Дорогой, единственный, любимый

Реддин Джоан

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дорогой, единственный, любимый (Реддин Джоан)

1

— Мелоди! Мелоди, ты меня пугаешь. Ты так побледнела. Что ты такое там прочла?

В грудном голосе Элмон слышалась тревога — давно уже ей не случалось видеть старшую сестру в таком смятении. Мелоди всегда умела держать себя в руках. Даже во время смертельной болезни отца она оставалась внешне спокойной и собранной. А теперь впадает в панику из-за какого-то письма!

Сестры сидели на полу в крошечной комнатке, прямо перед гудящим кондиционером. В Бьюмонте, штат Техас, жара стояла даже в октябре. Элмон, по обыкновению, жевала чипсы, Мелоди разбирала почту.

Три сестры Мелоун были совсем несхожи между собой. Мелоди — спокойна и настойчива, младшая, Джорджия, — вспыльчива и порывиста. Элмон родилась точно посредине — на три года младше Мелоди. В ее душе нетерпеливость сочеталась с беспечной ленью. Внешностью сестры различались еще больше, чем характером: глядя на них, трудно было поверить в их родство.

Элмон завидовала умению сестры в любых обстоятельствах выглядеть спокойно. Самой Элмон это никогда не удавалось: она, казалось, всегда готова была вскочить и куда-то помчаться сломя голову.

В самом деле, нечестно, что Мелоди досталось все: безмятежность мадонны, точеная фигурка, сводящая мужчин с ума, вьющиеся от природы волосы…

Элмон прикрыла глаза в остром приступе зависти. Ее саму природа наградила худым, угловатым телом, волосами, которые не желают виться, что с ними ни делай, и полным неумением ждать.

Элмон вздохнула, нетерпеливо ожидая ответа. Ей претила роль утешительницы, но, похоже, после смерти мужа Мелоди и кончины отца она останется в этом амплуа навеки.

Мелоди ошеломленно покачала головой, и ее кудри, золотистые в солнечном свете, рассыпались по спине. Она вытянула стройные, обтянутые джинсами ноги и снова уставилась на листок бумаги так, словно он мог ее укусить. Элмон заметила, что руки у нее дрожат.

— Письмо, — наконец произнесла Мелоди.

Целую минуту Элмон терпеливо ждала продолжения и наконец решила напомнить о себе.

— Вижу, что письмо, — мягко заметила она. — Кажется, что-то в этом письме тебя здорово ошарашило.

Мелоди удивленно округлила карие глаза, словно только что заметила, что сестра еще здесь.

— Письмо из адвокатской конторы «Краун и Краун». От адвоката тетушки Прю.

— Тетушки Прю? Мелоди, у нас нет тетушки Прю! Слава Всевышнему, эта напасть нас миновала! — и Элмон снова сунула руку в бумажный пакет.

Мелоди рассеянно следила, как Элмон выуживает из складок пакета хрустящие картофельные ломтики. По мнению Элмон, на донышке — самые вкусные. Для Мелоди оставалось загадкой, как ее сестры, так питаясь, умудряются не прибавлять в весе ни унции. Самой-то ей приходилось неустанно следить за фигурой.

Элмон была самой высокой из сестер — пять футов девять дюймов, — тонкой, как тростинка, с зелеными глазами и чудесными темно-каштановыми волосами. Когда она распускала волосы, они ложились на спину тяжелой волной, доходя до талии. Но обычно Элмон носила косу. А Мелоди никогда не удавалось уложить непослушные кудряшки во что-нибудь приличное. Как она завидовала волосам Элмон! И еще — неистребимому оптимизму сестер, их умению встречать любые неприятности с гордо поднятой головой!..

— Это тетя Майкла, — ответила она. — Кажется, скорее даже двоюродная бабушка. Прюделин Амелия Блейк. Она была его единственной родственницей.

— Была? — переспросила Элмон, потянувшись за кока-колой.

Мелоди протянула ей письмо.

— Адвокат извещает меня, что тетушка Прю… что ее больше нет, и мы — ее единственные наследники.

— Мы? — Элмон не очень понимала, что происходит.

— Да, — вздохнула Мелоди. Спазм сдавил ей горло, и в глазах заблестели искорки слез. — Должны были быть мы с Майклом. Теперь — только я…

Голос Мелоди прервался, и она шмыгнула носом. Слезы уже текли по щекам. Она уронила письмо и обхватила руками колени.

