Ловцы солнечного света

Шолох Юлия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Причину, по которой Марьяна отправилась в летний молодёжный лагерь, она прекрасно осознавала. Отдавала себе в принятом решении полный отчёт. А всё было просто - подруги. Что только не сделаешь за компанию: и в клуб пойдёшь, когда настроение ни к чёрту, и вина выпьешь, когда от спиртного воротит, и, скаля зубы, будешь сплетничать и хаять молодого человека, к которому неравнодушна. Вот и тут - нет, чтобы отправиться с родителями на нормальный курорт, или на дачу, где тоже неплохо, но гостей не принято привозить надолго, а лето длинное... так что большую часть времени подруг там не будет. Вместо этого Марьяна поддалась уговорам, а надо признать, не особо-то сильно её и уговаривали, собрала вещи и одним солнечным утром отправилась вместе с Аллой и Пси в лагерь.

Автобус, осуществляющий трансфер от ближайшей железнодорожной станции, оказался старый и пыльный, он тарахтел, взбираясь на каждую кочку так изнурённо, будто страдал отдышкой, и спинка кресла Марьяны отскакивала, стуча по алюминиевой основе, потому что давно уже отклеилась и держалась на одном только честном слове.

И вот, часок трясучки и глотания пыли - и впереди ворота лагеря, которые представляют собой основу из гнутых железных труб, обтянутых крупноячеистой сеткой-рабицей. Марьяна вышла из автобуса, выпрямилась, упираясь руками в поясницу, и с лёгким недоумением уставилась на недоразумение, называемое воротами и забором, второе, кстати, напрочь отсутствовало.

- Чего там такого интересного?
- рядом уже выпрямлялась Пси.

- Да вот думаю, и где же забор?

- А зачем он?
- пожала Пси плечами, - мы же все взрослые люди, не станем бегать из лагеря, как дети. А если станем - кого забор удержит?

- Да я вообще-то думала, забор не столько от нас, сколько от чужаков. Чтобы ни лез никто посторонний.

Пси не нашлась с ответом, но не очень-то взволновалась услышанным предположением. Ну нет забора - и нет, тоже мне проблема, ворота-то - вот они, так и сияют на солнце, новые совсем. А забор - бог с ним, с забором.

Вещи пришлось нести самим, и чемодан, с которым Марьяна за последний год посетила не одну страну, никогда прежде так жалобно не стучал дном об землю, а всё потому, что дорога была засыпана крупным гравием. Но это тоже ерунда, чемодан всё равно было пора менять, развалиться - к лучшему.

Примерно через пятьсот метров от забора дорога перетекла в заросший травой двор, окружённый бревенчатыми домиками, покрытыми облупившейся зеленой краской, и можно было считать, что они прибыли на место.

Встретила их женщина-комендант в сиреневом спортивном костюме, которая, несмотря на жару, вовсе не выглядела потной или изнуренной солнцем, зато проявляла много лишней активности не по делу - а именно, задавала массу вопросов, не всегда понятных. К примеру, про погоду в столице - это ещё ладно, ну мало ли, зачем ей знать, а вот на сколько процентов за последней месяц подорожало молоко в супермаркетах - это уже удивляло. Марьяна и Пси не смогли ответить, а Алла пробурчала с умным видом что-то неразборчивое, но как ни странно, женщина ответом удовлетворилась.

Несмотря на болтовню, комендантша довольно оперативно разместила девчонок в крайнем левом домике, не отстающем от автобуса своим почтенным возрастом. Даже возникал вопрос, кто из них кому кланялся бы, как младший. Марьяна представила эту ситуацию: встречу двух уважаемых старичков, их оценочные взгляды друг на друга, раздумья... и улыбнулась.

Комната, одна из трёх, расположенных в доме, была рассчитана на четырёх постояльцев, но их поселили втроём, потому что места в лагере еще оставались, но женщина предупредила, что в случае полного заполнения к ним кого-нибудь подселят. В данный момент девчонкам было все равно. Оставшись в одиночестве, они разобрали вещи, стараясь как можно чаще и сильнее наступать на скрипучие половицы в центре у стола, потому что этот злосчастный скрип их дико веселил, и они безостановочно хохотали, до тех пор, пока полностью не обессилили от смеха, а потом переоделись в шорты и майки и сразу же выскочили на улицу.

