Поцелуй дьявола

Картленд Барбара

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Поцелуй дьявола (Картленд Барбара)

Глава 1

— Ненавижу мужчин!

— Что за чушь!

— Нет, в самом деле! Все они одинаковы — им нужно либо мое тело, либо мои деньги.

Услышав эти слова, Джимми Дональдсон расхохотался, запрокинув голову. Его тело сотрясалось в приступе искреннего, неподдельного смеха, отчего лошадь, на которой он сидел, резко дернулась в сторону.

— Поразительный цинизм для девушки столь юных лет! Ведь вам, если не ошибаюсь, всего двадцать один год, — наконец выдавил он, превозмогая приступ смеха.

— Если говорить правду и руководствоваться здравым смыслом — цинизм, то я предпочитаю казаться циничной, — ответила Скай и, подхлестнув лошадь, резко оторвалась от своего собеседника.

Джимми слишком поздно понял, что своими словами обидел юную племянницу. Однако она была так хороша — овальное личико, задорно вздернутый носик, очаровательные белокурые волосы, — что сама мысль о том, что она создана для чего-то еще, кроме плотских утех, казалась смехотворной. И все же Джимми знал Скай слишком хорошо и не мог не понять: юная родственница вовсе не шутит, заявляя, что ненавидит плотскую любовь. Поэтому он поспешил принять серьезный вид и поскакал ей вдогонку.

Он догнал ее лишь на гребне высокого холма, с которого взору открывался изумительный вид на живописнейшую долину. Долина эта являлась предметом гордости жителей Марипозы — благодаря ей за страной закрепилась слава одной из красивейших на южноамериканском континенте. Повидав за долгие годы своей дипломатической службы немало других стран, Джимми был готов охотно признать этот факт.

В лучах восходящего солнца острые пики гор, что вздымались вдали, казались кроваво-красными на фоне ослепительной голубизны неба. Внизу, в долине, произрастала пышная субтропическая растительность, пестрели яркие экзотические цветы, над которыми порхали редкостной красоты бабочки.

Но было в красоте долины и нечто пугающее. Когда Джимми наконец догнал свою родственницу, от него не скрылся ее протяжный вздох.

— Ну разве не чудо?! Я так и думала, что отсюда откроется прекрасный вид! — воскликнула девушка, и голос ее дрогнул от радости и восхищения.

Скай, очевидно, уже забыла недавнюю вспышку гнева. Глядя на ее сияющие глаза и чуть приоткрытые губы, Джимми подумал — как часто задумывался и прежде, — что в ней такого, что его постоянно так удивляет, причем не единожды за день, который они проводили вместе, а по меньшей мере раз десять?

— Красивая страна, верно, Джимми? — настойчиво повторила Скай, когда дядя ничего не ответил.

— Марипоза восхитительна, — несколько сухо согласился тот. — Впрочем, ее соседи не менее прекрасны: Уругвай на западе и Южная Бразилия на востоке. И как я уже говорил тебе, это куда более лакомые места, чем то, красотой которого мы сейчас любуемся.

— Джимми, ты ворчишь, совсем как какая-нибудь нудная старушенция! Ты неисправим, — с презрением в голосе бросила Скай.

— Будь мне двадцать пять, подобная колкость, несомненно, меня бы страшно обидела, — философски проговорил он. — Однако в пятьдесят пять я могу смело позволить себе пропустить твои слова мимо ушей. Я допускаю, что Марипоза необыкновенно красива. Однако, сказав это, прошу тебя: позволь мне снова позвать тебя в Чили. Вот где ты полюбуешься красотами природы!

— Ах, Джимми, успокойся. Тебе заранее известен мой ответ. Я уже наслушалась твоих возражений в отношении моего плана, и ничто не заставит меня изменить решение. Как долго я ждала возможности приехать в Марипозу! И вот теперь, когда я здесь, даже целая армия ворчливых дядюшек не в силах помешать мне познакомиться с этой чудной страной!

— Милое дитя, ты просто не представляешь, в какую беду можешь нечаянно здесь угодить, — запротестовал Джимми. — Более того, в Марипозе ты не увидишь ничего такого, чего не видела бы раньше.

