Темная лошадка

Обухова Оксана Николаевна

Жанр: Дамский детективный роман  Детективы    Автор: Обухова Оксана Николаевна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Не так уж редко всяческие женские неприятности начитаются со слов мужчины — ты мне нужна.

Такие слов пылкий юноша говорит доверчивой романтической девушке. Подобными словами заканчивает тост предусмотрительный супруг на праздновании серебряной свадьбы. Нечто похожее скулит спившийся интеллигент, когда супруга в пятнадцатый раз собирает чемоданы и уходит к маме. Тоже самое предлагает шеф своей секретарше. Радиус применения волшебной фразы волнительно широк и разнообразен, мой случай стоит где-то между вызовом личного секретаря на дом и авансом нежной дружбы. Я не романтическая девушка (к двадцати пяти годам успела разочек неудачно замуж сбегать), Туполев не относился к разряду спившихся интеллигентов и верных мужей.

По большому счету, я — девушка по вызову в критические дни. «Ты мне нужна», было сказано единожды, весомо и в деловом порядке. Что читалось в подстрочнике, зависело только от моего настроения, воображения и личных амбиций.

И когда рефрен данной фразы снова прозвучал спустя почти год:

— Софья, ты дома? Я еду. Ты мне нужна, — я минут на десять потеряла дар речи.

Впрочем, никакой речи Назар Савельевич от меня и не ждал. Позвонил, сообщил и дал отбой без лишних сантиментов. Я же молча и бестолково кинулась приводить в порядок себя, квартиру, мысли и единственные в доме мужские тапочки, которые Диана, — большая любительница просторной обуви, — вчера обильно оросила соусом «Кальве».

— У моего друга неприятности, — без экивоков, привольно расположившись в кресле, сообщил Туполев. (Бархатные тапочки он призрел и сидел, покачивая одной ногой в шелковом носочке.) — И я хочу, чтобы ты приняла участие в расследовании обстоятельств, послуживших причиной убийства его бывшего компаньона.

Я всегда была внимательна к деталям и формулировкам и потому, как за спасательную соломинку ухватилась за уточнение:

— «Обстоятельств послуживших»? А не самого убийства?

— Нет.

— Уже легче, — смело улыбнулась я и выдала далее: — Назар Савельевич, а ты часом адресом не ошибся? Я не милиционер. Я — бухгалтер.

— Ты девушка с хорошими мозгами и свежим взглядом, а это именно то, что в данной ситуации требуется. Только взгляд и мысли, выводы за тебя другие делать будут.

— Уточни. — Деловые предложения я привыкла выслушивать прежде, чем начинать брыкаться.

— Месяц назад, а конкретно двенадцатого апреля, в наш город приехал некто Якова Семенович Коваленко — бывший компаньон моего старинного приятеля Михаила Петровича Кутепова, — обстоятельно приступил к изложению событий Назар Савельевич. — За неделю до этого он откинулся с зоны. — «Откинулся» и «зона» царапали слух, но прекрасно попадали в такт с третьим ключевым словом «убийство». — Он сидел по экономической статье и к Кутепову приехал, когда тот предложил ему помощь. Дружескую и материальную. За несколько минут до того, как Михаил вошел в номер гостиницы, где была назначена встреча, Коваленко убили. Два выстрела в голову, оружие убийца унес с собой, но пули и гильзы с места преступления сравнили с пулями и гильзами из тира на даче Кутеповых, и следствием было установлено — выстрелы произведены из пистолета, зарегистрированного на имя моего приятеля.

— Пистолет так и не нашли? — быстро вставила я.

— Нет. Когда следствие стало интересоваться личным оружием Кутепова, Миша сам предложил им изъять пули и гильзы с полигона. Он был уверен — пропажа его пистолета, и убийство Коваленко никак не связаны между собой.

— Как он потерял свой пистолет?

— Он пропал из его дома. Михаил обратился в частное сыскное агентство, и когда детективами и милицией было однозначно установлено — никто из посторонних не имел доступа к оружию, — он испугался. Разорвал контракт с сыскарями и вызвал из Москвы хорошего адвоката по уголовным делам.

— Твоего Кутепова обвиняют в убийстве?

— Нет. По многим объективным причинам его не могут обвинить. Дело в другом. Он пытался научиться жить с мыслью, что кто-то из его близких причастен к убийству, но не смог. Убийцу надо найти, Софья. Иначе Миша сойдет с ума.

