о внутриполитической обстановке во Франции, брожении в провинциях, расстановке политических сил.

В декабре 1810 года Нессельроде направил Александру I ряд сообщений, которые подтвердили наихудшие опасения российской дипломатии: Наполеон действительно готовился к нападению на Россию. Талейран даже называл конкретную дату — апрель 1812 года и рекомендовал Александру I «крепить оборону, так как война уже у порога Российского государства».

НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИЙСКОЙ РАЗВЕДКИ

Созданный военным министром Барклаем-де-Толли в предвидении войны с Наполеоном первый специальный разведывательный орган России в 1810 — 1811 годах именовался «Экспедицией секретных дел при Министерстве Военно-сухопутных сил». В начале 1812 года «экспедицию» реорганизовали в «Особенную канцелярию при военном министре». Канцелярия работала в условиях строжайшей секретности и подчинялась только Барклаю-де-Толли. В мемуарах современников она не упоминается.

Первым руководителем военной разведки 29 сентября 1810 года был назначен полковник Алексей Васильевич Воейков. Он родился 9 декабря 1778 года. С отличием окончил Московский университетский пансион. На военной службе находился с 1793 года. Являлся ординарцем у А.В. Суворова в ходе Швейцарской кампании. Участник Русско-турецкой и Русско-шведской войн. Затем, до назначения директором «экспедиции», — плац-майор. В период Отечественной войны — командир бригады 27-й пехотной дивизии. С ноября 1812 года — генерал-майор. Участник Заграничного похода 1813 — 1814 годов. С 1815 года в отставке.

В марте 1812 года Л.В. Воейкова на посту директора теперь уже «особенной канцелярии» сменил полковник Арсений Андреевич Закревский. Он родился 13 сентября 1786 года. Из дворянского рода польского происхождения. С отличием окончил Гродненский (Шкловский) кадетский корпус. Служил полковым адъютантом, начальником канцелярии командира полка. Отличился в сражении при Аустерлице (ноябрь 1805 года): во время боя спас командира полка от плена, предложив ему свою лошадь вместо убитой. В декабре 1811 года назначен адъютантом к Барклаю-де-Толли с зачислением в лейб-гвардии Преображенский полк. В начале 1812 года произведен в полковники, а затем назначен руководителем военной разведки.

С началом Отечественной войны граф Закревский находился в Действующей армии. Отличился в сражениях под Витебском и Смоленском, а также в Бородинском сражении. Затем до 1823 года являлся дежурным генералом Главного штаба. С 1823 по 1828 год — командир Отдельного Финляндского корпуса и финляндский генерал-губернатор. В апреле 1828 года был назначен министром внутренних дел. В 1829 году получил звание генерала от инфантерии. В августе 1830 года возведен в графское Великого Княжества Финляндского достоинство.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.