Тринадцатое небо

Леонов Федор

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тринадцатое небо (Леонов Федор)

Леонов Федор Владимирович

Тринадцатое небо

   Фёдор Леонов

ТРИНАДЦАТОЕ НЕБО

   Альтернативная история. Попадание в средневековую Индию домогольской эпохи.

12 а. л.

АННОТАЦИЯ

   Способен ли главный герой изменить ход истории? Готов ли к тому, чтобы вкусить плоды таких изменений? Жизнь задала ему непростые вопросы. Ответы на них он получил посте того, как прошел сложнейший путь от российского салабона - срочника до раджпутского князя. Ведь обретённая воля к борьбе, как известно, ведёт к свободе.

***

   Индия-колыбель человеческого рода, место рождения человеческой речи, мать истории, бабушка легенды и великая мать традиции. Наши самые ценные и самые поучительные материалы в истории человека накоплены только в Индии".

   Марк Твен

КАЖДЫЙ ВЫБИРАЕТ СВОЁ

   Под утро погода испортилась. Небо затянуло хмурыми облаками. Мукеш, добрую половину ночи переводивший старинный текст с санскрита на русский, еле заставил себя встать с кровати. Времени до начала занятий оставалось мало. Сделав несколько глотков горячего кофе, он надел куртку, вышел на улицу и только на перекрестке сообразил, что не взял зонт. Но вернуться за ним уже не позволяло время. Через сорок минут начнутся занятия в аспирантуре. Если вернётся домой - не успеет к автобусу.

   На всякий случай он прибавил ходу и подошел к остановке на несколько минут раньше, чем обычно, присел на скамейку и принялся рассматривать транспорт, несущийся по дороге. Уже год он откладывал деньги на машину, поставив перед собой цель: купить приличную иномарку после того, как получит ученую степень. Да и отец обещал подкинуть ему немного денег в качестве подарка за успешное окончание аспирантуры.

   Мукеш пробивался в жизни сам. Его родители не были состоятельными людьми. Обыкновенные инженеры с хорошей зарплатой, на которую возможно раз в году отдыхать на побережье Италии или Испании, да понемногу откладывать на "черный день".

   А вот большинство его сокурсников имели состоятельных родителей и любили развлечения. Занятия посещали, как бог на душу положит, а подруг меняли, как перчатки.

   "Каждый выбирает своё...
- рассуждал Мукеш.
- Походы по ресторанам и ночным клубам знаний не прибавят, но ничего не поделаешь. Слушать меня они не хотят и отказываются признавать, что последствия попусту растраченного времени и здоровья предсказуемы...".

   К остановке подъехал автобус. Мукеш вошел на заднюю площадку и протиснулся к окну. По стеклу закрапали первые капли дождя. "Как всегда. Обычная Питерская погода. То ли дело в Индии...".

   Частенько, вместе с отцом, аспирант смотрел передачи индийского телевидения... Санскрит - современный и средневековый он знал отлично. Историю индийских народностей - не хуже. Ведь это его специализация.

   Глядя на дождь, Мукеш задумался и вспомнил рассказ отца: родители отправили его учиться в дружественную страну - Россию на радиоинженера. Сын выучился... и остался в Питере на постоянное место жительства, так как женился на русской девушке. Несмотря на иной российский менталитет, он продолжал чтить законы индуизма, а сына с детства заставлял постигать азы непростой религии и частенько повторял: "читай Рамаяну, Махабхарату, Веды. В них сосредоточена великая мудрость жизни".  Он читал, и не только Веды, и сам от себя не ожидая, еще в старших классах школы увлекся военной историей и вдруг "тяжело заболел" желанием отслужить в армии срочником.

