Клим Первый, Драконоборец

Ахманов Михаил Сергеевич

Серия: Клим Первый [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Клим Первый, Драконоборец (Ахманов Михаил) * * *

Предисловие автора

Историю Клима Андреевича Скуратова, бывшего майора спецназа, поведал мне полковник Рукавишников, некогда его сослуживец. Случилось это в Испании, в Марбелье, в тихий теплый вечер, после того как мы распили бутылку амонтильядо. Не знаю, почему Рукавишников проникся ко мне доверием и стал рассказывать о событиях чудесных и невероятных; может быть, виновато вино или ему просто захотелось поделиться своими воспоминаниями с благожелательным слушателем. Но в тот вечер 22 июня 2043 года он не только рассказал, но и кое-что показал мне: меч странной формы с рунической надписью по лезвию, пояс из чеканных серебряных пластин и золотой нагрудный знак – вероятно, орден – в виде дракона с распростертыми крыльями. По его словам, это были награды за операцию у Южных Болот, которых он удостоился в битве с орками. Кроме того, полковник высыпал на стол кучку больших монет из серебра и золота, прежде никогда мною не виденных: на одной стороне тот же дракон, а на другой – корона в венке из дубовых листьев.

Что до самого Ильи Олеговича Рукавишникова, то он фигура примечательная и в мире весьма известная. В период своего знакомства с майором Скуратовым он был молодым лейтенантом, затем оставил спецназ, учился в Военно-воздушной академии в Саратове, стал летчиком-истребителем, а с течением лет – настоящим асом. Он участник многих конфликтов в разных уголках земного шара, в Океании, Арктике и на Огненной Земле; выполняя свой интернациональный долг, защищал небеса Египта и Ливии во время Первого Джихада, затем сражался в легендарном авиасоединении «Добрыня Никитич». Но главное свершение было впереди: в 2028 году его зачислили в отряд космонавтов и после нескольких лет подготовки он отправился на Марс. Собственно, я попросил его о встрече, чтобы разузнать подробнее о марсианской экспедиции, – в моих планах была документальная повесть об этом героическом полете. Но когда я добрался до виллы Рукавишникова под Марбельей, он сказал, что Марс – это совсем не интересно: пески, холод, мрак и полное уныние. Засим последовало приглашение к столу, бутылка амонтильядо и самый фантастический рассказ, какой мне только доводилось слышать.

Я решил, что эта история достойна романа, для чего есть не меньше трех причин. Во-первых, это свидетельство о параллельных вселенных – именно вселенных, а не мирах, ибо в каждой из них мириады галактик и звезд с планетами, и законы, привычные для нашего мироздания, там совершенно иные. Вернее, могут быть иными, настолько иными, что это отличие пугает, потрясает и в то же время будит острое любопытство – по крайней мере, у меня. Во-вторых, история, рассказанная Рукавишниковым, объясняет многие аномальные феномены, наблюдаемые на Земле, – я имею в виду всевозможные странные находки, НЛО и существ, которых мы принимаем за инопланетян. Обычно они появляются на время, а затем исчезают, порождая массу домыслов о галактической агрессии, злонамеренных пришельцах, их коварных планах и тому подобном. На самом деле все обстоит – или может обстоять – гораздо проще. Это события случайные, кратковременные и в большинстве своем не связанные с желанием тех, кто проникает к нам из параллельной реальности.

Наконец, третье, то, что я считаю главным. История Клима Скуратова доказывает, что человек вполне обычный, но попавший в экстраординарные обстоятельства, способен не только адаптироваться к ним, но и явить примеры истинного героизма, величия духа и разумной осмотрительности. Мы, современные люди, задавлены нашим бытием, нередко обуяны стяжательством, мы безразличны к несчастьям ближних и размышляем больше не о духовных ценностях, не о подвигах, а о курсе доллара и евро или о том, как исхитриться и не вернуть кредит. Казалось бы, понятия чести и достоинства забыты, жажда денег и успеха вытеснила сострадание, мы хотим всего и сейчас – быстро, немедленно! – и если нас посещают мысли о горестях мира, масштаб их невелик и связан с ценами на колбасу и пиво. Словом, можно подумать, что мы – конченые люди. Но вот ситуация меняется, на сцену выходят адские монстры, драконы и злобные орки, мир становится опасным, и человек, обычный человек, уже не жалкая тварь, но герой, владыка, победитель. Метаморфоза свершилась, дух воспрянул, и истинный король вступает в свое королевство.