— Ради Бога, Мелоди, не начинай все сначала! — воскликнула Элмон, нетерпеливо перекидывая косу через плечо. — Ты же знаешь, я не могу смотреть, как ты плачешь! Когда ты наконец соберешься с силами и начнешь новую жизнь? — Элмон уже не старалась скрыть звучавшего в голосе раздражения. Лучше, чем кто-либо другой, она знала, что пришлось пережить сестре после смерти Майкла. Но… почему Бог не дал ей немного больше терпения? — Запишись в какой-нибудь клуб, заведи новые знакомства. Боже, Мелоди, тебе всего тридцать два. Майкл погиб — но ты-то еще жива! Любая женщина на твоем месте, не задумываясь, начала бы все сначала. И уж, конечно, не стала бы заливаться слезами при одном упоминании о муже, умершем четыре года назад. Знаешь, это здорово мешает в новых отношениях.

— Знаю. Но все так глупо вышло! Почему он не пустил за руль Пола? Почему не вернулся домой раньше? — Мелоди вскочила и начала мерить комнату шагами.

— И почему ты не осталась и не села за руль сама! — продолжила Элмон. — Это следующий вопрос, верно? Но сколько ни спрашивай, ответ будет один. Майкл умер. У тебя был хороший муж, но его больше нет. Ты должна с этим смириться.

«К тому же ты все равно не была с ним счастлива», — с грустью мысленно добавила Элмон.

Она никогда не забудет, как Мелоди позвонила ей однажды вечером. Разговор растянулся на полночи. Мелоди жаловалась на такие горести семейной жизни, о существовании которых между Майклом и своей сестрой Элмон даже не подозревала. Тогда в первый и последний раз Мелоди открыла сестре свою самую горькую тайну. Она считала, что у Майкла есть любовница. Элмон пыталась ее разуверить, убеждала, что Майкл любит ее, он просто много и напряженно работает… Теперь они никогда не узнают правды.

Усилием воли Элмон отогнала воспоминания и подняла глаза на сестру.

— Что еще пишет адвокат? — поинтересовалась она.

— Адвокат? — казалось, Мелоди не понимает, о чем идет разговор.

Элмон пощелкала пальцами перед веснушчатым носиком Мелоди.

— Да, адвокат. Что он еще пишет?

— Тебя это забавляет, верно? Все время даешь мне понять, что у меня мозги работают хуже, чем у тебя!

— Мозги у тебя работают прекрасно! — бросилась в атаку Элмон. — Ты обожала всякие головоломки, пока… пока не появился Майкл. Дай себе хоть полшанса, и, держу пари, к тебе все мигом вернется. А роль мученицы тебе не идет.

Мелоди оставила вызов без ответа. Казалось, она растеряла всю прежнюю энергию.

— Он пишет, что тетушка Прю оставила нам все. Дом в Эврике-Спрингз, все имущество… Еще пишет, что я, как единственная наследница, должна в течение месяца приехать туда и вступить во владение.

Элмон застыла с чипсом в руке.

— В Эврике-Спрингз? Нет, Мелоди! Не может быть! Скажи, что ты шутишь! — Один взгляд на лицо Мелоди подтвердил ее худшие опасения. — Точно! Та сумасшедшая старуха из Арканзаса! Та самая, которой Майкл посылал деньги с каждой зарплаты! — Элмон расхохоталась. — Тебе повезло, сестренка. Это могло случиться только с тобой!

— В письме сказано, что, если я захочу продать дом и имущество… — Она подняла обеспокоенные глаза на смеющуюся сестру. — Перестань, Элмон. Лучше давай подумаем, что теперь делать.

Элмон удивленно прищелкнула языком.

— О чем тут думать? Твои сбережения на исходе. А за этот дворец надо платить. — Она с отвращением обвела взглядом крохотную однокомнатную квартирку. Для Элмон оставалось загадкой, почему после смерти Майкла Мелоди переехала сюда. Сама Мелоди этого так и не объяснила. — Не забывай и о том, что из аэропорта сюда мне пришлось добираться на такси, хотя я предупредила о своем приезде и ты обещала меня встретить. Почему? Потому что старая кляча, которую ты упорно называешь машиной, каждый дюйм одолевает через силу.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.