   Друзья и близкие не понимали его. В то время как его ровесники косяками шли мимо военкоматов, он, наоборот, стремился туда. Вопреки воле отца и желанию матери, впечатлённой разговорами об армейском беспределе, уверениям друзей, что затея отстойная, он все равно мечтал служить. И дело было не в патриотизме, которым его подкалывали знакомые. Его голова забилась иными иллюзиями, вскормленными не только примерами героев российской истории, но и индийского эпоса. Подобно Пандавам, он хотел встать против Кауравов и, обладая хорошо развитым воображением, подаренным ему природой, видел себя победителем всех демонов, что олицетворяли ложь, бесчестье, низость, подлость, алчность, властолюбие и мечтал внести посильный вклад в изменение мира в лучшую сторону. Но вот как понять, что лучше, а что хуже в масштабах Вселенной? Где истина - золотая середина? Да и какой из него воин, если он пороха не нюхал? При всем богатстве выбора иной альтернативы, как служить, он не видел - слова из Бхагават-гиты прочно засели в его голове: "...знай, неразрушимо то, что всё пронизывает. Никто не способен разрушить непреходящее. Все тела преходящи, а воплощённая душа вечна, неразрушима и неизмерима; поэтому сражайся, о потомок Бхараты...".

   Он рисовал себя блистательным сильным и благородным воином, воплощением самого Арджуны. Но уже в учебке этот образ сдулся сам собой, поблек, и от вселенских масштабов мечтаний осталась одна банальность - поспать лишний часок. Реальность отчетливо дала о себе знать во время первого же кросса под палящим солнцем "от завтрака и до обеда". Пропылив кирзачами четыре километра под зоркими взглядами командиров, требующих полную выкладку, от воображений не осталось и воспоминаний. И к финишу он притащился далеко не кшатрием, а унылым дэвом, которого веками употребляли бета-тестером в аду. Вся доблесть ушла в натертые мозоли и гудящие с непривычки мышцы, благородство отдавало тем же душком, что и портянки с гимнастеркой, а чистота помыслов поблекла, как собственная в потёках пота физиономия. Действительность вытряхнула его из иллюзий, как окрик старшины из сна - безапелляционно и за секунды. Мукеш быстро понял, что он всего лишь жалкий "дух" и выглядит таким же "великим" Арджуной, как ротный прапорщик прима - балериной. Но он дал себе слово не сдаваться так просто. Его девиз - не прогнуться и не сломаться, быть достойным звания ЧЕЛОВЕК, посему надо выдержать - доказать самому себе, что способен отвечать за свои действия и преодолевать свалившиеся на голову плоды таких действий...

   Увидев, что происходит с сыном в учебке, отец, успел нажать на "нужные рычаги", и приехавшие "покупатели" взяли его в гвардейский мотострелковый полк. Мукеш посчитал такое неожиданное для него обстоятельство знаком - он на верном пути и получил первый приз судьбы - первую победу над слабостью. Но ступив за ворота части, сразу понял, что получил не приз, а урок. Первый, как раунд. А теперь начался второй. Судьба задала ему еще более жесткие рамки для ответа на вопросы: "кто я и что из себя представляю?" И речь шла уже не только о физической выносливости, но и о моральной. Для дедов, овладевших техникой рукопашного боя и готовящихся к дембелю, он был "духом" - "салабоном" из низшей касты, к тому же "чурбаном", так как наполовину индус, и пришлось ему выдержать неслабый прессинг прежде, чем они признали Мукеша "своим".

   Только спустя год, впервые услышав вместо пренебрежительного окрика: "эй, чурбан!" - "слышь, индус!", до него не сразу дошло, что он победил слабость. Осознание пришло позже, когда будучи уже "черпаком", под его взглядом погасла очередная разборка между "дедом" и "духом", после чего новобранец продолжил драить полы, но больше не умывался собственными слюнями и кровью...

   Мукеш вспомнил, как сам натирал пол носом, придавленный сапогом сослуживца под гогот старших. И как, озверев вмиг, топил в ведре обидчика, не соображая, что делает. Как, подобно Арджуне, дрался - словно в последний раз, словно за саму жизнь, а потом упорно твердил в медсанчасти, что сломал ребро, напоровшись ночью на тумбочку. Для офицеров разборка закончилась поражением, а для него победой. И цена не имела значения. Именно в те, оставшиеся далеко позади дни, выдержав сначала драку с дедами, потом давление комсостава, он впервые с момента отбытия от призывного пункта почувствовал себя мужчиной, а не пацанёнком - марионеткой, и понял, что значит уважать себя. И как-то само собой его стали уважать и другие. Да и восточная мудрость Мукешу тоже пригодилась. Молодой солдат живо покорил сердца сослуживцев рассказами о средневековых сражениях, после чего снискал безусловное уважение практически у всех...

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.