К окружающей дряхлую базу природе претензий не было. Пусть клумбы не пестрели цветами в строгом порядке, а трава не была подстрижена под линейку, но окружающая буйная зелень, и одуряющий лесной воздух все эти недостатки легко перечёркивали.

- Ну что, к администратору, сдадим ценности и документы на хранение, и свободны? И на реку?
- выдохнула Алла, которая всегда соображала быстрее остальных.

- Да!
- закричали девчонки.

И наперегонки бросились к зданию администрации, как первоклашки какие-то, почти толкаясь, хотя уже окончили третий курс института и перешли в ту прослойку, членам которой следует передвигаться степенным шагом.

    Сейфовые ячейки им выделили и тут же зарегистрировали в базе, в общем, всё прошло без проволочек. И в конце обслуживания, как в любом учреждении, где ты планировал провести более пяти дней подряд, выдали Ловцов света - похожие на плоские камешки хитрые устройства, которые фиксируют некоторые не разглашаемые данные владельца, а в случае использования передают эти данные на пункты автоматического контроля для проверки подлинности намерений.

    История появления Ловцов была в каком-то смысле необычна и удивительна. Однажды на Мировом съезде гуманного человечества, созданном для решения важнейших проблем, раскрыли данные о том, что повышающийся процент самоубийств среди жителей Земли, которым по сути всего хватает, в большинстве своем возникает в результате несчастной любви. Это когда нет возможности получить взаимность. И тогда в ходе длительных обсуждений было принято создать некий запрос - предмет, который жаждущий взаимности человек передавал объекту своей нездоровой страсти, которую не мог заглушить иными методами и тот должен был провести с ним наедине несколько часов, не отказывая в стандартном сексуальном контакте - попросту дать временное подобие любви. Конечно, также предусматривались случаи, когда можно было отказаться от полученного Ловца. К примеру, если ты состоишь в браке и ваша семья счастлива, или если ты имеет противопоказания от врача, но случаи отказа рассматривались на специальных комиссиях с участием множества специалистов, то есть моментально обнародовался факт того, что гражданин такой-то передал гражданке такой-то Ловца. Или как говорили "ловил её свет". А с современным уровнем сетевой доступности эта информация становилась общеизвестной в течении нескольких минут и все твои друзья, знакомые и семья тут же оказывались в курсе дел, которые всё ещё входили в разряд личных и неприкосновенных. Неизвестно почему, но в век вседозволенности всё, связанное с Ловцом стало чем-то очень интимным, поэтому люди предпочитали хранить тайну и никого в неё не посвящать. Ещё бы... обладать настолько нездоровой страстью, которую не перебивает даже равнодушие к тебе объекта твоей любви - кто захочет признаться в чём-то подобном? Сказать - я так слаб, что готов умереть, но не жить без человека, которому и даром не нужен? Кто в этом признается? Разве что люди, больные психически, но их вычисляли раньше, чем доверяли им Ловцов.

    Поэтому на деле пользовались Ловцами довольно редко, а случаи отказа от его получения вообще транслировали по телевидению как скандальные ток-шоу, которые все презирали, но всё равно смотрели с упоением. Ещё бы - речь-то о чужом горе, не о твоём.

    Марьяне ни разу за все её двадцать лет не вручали Ловца. И она никому не пыталась его вручить, даже в голову ни приходило, что им действительно можно воспользоваться. Брала она протянутый камешек, не задумываясь, по привычке, потому что это такая же обыденная вещь, как средства предохранения или прокладки. И в этот раз - взяла да сунула Ловца в сумку к ненужным и маловажным предметам вроде косметической помады или бумажных салфеток.

    Итак, пройдя все формальности, девчонки вырвались на улицу и огласили близлежащее пространство восторженными воплями победителей всего мира в целом и местных формальностей в частности.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.