Хотя я знаю о случившемся с Климом Скуратовым с чужих слов, домысливать пришлось немногое – рассказ Рукавишникова был подробным. Я гостил в его доме несколько дней, слушая эту историю и делая заметки. Мне кажется, он очень хотел ее рассказать, возможно, с той целью, чтобы увериться самому: все это – не сказка, не вымысел, а реальность. Но не наша.

Итак, предлагаю на суд читателей то, что у меня получилось. А о полете к Марсу будет в другой раз.

Марбелья – ПетербургИюнь – октябрь 2043

Часть первая

Война

Глава 1

Не было ни гроша, да вдруг алтын

Боевики залегли в «зеленке» на склоне горы, и выкурить их не сумели ни пехота, ни минометный обстрел, ни атака с небес. Мины и ракеты с вертушек пожгли лес, раздолбали камни и деревья, но толку было ноль – супостаты укрылись в схронах, а когда ближе к вечеру рота Полуянова пошла на приступ, встретили ее плотным огнем. Потеряв убитыми семерых, солдаты стали отползать к оврагу, где расположились минометчики. Овраг, глубокий и заросший колючими кустами, неплохо защищал от обстрела; на его каменистом дне змеился меж камней ручеек, почти пересохший по летнему времени, но с водой холодной и чистой. Для тех, кто выжил после боя, каждый ее глоток казался сладким.

Хорошее место, уютное, думал Клим, сидя у ручья на камешке, поглядывая на своих бойцов и слушая доклады наблюдателя Перепелицы по кличке Зорро. Мысли в его голове бродили самые житейские и не очень веселые: месяц назад распределяли квартиры и снова его обнесли. Это значило, что он опять остался в офицерском общежитии при части, в комнатке, где от окна до двери было пять шагов. Пять в длину, пять в ширину, плюс санузел с раковиной, нависающей над унитазом… Тесновато! Даже непристойно для майора тридцати двух лет от роду! С другой стороны, Боря Степанков хоть и младше чином и годами, так у него жена и дочка… У Кунина двое пацанов и еще орден за Буденновск, орден за Кизляр… Нет, все по справедливости, и зла на сослуживцев Клим не держал. Печаль была в другом: достойных много, а квартир мало.

Слева и справа от Перепелицы торчали прикрытые ветками кочки – головы сержантов Суханова и Бирюка, лучших снайперов команды. Остальные дремали, что было самым полезным занятием в данном месте при данных обстоятельствах. Не потому, что солдат спит, а служба идет – просто группа тридцать пять-шестнадцать трудилась преимущественно по ночам. Так что майор Клим Андреевич Скуратов, ее командир, дневной сон вполне приветствовал.

Чуть слышно щелкнула винтовка Бирюка.

– Попал, – с одобрением произнес Перепелица. – Точно промеж гляделок!

– Сам знаю, что попал, – буркнул Бирюк и сдвинулся левее. Большой нужды в том не было, срабатывал рефлекс снайпера: выстрелил – меняй позицию.

Выше по течению ручья сгрудились над мертвыми телами солдаты капитана Полуянова. Стояли с мрачными лицами, курили, пили воду, тихо переговаривались. Не мальчишки – контрактники из горно-стрелковых частей, видавшие всякие виды. Было их сотни полторы, а стало на семерых меньше. Еще с десяток раненых – над этими хлопотал санитар, накладывал кому шину, кому повязку.

Ухнул ротный миномет. Со дна оврага склон горы не просматривался, и Клим увидел только взлетевшую в небо листву.

– Что там, Перепелица? Докладывай!

– Ничего, командир. В белый свет палят.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.