«Убийцу надо найти». Это мы уже проходили год назад в апреле. Но тогда у меня не было выбора, я не могла отказаться. Добровольно встав в центр мишени, я едва не схлопотала пулю, предназначенную Назару Савельевичу. Чуть не поседев от ужаса, выловила на себя, как на живца сумасшедшего киллера-профессионала Самоеда, и в награду за спасение олигарха, получила приз — восемьсот тысяч евро, — поскольку именно в эту сумму Назар Савельевич оценил свою жизнь.

И вот, уже богатая и независимая, я тринадцать месяцев ждала повторного призыва — ты мне нужна.

Надеялась, черт знает на что, — Туполев меня даже с матушкой Ириной Яковлевной близко познакомил и, как мне показалось, делал некоторые авансы, — и в результате получила:

— Убийцу надо найти, Софья.

— Назар, такие предложения ни ко мне. Я — бух-гал-тер.

— Ты вычислила Самоеда.

— Это случай. Стечение обстоятельств.

— Нет. Это закономерность, — Туполев развел руками, и я закончила мысль:

— Требующая подтверждения. Чего конкретно ты от меня хочешь?

— Михаил х о ч е т разобраться в этом деле.

— Для себя? Или для того, чтобы сдать убийцу в прокуратуру?

Назар мрачно повращал глазами. На его лице одновременно читалось — на глазах подметки рвете, девушка, и — некоторые вопросы лучше не обсуждать.

— Понятно, — вздохнула я. — Все зависит от личности убийцы. Так? — Туполев не ответил и я таки начала брыкаться: — Назар Савельевич, но чем я-то могу вам помочь? Я про убийства только по книжкам знаю, здесь профессионалы нужны.

— Профессионала работали по этому делу две недели, пока Миша с испугу не свернул расследование. Результат был — нулевой.

— Ага. А я сразу приду и всех поймаю.

— Ты вот именно что — придешь. Выслушай меня. В доме Михаила постоянно находятся восемь женщин и каждая из них, в разной степени вероятности, могла взять пистолет…

— Он что один в этом бабьем царстве крутится? — вредно вставила я.

— Нет, — нахмурился Туполев. — Не перебивай. Тебе просят конкретно присмотреться к женщинам. Изнутри и свежим взглядом.

— А сам-то твой Михаил к ним присмотреться не может? Он их уже вдоль и поперек знает!

Назар усмехнулся:

— Кутепов сын генерала и сам отставной полковник. Ему легче порядок в казарме навести, чем со своими дамами разобраться. Как бы я к Мише не относился, но он — солдафон и ретроград. У него к женщинам своеобразное отношение.

— Утилитарное?

— Примерно.

Работать с солдафоном домостроевцем мне как-то не шибко хотелось. И потому, беря паузу, я предложила:

— Кофе хочешь?

— Хочу, — кивнул Туполев, и я быстро смылась на кухню. Заправлять кофеварку и шевелить мозгами на свободе, так как пристальный взгляд Назара Савельевича моему мыслительному процессу никогда не способствовал. Родная мама Ирина Яковлевна зовет сынулю — Человек-Топор. А размышлять об убийствах под лезвием топора, согласитесь, малоприятное занятие.

Расставив на столике чашки с кофе, я уселось в кресло напротив и, придирчиво разглядывая гостя, спросила в лоб:

— А какой твой интерес в этом деле, Назар? Только дружеское участие или вы ведете совместный бизнес, и душевное нездоровье Михаила Петровича стало отражаться на делах?

Презрев два предложенных, подразумевающихся ответа, Туполев, как всегда, выбрал третий вариант. Исконно свой.

— В том, что произошло с Михаилом, есть и моя доля вины. Мы были знакомы с детства — наши отцы дружили. Даже когда лет двадцать назад генерала Кутепова перевели на Дальний Восток, продолжали хоть и редко, но встречаться. — Назар отхлебнул кофе, закурил и продолжил: — Генерал ушел в отставку, занялся бизнесом, крайне удачно, надо сказать. И после его кончины Миша стал единственным наследником огромного состояния. Кофе превосходный, спасибо, — отвлекся гость.

— Спасибо кофеварке, — кивнула я.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.