— Да я вообще здесь еще ничего толком не видела! — возразила Скай. — Или ты думаешь, что я удовольствуюсь разглядыванием американских автомобилей, разъезжающих туда-сюда по всей Хакаре!

— Боже милосердный, да что еще здесь можно увидеть? — удивился Джимми. — Хакара — единственный приличный город на всю страну. Если его, конечно, можно назвать городом. Вся остальная Марипоза — точно такая, как то, что ты видишь сейчас вокруг, — горы, цветы, бабочки.

— Я не знаю, чего там тебе наговорила бабушка, — улыбнулась Скай. — Она когда-то имела обыкновение рассказывать мне удивительные истории о Марипозе, и ее рассказы — самые увлекательные и волнующие из всех, что я когда-либо слышала.

— С тех пор как твоя бабушка была здесь последний раз, тут все изменилось, — ответил Джимми.

— Но ведь изменилось не в худшую сторону, — возразила Скай. — В конце концов в те далекие годы они с дедушкой вечно боялись, что погибнут от рук здешних индейцев. Что еще могло их ожидать в те дни, кроме отравленной стрелы в спину?

— Можно подумать, это чем-то отличается от ожидания пули в лоб!

— Как у тебя язык поворачивается говорить такое?! Просто потому что здесь год назад произошла революция?

— В Марипозе вечно вспыхивают революции, не одна, так другая. Потому-то страна и остается отсталой, а ее диктатор, судя по тому, что я слышал, искусно манипулирует общественным мнением.

— Выходит, здесь в любую минуту может начаться стрельба? — усмехнулась Скай. — Но зачем кому- то стрелять именно в меня? Я ведь оставляю в этой стране деньги. Ты бы видел, какой прием нам оказали, когда мы на нашей яхте вошли в гавань! Мы же оставляем здесь не какие-то бумажки, а американские доллары, Джимми! Вряд ли отыщется идиот, готовый зарезать курицу, которая несет золотые яйца.

— Эх, будь у меня возможность остаться с тобой, я бы совсем по-другому ко всему относился!

— Не сомневаюсь. Мне, конечно, ужасно жаль с тобой расставаться, но признаюсь честно — мне не терпится самой, в одиночку, поближе познакомиться с этой удивительной страной. Мои слова кажутся тебе эгоистичными и неблагодарными?

Скай глянула на дядюшку из-под длинных ресниц, ожидая увидеть на его лице раздражение, но затем рассмеялась и протянула ему обтянутую перчаткой руку.

— Милый Джимми, ты всегда был так добр со мной, всегда с неизменным терпением относился ко всем моим капризам. Но ты прекрасно знаешь — я привыкла добиваться своего, так что нет никакого смысла спорить со мной и отговаривать меня.

— Боюсь, так оно и есть, ты всегда добиваешься своего, — шутливо пожаловался Джимми.

— Ну не совсем, — возразила Скай. — Например, чтобы приехать в Марипозу, мне пришлось ждать совершеннолетия, пока мне не исполнился двадцать один год. Я предлагала съездить сюда еще несколько лет назад, однако тетушку мое предложение почему-то повергло в ужас. Она всех, кто живет в Южной Америке, как, впрочем, и в Северной, считает дикарями.

— Хильда весьма разумная женщина, — заметил Джимми. — Я искренне восхищен ею.

— И я тоже, — отозвалась Скай. — Однако, согласись, воображение у нее не слишком богатое, особенно по сравнению с моей американской бабушкой. Вот кто тебе сразу понравился бы!

— Интересно было бы с ней познакомиться. Ты же знаешь, я в некотором роде типичный англичанин. То есть неодобрительно отношусь к девушкам, у которых слишком много денег и не слишком много здравого смысла и которые самостоятельно разъезжают по белому свету!

— Именно так говорят все мои английские родственники, причем без исключения, и стар, и млад, — рассмеялась Скай. — Когда ты так говоришь, Джимми, я всякий раз радуюсь тому, что наполовину американка.

— Как бы то ни было, в один прекрасный день ты пожалеешь, что не прислушалась к моим словам!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.